Борис Титов. Заткнуть "дыру" в бюджете можно за счет курильщиков

Здесь и сейчас
19 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
Минздравсоцразвития не собирается отказываться от повышения ставки налогов с зарплат. Председатель общероссийской общественной организации "Деловая Россия" Борис Титов рассказал, каковы будут последствия этой инициативы.

Недавно правительство решило снизить ставку налога с фонда заработной платы с 34% до 30% после многочисленных жалоб малого и среднего бизнеса, на которые падала самая большая нагрузка.

Но сегодня замминистра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин заявил, что радоваться рано, - ставки будут опять повышены, но уже после выборов, к 2014 году. Он правда оговорился, что речь не идет о повышении до 34%, но вряд ли она будет ниже. Слишком уж часто Минздрав жалуется на "дыру" в бюджете Пенсионного фонда.  

Писпанен: Обсудим это с экспертом, у нас в студии сегодня председатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов, здравствуйте.

Титов: Добрый вечер.

Писпанен: Скажите, вот как только согласились все-таки понизить ставку, естественно, шла речь о том, что, во всяком случае, власти об этом говорили, что это чуть-чуть поможет, но опасались, что все зарплаты уйдут в серые схемы, как это было раньше. Произошло ли это?

Титов: Мы, как «Деловая Россия», постоянно мониторим эту ситуацию. У нас есть такой барометр, который каждый месяц замеряет по очень многим показателям настроение бизнеса и, в том числе, по теневым схемам. Вот если в сентябре 2010 года приблизительно 6% предпринимателей говорили о том, что они платят в конверте заработные платы (анонимный у нас опросник), то в мае этого года заявило об этом 40%. Представляете, какой рост теневых зарплат. Поэтому, конечно, мы это чувствуем каждый день, мы чувствуем, что та ставка налога, которая была введена - 34% - неподъемна, особенно для предприятий именно машиностроения, перерабатывающих предприятий реального сектора экономики малых и средних.

Писпанен: И вот мы сегодня узнаем, что, скорее всего, после выборов все-таки все вернут на круги своя. И это значит, чтобы были очередные предвыборные такие ходы, «да конечно, мы пошли вам навстречу, как же, страдает малый и средний бизнес, давайте ему поможем»?

Титов: Не знаю, на каком основании Воронин делает такие заявления. Мы надеемся, что это только шаг в сторону понижения, потому что то, что мы боролись, мы говорили о том, что ставка должна быть подъемная, ставка 15% для бизнеса. Мы еще говорили - у нас же есть льгота для богатых.

Писпанен: Она и сейчас не 15 даже после понижения.

Титов: Да, я понимаю. Мы добились, но только компромисса. Тем не менее, мы хотели 15%, но для всех. Потому что сегодня выше 513 тысяч, ввели новую - 10%, но это не 30, а только 10. Мы говорим о том, что у всех и богатых и бедных должна быть единая ставка страховых платежей в районе 15%. Вот это наша позиция.

Писпанен: Почему это все время увязывается с дырой в Пенсионном фонде? Действительно это таким образом влияет?

Титов: Да потому что это - единственный источник накопления Пенсионного фонда. На этот счет мы тоже делали предложения. Потому что нельзя завязывать на предпринимателе, особенно нас, кто больше всех платит, это реальный сектор, это даже не нефтяники. Мы считали, например, зарплата официальная на сайте «Газпрома» у Миллера 1 миллион 200 тысяч долларов. Так его эффективная ставка - 2,2%. То есть, для богатых...

Писпанен: На данный момент богатые платят меньше?

Титов: Меньше, конечно. Поэтому мы, еще раз хотим, показывали, что не может быть ЕСН, или страховые платежи, единственным источником пополнения Пенсионного фонда. Мы предлагали, чтобы вообще отделить тех пенсионеров, которые живут по новой системе, которые с 66-го года рождения, которые уже накапливают свои пенсионные, съемы делают индивидуальные, отделить от тех, которые старшего возраста. Создать Пенсионный фонд старших поколений и пополнять его уже не за счет страховых платежей, пополнять как нормальная, фискально, то есть, за счет налоговых платежей и акцизов. Акцизов на табак, алкоголь.

