Борис Немцов: моя должность – Борис Немцов, а когда я был маленьким – я работал губернатором

Здесь и сейчас
10 сентября 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Выборы мэра Москвы и избирательные кампании в регионах мы обсудили в прямом эфире с Борисом Немцовым, избранным депутатом Ярославской областной Думы.
 Лобков: Вы второй после Григория Явлинского избрались простым депутатом законодательного  собрания. О Явлинском с тех пор как-то ничего не слышно. Вы не боитесь, что это мощный прорыв, как вы сказали, а начало политического забвения?

Немцов: Во-первых, я не очень похож на Григория Алексеевича. Меня в Ярославле народ все время  с Филиппом Киркоровым путал, с Сергеем Захаровым и, по-моему, с Максимом Галкиным.

Макеева:  Это путь к успеху, но только совсем иного рода.

Немцов: Если серьезно, могу сказать: во-первых, я первый в России один из лидеров несистемной России, кто победил на выборах. Григорий Алексеевич к несистемной оппозиции не относится, как вы знаете. Второе: мы провели уникальную антипутинскую кампанию, которая началась с митинга 16 июля в Ярославле, где начальник моего штаба Илья Яшин вместе с тысячами ярославцами кричал «Путин – вор». Мы распространили среди ярославцев десятки тысяч моих докладов «Путин. Итоги», «Путин. Коррупция», «Зимняя Олимпиада в субтропиках» и доклад о дворцах, яхтах и самолетах Путина, называется «Жизнь раба  на галерах». Мы предложили ярославцам 5 антикоррупционных законов, один из которых об отмене политической цензуры в ярославских СМИ. Я считаю, что мы провели абсолютно честную кампанию с Болотной и Сахарова, только я бы сказал, сконцентрированную на ярославских проблемах. Они украли  у нас минимум два мандата. Если вы следили за выборами в Ярославле, то в 12 часов ночи после выбора у нас было больше 10%. Потом, видимо, напуганные тем, что реальная оппозиция будет в Ярославской думе, они написали нам чуть больше 5%. Завтра мы вместе с другими партиями обнародуем меморандум о непризнании выборов  в Ярославской области. В четверг они собираются объявить итоги фальшивых выборов, а мы в четверг подаем иск в областной суд об отмене итогов выборов и проведении честных выборов в Ярославской области. Я на «Дожде» это говорю впервые. Завтра это будет объявлено на меморандуме. Я считаю, что моя позиция несколько отличается от позиции Григория Алексеевича. Чуть-чуть совсем.

Макеева: Дело не в позиции. Дело в последствиях.

Немцов: Я сопредседатель партии «РПР-Парнас», я один из лидеров движения «Солидарность», это общефедеральная структура, я собираюсь оставаться федеральным политиком, никто меня задвинуть не сможет. Я буду работать в Ярославской областной думе на профессиональной основе. Я добьюсь принятия пяти антикоррупционных законов для Ярославской области. Я считаю, что эти законы могут быть приняты, в том числе на уровне Москвы, потому что закон об отмене политической цензуры универсален. Закон о замораживании тарифов до проведения аудита коммунальных компаний универсальный.

Лобков: Нет никакой политической цензуры, просто владелец компании может неформально кому-то что-то сказать. Формально у нас же нет цензуры.

Немцов: Можно я про Ярославль вам расскажу? Вам понравится. Первой в списке «Единой России» была Валентина Терешкова. Помните такую? Вспомнили быстро. В день выборов (внимание»!) фильм «Чайка», а также фильм про полет первой женщины в космос – она первая в списке «Единой России» - крутили дважды. Я подчеркиваю: дважды! За день до выборов, вернее, за неделю до выборов, они вернули нам деньги за уже проплаченную рекламу на телевидении. Просто вернули. Сказали: «Нам не нужны ваши деньги, вашей рекламы больше не будет». В Ярославле, когда был суд над Урлашовым 30 августа (Басманный, кстати говоря, суд, где ему продлили арест до 3 декабря), не было ни одного ярославского журналиста. «Дождь» был, а журналистов из Ярославля не было. Хотя на каждом углу – поскольку за Урлашова проголосовало больше 70% - спрашивали только про него. Я оказался единственным участником кампании, который дал за Урлашова поручительство. Там выборы прошли по лекалам декабря 2011 года, которые вызвали акции протеста в Москве, на Болотной и на Сахарова. Ровно то же самое. Говорить, что ты член партии «Единая Россия» опасно, можно получить в морду. Реально людей били за то, что они говорили, что принадлежат…

Лобков: Не очень хорошо, по-моему.

Немцов: В итоге  эти «жулики» и «воры» имеют большинство в Думе. Очевидно, что мнение народа никакого отношения к результатам выборов не имеет. Поэтому завтра на пресс-конференции представители Коммунистической партии, «Справедливой России», «РПР-Парнас», Патриотов России и «Гражданской платформы» (вы увидитесь) объявят о том, что мы эти выборы не признаем, считаем, что выборы сфальсифицированы, все итоги сфабрикованы, и мы требуем проведения новых выборов, и будем судиться с ними.

Лобков: Будете ли выводить людей на площадь так же, как вчера сделал Алексей Навальный?

Немцов: Ярославль, в принципе, протестный город. В Ярославле были очень крупные митинги. Первый был 19 июня, там еще Урлашов не сидел в тюрьме и заявил о том, что хочет быть губернатором. Через две недели после этого его посадили. Второй митинг, о котором я уже говорил, был 16 июля. Он собрал для Ярославля огромное число людей – до 7 тыс. человек. Это эквивалентно 150 тысячам в Москве. Дело в том, что население Ярославля в 20 раз меньше, чем в Москве, поэтому надо все цифры на 20 умножать. 7 тыс. на 20 умножить – будет 140 тысяч. Это самый крупный митинг на проспекте Сахарова. Я считаю, что народ в шоке. Они скрывали, что они члены партии «Единая Россия». Нигде на билбордах не было написано. Например, руководитель партии, товарищ Осипов (он председатель Думы)…

Макеева: Ну, это уже такая тенденция… Тренд был заложен в декабре 2011 года.

Немцов: И сейчас они имеют наглость бесстыжим образом заявлять, что они получили большинство в Думе.

Макеева: Вы пока увлечены политической борьбой с «Единой Россией» в этом регионе. Вы намерены это продолжить. Вы переедете в Ярославль? Вы будете там жить на постоянной основе?

Немцов: Да. Сейчас риэлтор занимается поиском квартиры. Я буду там работать на постоянной основе. Я, скорее всего, буду работать в бюджетном комитете. Мне не нужны никакие должности. Должность моя – Борис Немцов. Этого вполне достаточно. Слава Богу, мы сумели донести нашу позицию до огромного числа людей. Я, кстати, провел около 100 встреч, и всего одна была в помещении, и то в День знаний, в школе №48. Все остальные встречи были во дворах, что  я уже часть ярославской жизни, но, естественно, я буду федеральным политиком.

Макеева: Хочу продолжить тему, которую начал Павел Лобков по поводу политического будущего. Мы помним другие примеры, когда Никита Белых стал губернатором Кировской области, когда Мария Гайдар уехала в Кировскую область, и были тоже эти разговоры, интервью: «Как вы там будете?». «Что вы! Так интересно, Вятка – такой город. Сейчас мы там все всколыхнем». И мы знаем, чем это закончилось. Маша Гайдар оттуда уехала, несмотря на то, что очень полюбила Вятку. А Никита Белых в день Единого дня голосования ответил что-то вроде: «Вот уезжаю из Москвы, к сожалению, не со всеми успел встретиться, не каждому успел привести мед из Кирова».

Немцов: Маша, можно, я объясню, в чем дело? Эти люди хотели вписаться в вертикаль власти. Губернатор – это часть вертикали власти. Ройзман – это часть вертикали власти. Это ошибка политическая. Они меня сейчас все в губернаторы двигают. Я был губернатором. Когда вы были маленькой девочкой, а Лобков только начинал работать на НТВ, я тоже был маленьким. Я был губернатором. Так вот я сообщаю: я не хочу быть губернатором Ярославской области.  Знаете, почему?

Макеева: Почему?

Немцов: Потому что я гнилую воровскую вертикаль вписываться не хочу и не буду.

Лобков: Так это очень удобно.

Немцов: Быть депутатом, который зависит  только от избирателя, я готов, и буду им.

Лобков: А вы уверены, что будете зависеть только от избирателя?

Немцов: Только не говорите про уголовное дело с «нашистом», я вас очень прошу.

Лобков: Что может сделать один депутат? Вас могут лишить слова. Вам могут… Не знаю, что с вами могут сделать.

