Борис Резник: социального жилья для переселения пострадавших от наводнения в Хабаровске просто нет

Здесь и сейчас
11 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
У нас в студии был депутат Государственной думы от Хабаровского края, почетный гражданин города Борис Резник, который во время пика наводнения был в родном городе.
Таратута: Вы были в родном городе. Расскажите о ваших впечатлениях.

Резник: Я приехал только что, можно сказать, пару дней тому назад. Мы пока еще не можем осмыслить масштабы беды и ущерб, который будет от этого наводнения. Вода ушла из Хабаровска, можно сказать, но сегодня тяжелейшая ситуация в Комсомольске-на-Амуре, в Комсомольском районе. Я только что пролетел над этим районом, мы там остановились. Проехал, где можно было проехать, побывал на строительстве дамбы. Тогда еще вода была 8,7 метра, сегодня она уже более 9 метров, и дальше она идет в низовья. Это Богородская, это населенные пункты, в низине находящиеся на Амуре, дальше Николаевск на Амуре.

Дальше беда  в том, это нередкое явление у нас - паводки, никогда не бывало таких уровней. У нас при пяти метрах вода выходит на пойму, как правило, дачи затопляло, небольшие строения. Был паводок в 1984 году, я помню, очень серьезный, но сегодня все исторические максимумы пройдены. То, что это не весенний паводок, а осенний, и холода уже наступают, в Москве уже прохладно, можете себе представить, какие температуры на Дальнем Востоке, в низовьях Амура, ближе к северу.

Казнин: А успеют справиться с этим? Потому что одно дело - выделить деньги, а другое дело…

Резник: Вот это есть самая большая проблема. Если не уйдет вода, не сумеем просушить фундаменты, схватит мороз, их начнет рвать, пойдут трещины по стенам. И тогда ущерб - не несколько тысяч домов непригодных для жизни, а, может быть, несколько десятков тысяч домов. Вопрос станет - куда переселять людей.

Таратута: Такое всегда впечатление у зрителей, когда ты сидишь по это сторону экрана, что у нас любое явление природы, любое стихийное бедствие как будто в первый раз. Как вы можете оценить подготовленность к этому процессу?

Резник: Это впервые, никогда такого не было, чтобы нам приходилось эвакуировать в таком количестве людей. Я хочу сказать, что на этот раз просто удивительно слаженно работают все власти, армия, МЧС. Я только что был на строительстве дамбы, меня просто поразило. Представьте себе, такая пасмурная погода, солдатики носят за 800 метров тяжелейшие мешки с песком. Смотрю: один вроде как возраста непризывного. Я ему говорю: «А вы сверхсрочник?», а он: «Я всех сроков служу. Я подполковник», а он в солдатской робе, подполковник замкомандира полка. Я ему говорю: «А что же вы сами носите эти мешки?» - «Беда такая, что тут уже не до званий». Беда объединила, и люди работают очень серьезно, можно сказать, героически.

Казнин: И все-таки про жилье, про временное, постоянное.

Резник: Вот это очень большая проблема, потому что у нас сегодня, к сожалению, такого социального жилья, куда можно было переселиться за те деньги, которые обещаны, мало, очень мало. Если потребуется дополнительное жилье, оно коммерческое, а в коммерческое люди вкладывают деньги, туда уже никого не переселишь. У меня есть такое ощущение, что мы можем потерять, если не предпримем какие-то чрезвычайные меры, причем отсюда, из Москвы для закрепления людей, для того, чтобы они… Сегодня есть вера, что федеральный центр не бросит. Когда был Путин, он сказал, что мы никого в беде не оставим.

Казнин: Слишком далеко это. У нас как в средние века: чем дальше, тем сложнее контролировать.

Резник: Я думаю, что сейчас контролеров хватает на всех уровнях, были бы деньги. А деньги, я думаю, пойдут на то, чтобы помочь людям, попавшим в беду.

Казнин: А есть те, кто построит это жилье?

Резник: Быстро его не построим.

Казнин: А где будут жить люди зимой?

Резник: Есть варианты. Во-первых, есть сборные дома, временные, по линии МЧС можно, есть у нас домостроительные специальные комбинаты, которые строят передвижные домики. Найти выход можно и нужно. Как у нас сегодня выходят из положения? Военные санатории, туда переселили. Там комфортные условия, сегодня там уже не до отдыха, там живут люди. Есть у нас санаторий на Красной речке. Я думаю, что и другие какие-то объекты можно задействовать.

Таратута: А можно вас про политику немножко спросить?

Резник: Давайте.

Таратута: Потому что вода водой, а выборы выборами. Как вообще проходили выборы на Дальнем Востоке?

Резник: Я прошел сам, четырежды избирался, дважды по одномандатному округу. Сейчас я, когда был на Дальнем Востоке, нигде никаких вопросов о выборах не возникало.

Таратута: Там же были, как я понимаю, подозрения о низкой явке.

Резник: Не до выборов сейчас ни губернатору, ни мэру. Выборами вообще не занимались. Но их избрали у нас с довольно хорошими результатами, где-то у 67% у губернатора и у мэра примерно такие же цифры. Люди видят - мужики стараются, из кожи вон лезут, чтобы с бедой справиться. Проголосовали, никаких схлестов, столкновений не были. Портреты висели соперников, от Компартии, от ЛДПР. Повесили в свое время.

Таратута: А новый министр по Дальнему Востоку, как вам эта кандидатура?

Резник: Я пока, к сожалению, не знаком с новым министром. Я могу сказать самые добрые слова о старом министре - о Викторе Ивановиче Ишаеве. Я пацаном приехал на Дальний Восток, он тогда был бригадиром сварщиков на заводе судостроительном. Это настоящий руководитель  с Божьей милостью, это настоящий ученый. Его, можно сказать, на руках несли в академию. Представляете как, чиновников не любят академики, сколько они отвергали чиновных людей, которые пытались избраться. Ишаев с колоссальным преимуществом был избран в действительные члены большой академии. Как экономист он разработал стратегию развития Дальнего Востока. Я думаю, что самые добрые слова ему надо сказать за это, слова благодарности.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.