Писпанен: Это же тяжело достаточно постоянно хорошо собирать налоги?

Титов: Почему? Курильщики могут им платить, вносить свой вклад в пенсии старшего поколения. Алкоголь. Мы говорили о том, что должен быть налог на недвижимость, нормальный, а не тот, который существует сегодня налог на...

Писпанен: Это что ж, у всех не будет тогда, кто может купить себе по 10 квартир, не будет по 10 квартир?

Титов: Дифференцированный. Смешно, что сегодня страна этого налога собирает меньше, чем стоит его обслуживать. Мы собираем 15 миллиардов рублей налога на недвижимость физических лиц. Этого не хватает для того, чтобы выплатить зарплаты налоговым инспекторам по этому налогу. А представляете, какая собственность у нас везде, по всей России, какие огромные особняки стоят и не только у бизнеса, а и у чиновников тоже?

Писпанен: Да вы что? Не может быть?

Титов: И вот, если он будет хотя бы тысячу долларов платить с миллионной стоимости, это уже хватит, чтобы весь Пенсионный фонд обеспечить.

Писпанен: Да вы что, он же привык, наверное, что вообще в принципе обычно ни за что не платится, у нас же все сваливается с неба.

Титов: Пора отвыкать. Если мы хотим нормальные выплачивать пенсии пенсионерам, то пора привыкать к тому, что с большого имущества должны платиться налоги.

Казнин: Вы же сегодня встречались с Путиным, у вас еще предложение было по организации 25 проектов до 2025 года, и какое-то бешеное количество рабочих мест вы обещали?

Титов: 25 миллионов…

Казнин: 25 миллионов!

Титов: Это как раз то количество высокопроизводительных рабочих мест, которое должно быть в стране для того, чтобы обеспечить задачу «34 тысячи евро на душу населения», ВВП на душу населения.

Казнин: Кто же работать-то будет? Где взять 25 миллионов?

Писпанен: Они же все пьют.

Титов: Подождите. У нас сегодня около 70 миллионов рабочих мест. Мы говорим 25 - это должно быть за счет повышения производительности существующих, приблизительно половина, а половина за счет создания новых предприятий. У нас сегодня практически нет нормального перерабатывающего сектора. У нас произошла деиндустриализация, о чем много говорили и с профессором Иноземцевым. И сегодня необходимо восстанавливать промышленность. Это создаст, по крайней мере, 10 миллионов рабочих мест. Поэтому мы и говорим о том, что нужны новые рабочие высокопроизводительные места, но сегодня я представил просто дорожную карту, как мы это назвали, где в каких секторах и за счет чего эти рабочие мест могут быть созданы. Первый этап, мы говорим о том, что надо выбрать 10-15 миллионов, извините, 10-15 проектов, которые станут первым шагом для того, чтобы создавать эти рабочие места. Это вы знаете, новый подход к реформированию экономики. Потому что мы сегодня говорим все время о каких-то макроэкономических подходах, о том, что необходимы институциональные реформы, что надо менять и судебную систему, и налоговую, это очень сложный комплексный вопрос, тем более что все реформы у нас в стране, они блокируются, по существу, бюрократами. Так вот, мы предлагаем потихоньку с микроэкономики начать, с проектного принципа. Начать очагово. То есть, создать 10-15 кластеров или территориально-производственных комплексов, как это называлось в Советском Союзе, при Советском Союзе, где создать особые зоны новой экономики. Это, допустим, и такие вещи как кластер сельхозмашиностроения в Ростовской области, кластер животноводства в Калмыкии, мясного животноводства, кластер точного машиностроения в Свердловске, винодельческий кластер Северного Кавказа или провинций Северного Кавказа, вот таких 10-15. Мы вообще по всей стране собрали больше 200 предложений...

Казнин: А управлять кто этим всем будет?

Титов: Должна быть специальная система управления. Категорически против того, чтобы было правительство, потому что управление текущим состоянием экономики нельзя совмещать с управлением развития.