Немцов: Павел, во-первых, мне очень трудно заткнуть рот. Они пытались, у них не получилось. Во-вторых, слава Богу, есть федеральные СМИ, к кому я могу обратиться. Сегодня я был вынужден, поскольку в Ярославле с журналистами проблема, устроить пресс-конференцию здесь, в Москве, по итогам ярославских выборов. Есть вещи, с которыми невозможно спорить. Например, я предлагаю партии «Единая Россия» принять закон о замораживании тарифов на услуги ЖКХ до проведения аудита. Голосуете поименно против, каждый, -  я про вас, про каждого, все расскажу. Уголовные дела против лидеров «Единой России» Ярославской области по неуплате налогов в особо крупных размерах. Они пытались это скрыть, я об этом рассказал всей стране, всему миру. Скрыть это невозможно. У меня есть одно преимущество: меня знает вся страна. Поэтому если они будут мне отключать микрофон в здании областной думы, то телеканал «Дождь» включит микрофон в своей студии. Или РБК включит, или «Нью-Таймс», или «Эхо Москвы». У них проблема со мной. Да, я один, и один в поле не воин, но это смотря какой «один». И это смотря какой воин.

Лобков: Вы сейчас капитализировали весь протестный….

Немцов: Нет.

Лобков: Все, что наработал Урлашов, этот протестный капитал был без дела, вы его, по сути дела, возглавили.

Немцов: Павел, все-таки, это не совсем так. Урлашов был всенародно избранным мэром. Он являлся членом «Гражданской платформы», это другая партия. По Урлашову у нас правозащитная позиция, мы не говорим, честный он или бесчестный. Мы говорим, что с ним расправились, и что он должен быть не на Матросской тишине, а под подпиской о невыезде. Мы говорим, что его должен судить не судьи Басманного суда, а суд присяжных. Потому что басманные судьи выполняют политический заказ. Мы говорим, что Урлашова сняли с выборов, в том числе и в областную думу, потому что «Единая Россия» боялась ему проиграть. Мы говорим, что это политически мотивированный процесс. Но мы не его адвокаты. Мне сегодня  Грешневиков, депутат Госдумы от «Справедливой России» (он возглавлял там список) и предложил мне участвовать в выборах мэра. Я не буду этого делать. Это мародерство. Я считаю мэром Ярославля Урлашова. Я считаю, что его Басманный суд лишил должности мэра абсолютно незаконно. За него народ проголосовал. Я (можно?) скромно буду работать депутатом областной думы, буду пытаться проводить депутинизацию на региональном уровне в Ярославской области, а также тиражировать ее по всей стране.

Лобков: А разве это возможно?  Мы ведь видим, кто локомотив всех 50 основных… основной части электората, в том числе, провластного: это бюджетники, люди, работающие на госпредприятиях, люди, работающие на предприятиях непрерывного цикла. Эти люди все равно под контролем губернатора. Они все равно будут всегда голосовать за тех, кто за губернатора. Это экономика и марксизм.

Немцов: Я понял. Это не экономика и не марксизм. «Единая Россия» всех достала. Они их просто ненавидят, презирают и за людей не считают. Вы не поняли. В Москве другое к ним отношение. Там – до ручки. Там было три события, которые привели к такой атмосфере ненависти. Первое – авиакатастрофа и крушение команды «Локомотив». Помните, два года назад это было? Когда многие жители Ярославля считают, что одна из лучших команд нашей страны погибла, потому что «Единая Россия» проводила там международную… Второе – это кража огромных денег в связи с подготовкой к 1000-летию Ярославля. Третье – арест всенародно избранного мэра. Четвертое – это уголовные дела против лидеров «Единой России» в Ярославле. Я могу сказать: они скоро там разбегутся. Там такой партии не останется. И то, что они себе нарисовали больше 40% - это не просто Пиррова победа, а абсолютная катастрофа. Просто они не понимают, что они сделали. Вы часто видели пресс-конференции, где участвуют коммунисты, «РПР-Парнас», «Справедливая Россия» и «Гражданская платформа»? Вы можете назвать мне хоть один регион в стране, где такая пресс-конференция о непризнании выборов возможна?

Лобков: Есть конспирологическая теория, что ожидают нас тяжелые времена экономические, возможно, осенью или зимой (уже и Путин отменяет часть своих предвыборных указов), и двигают вас по регионам….

Немцов: Кто меня двигает, Павел? Можно узнать?

Лобков: Кремль.

Немцов: Какой Кремль?...

Лобков: …Смотрите, туда пришла оппозиция, и что она сделала? Ничего не сделала.

Немцов: Подождите, я депутат думы, я буду продвигать пять антикоррупционных законов. Точка. Если «жулики» и «воры» за них голосовать не будут, я буду про них рассказывать. Я не губернатор.  И не собираюсь им становиться. У меня очень простая внятная позиция. Программу нашу поддержали люди. Я эту программу буду проводить, буду объяснять, что получилось и что не получилось. Буду работать честно, ни на что не претендую, у меня никаких коммерческих и финансовых интересов в Ярославле нет. Куплю себе квартиру, нашел уже место с видом на Волгу – все, как в Нижнем Новгороде. Вы ко мне приедете на новоселье в гости. Все будет замечательно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.