Писпанен: Вы как бизнесмен вот это серьезно сейчас говорите?

Титов: У них той экономики, оставшихся экономики пока хватит, хватит им.

Писпанен: Вам дадут, скажут, «пожалуйста, забирай себе все, делай бизнес»?

Титов: Нам, или управляющей компании… На каждом проекте должны работать свои управляющие компании, как это делается во всем мире, управляющие компании кластеров.

Писпанен: Во всем мире - это не в России.

Титов: Подождите, надо же все-таки двигаться вперед. Там могут быть иностранные управляющие компании, а координировать эту работу должна новая структура, которую мы назвали «Администрация развития». И эта администрация, может быть новой структурой типа агентства, которые созданы в России, а может быть по контракту переданы эти функции существующим общественным структурам. И, как «Деловая Россия», мы сказали, мы готовы это взять, мы знаем, как делать такие проекты.

Казнин: А зачем это делать, если просто надо создать условия, чтобы люди могли сами дело открывать? Зачем еще одна структура?

Титов: Сами они не сделают, потому что для того и существуют кластеры, чтобы путем объединения по вертикали и горизонтали разных предприятий в единую цепочку производственную сокращать расходы, получать специальный пакет государственных мер поддержки именно по этому кластеру, и получать дополнительный импульс за то, что … Вы знаете, есть такое понятие «клопетишен»…

Писпанен: И все это исключая всю чиновничью лестницу, которой нужно заносить постоянно?

Титов: Вы все время говорите об этом, а этот кластер может быть освобожден от этого давления.

Писпанен: Как? Объясните.

Титов: Как? В «Сколково» специальные решения были приняты по тому, чтобы Сколково, вы сейчас не услышите ни от одного инвестора «Сколково», что на него оказывается коррупционное давление. Вот приблизительно также будет в каждом из этих кластеров. Это будет под крышей. Нельзя сегодня убрать коррупцию из всей страны – невозможно, но отдельные 10-15 проектов возможно сделать вне…

Писпанен: И что Путин сказал?

Титов: Он поддержал, сказал, что идея очень интересная, расписал Набиуллиной, мы готовим предложение уж конкретное.

Казнин: Кто же вам даст? Это же огромные деньги.

Титов: Еще раз, если мы говорим о всей стране, то никто не даст. А если мы говорим о 10-15 новых практически проектах…

Казнин: Нет, вот это вам кто же отдаст-то? Это же тоже огромные деньги, это же будете опять же просить бюджетные деньги?

Титов: Нет. Вот, извините, мы считаем, что финансирование от бюджета в данном случае вообще не требуется. Требуется только финансирование начальной стадии, как обычно бывает на …

Писпанен: Так у нас правильно, финансирование не требуется, бумажка требуется, разрешительная.

Титов: Бумажка, да.

Писпанен: Разрешительная бумажка тоже стоит денег.

Титов: Подождите, не все бумажки стоят денег. Мы пока ни за что не платим как «Деловая Россия», когда такие предложения делаем. А от государства что нужно: стимулирование системы мер тарифной, налоговой поддержки этого кластера и, кроме того, гарантии. Например, смотрите, какие гарантии могут быть, не финансовые, организационные. О чем мы говорим, о том, что государство может казать инвесторам, «приходи, инвестируй», но если все-таки тебе не понравится, если на тебя будет оказываться коррупционное давление, тебе не дадут сделать нормально проект, то через 5 лет я могу у тебя, я обязан будут откупить обратно акции по цене вхождения, минус 10%. Инвестор будет рисковать только 10% от сумм вложения, и тогда у него, конечно, будет намного больше стимулов войти, потому что риски будут значительно меньше.

Казнин: Посмотрим, как будут реализовываться эти теоретические построения. У нас экономика и политика…

Титов: Давайте во что-то верить.

Писпанен: Давайте, очень хочется верить.

Титов: Потому что, еще раз, изменить в экономике все сразу практически невозможно, а если мы применим такой микроподход, отчего шансы возрастают.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия