Борис Надеждин: Михаил Прохоров может вернуться в «Правое дело»

Здесь и сейчас
8 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Член политсовета партии «Правое дело» Борис Надеждин, который попытался захватить в партии власть и исключить из "Правого дела" людей Андрея Богданова, не исключает возвращения в партию ее экс-лидера.

Зыгарь: События последних дней обсудим с первым гостем, который присоединился к нам за нашим столом - это член политсовета партии «Правое дело» Борис Надеждин.

Надеждин: Я, честно говоря, ржал, когда слышал Чурова, что все эти ролики сняты на американские деньги. Вы знаете, я в своем блоге повесил протоколы подмосковные фальсифицированные, попросил всех присылать видео. И мне прислали 500 мегабайт видеозаписи с участков, где там «карусели» всякие, вбросы и так далее.

Зыгарь: Неужели в Подмосковье так много конспиративных квартир?

Надеждин: Я думаю, что американские деньги здесь ни при чем. Нет, это реальные записи простых людей, которые снимали на телефоны «карусели» и так далее. У меня огромная коллекция. Я думаю, что когда Чурова будут судить за фальсификацию, это его высказывания, в том числе, что все эти тысячи людей на американские деньги снимали ролики… Он еще урну съел, по-моему, да?

Зыгарь: Пряничную.

Надеждин: Я думаю, суд его признает невменяемым, и его простят.

Зыгарь: О Чурове мы еще поговорим, потому что к нам должны присоединиться гости, которые тоже обладают некоторым особым знанием по поводу того, как проходили выборы. Один из них даже сам работал наблюдателем на одном из участков и более того, является автором нашумевшего ролика. Он спускается по лестнице…

Надеждин: Я видел этот ролик.

Зыгарь: …И видит, как председатель комиссии ставит галочки. Давайте обсудим пока что вот этот странный митинг, который согласован властями на ближайшую субботу. Пока что непонятно где его можно провести. Партия «Правое дело», насколько я понимаю, как и все остальные зарегистрированные партии, не будет принимать участие?

Надеждин: Но у нас нет никакой партии. Сегодня мы назначили съезд, партия рухнула там. Я, слава богу, не участвовал в этих выборах с Богдановым. Я занимался своим Подмосковьем и так далее.

Зыгарь: Не участвовали? В смысле, вы…

Надеждин: Я нет, я был против выдвижения списка с Богдановым на съезде, голосовал против отставки Прохорова. Я в этой клоунаде не участвовал, нет. Сегодня мне удалось продавить решение о назначении съезда партии, хотя ее судьба мало кого, наверное, интересует. Но мы проведем съезд, очистимся там от Богданова, и будет такая, знаете, чистая лицензия. Может быть, Прохоров вернется, может еще кто придет.

Зыгарь: А как вы можете уверять, что действительно вы очиститесь от Богданова? Потому что сегодня, я так понимаю, было голосование, и три голоса «за», три голоса «против».

Надеждин: Главное, что для того, чтобы партию переделать, надо съезд провести, хочешь, не хочешь. Мы съезд назначили на конец января, и те мои товарищи в регионах, которые проливали кровь и бились на этих выборах, находясь под ударом и дубинок, и фальсификаций, и так далее, - это живые люди, они были в «Союзе правых сил», некоторые в «Яблоке» когда-то были. Я думаю, что мы эту партию реанимируем, она станет приличной, мне будет не стыдно рассказывать людям все, что было. А, может быть, еще Прохоров вернется.

Зыгарь: Скажите, а можно вот правда полагать то, что она будет приличной без какого-то вливания со стороны Кремля? Потому что, ведь мы помним, как…

Надеждин: Контроль Кремля осуществлялся через Богданова и его региональные организации. Я сегодня поставил вопрос о зачистке региональных организаций, которые богдановские. У нас через неделю будет федеральный политсовет и мы это все сделаем. Как происходил контроль Кремля? - Есть часть делегатов, которые богдановские, условно говоря, они голосовали там за Прохорова и так далее.

Зыгарь: Я хорошо помню, как несколько месяцев назад вы в этой студии говорили о том, что если вам, то есть, если Кремль назначит Кудрина, то «прекрасно, пусть будет Кудрин», а если Шувалов, то «прекрасно, пусть будет Шувалов». Вот когда еще Прохорова никакого не было.

Надеждин: Это было очень давно. Да-да.

Зыгарь: И вы ведь были согласны с этой участью.

Надеждин: Вы знаете, я никогда не говорил, что Кремль кого-то назначит, я говорил, что люди эти согласятся. В том конкретном контексте, в котором речь шла о Кудрине и Шувалове, в этом контексте вы понимаете, что вице-премьер не может уйти в партию со своей работы, не поговорив с премьером, естественно. Я об этом говорил. А ситуация с Прохоровым была совершенно другая. Но настолько я ее обсуждал, что просто больше не хочу.

Зыгарь: Нет, нет, я сейчас хочу про будущее. Сейчас ваши устремления все-таки они направлены на то, что какие-то знаковые фигуры идут в партию, или просто вы разуете Богданова и его сторонников, а там уже?..

Надеждин: Главное, чем я занят в ближайшие недели, на самом деле, - это борьба с фальсификацией выборов в родном Подмосковье, где я выдвигался не в Госдуму с Богдановым, а в Московскую областную думу, где на самом деле результаты выборов абсолютно не те, которые сегодня Мособлизбирком испугался публиковать, поскольку он завален жалобами и коммунистов, и «Наших», и так далее. По федеральным выборам пусть там Зюганов в Чуровым разбираются, но выборы Московской области, без всякого сомнения, фантастически фальсифицированы. У меня здесь протоколы есть (я так понимаю, про это еще можем поговорить здесь) - это просто ужас. То есть отнимали голоса десятками и сотнями у нас, у коммунистов, приписывали едру. Это все зафиксировано: у нас были тысячи наблюдателей, мы все это видим. Как в этих условиях можно объявлять, что то, что сегодня сказал президент, что власть в целом соответствует и так далее? Не знаю, может в стране другие данные? Но вот в Подмосковье ситуация такая, как я ее вижу. На самом деле, выиграли выборы коммунисты и, на самом деле, либералы прошли - вот что я вижу в Подмосковье. Результаты опубликованы совершенно другие. Точнее, они еще не опубликованы, они остановили публикацию.

Зыгарь: Да, они будут опубликованы, кажется, завтра.

Надеждин: Во вторник.

Арно: Вот смотрите, Владимир Путин считает, сегодня он об этом заявил, что сотни миллионов долларов приходит из-за границы, чтобы дестабилизировать ситуацию в нашей стране.

Надеждин: Знаете, ничто так не дестабилизирует ситуацию в стране, как попытка видеть за реальным протестом сотен тысяч москвичей, подмосковных жителей и так далее какую-то засаду западную. Это бред просто. Как можно такое говорить?

Арно: Давайте про реальный протест. Как вы прокомментируете на эмоциональном уровне чувства, которые сейчас руководят людьми, которые выходят на митинг? Это же не чувство ожесточения.

Надеждин: Вы знаете, все очень просто. Я испытываю те же самые чувства. Только я еще испытываю другие чувства. Я знаю, что я и много моих товарищей реально должны получить мандаты, если посчитать честно. Эти мандаты у нас украла «Единая Россия». Поэтому степень моей злобы гораздо выше чем у, то есть, у обывателя украли просто голос, а у многих моих товарищей еще и мандат в региональных парламентах во всей стране. Поэтому чувства выглядят так. Можно долго держать за идиотов людей, но в какой-то момент это заканчивается. Я опросил огромное количество своих знакомых, кроме вот этих протоколов, где все подписано, - цифры не те, что висят в ГАС «Выборы», совершенно не те. Я просто спрашивал людей. Знаете, у меня очень большая фокус-группа. Я читаю лекции примерно 600 студентам, я общаюсь с сотнями людей на встречах. Я просто спрашиваю: «За кого вы голосовали или собираетесь?». Вот больше чем 10% - «Единая Россия», просто не видел ни в одной аудитории вообще. Как можно объявлять при этом, что они получили, скажем, в Московской области гораздо больше? Но нельзя так делать, нельзя.

Арно: У нас комментарий Михаила Прохорова сейчас последует.

Зыгарь: Да, вот только что буквально несколько минут назад Михаил Прохоров написал в ЖЖ, что он думает.

Арно: И что же он написал?

Зыгарь: Очень длинное.

Арно: Как-то немного с опозданием.

Зыгарь: Вы пока поговорите чуть-чуть, а я почитаю.

Надеждин: Привет. Передайте ему привет, передайте в ЖЖ прям.

Зыгарь: «Какие выходы из данной ситуации? Революция? Конечно нет! Я против революции, я хорошо помню, чем в нашей стране и не только в ней, заканчивались все революции для людей». И потом он делает несколько выводов. Вот первый вывод: «Значительное количество наших граждан считает выборы несправедливыми, а многие не пошли на выборы, потому что считают, что им не за кого голосовать. - Видимо намекает на себя, в том числе. - После двух последних съездов ЕдРа тандема больше нет. Нравится это кому-то или нет, Путин пока единственный, кто хотя бы как-то управляет этой неэффективной государственной машиной. Революции в России всегда приводили к человеческим жертвам и снижению уровня жизни граждан. Неадекватное отражение государственными телеканалами происходящего в стране работает против власти». И вот он предлагает перечень действий, из 4 пунктов, в том числе политическую реформу.

Арно: Сам на митинг пойдет? Не написано?

Надеждин: Можно я скажу, как можно выйти из ситуации?

Арно: Ой, очень много теорий, давайте вашу.

Надеждин: Теория есть только одна. Без всякого сомнения, результаты этих выборов в Государственную думу признавать нельзя. Нужно менять Центризбирком, менять региональные комиссии, нудно проводить новые выборы в Государственную думу. При тех комиссиях, состав которых будут сформирован с участием всех оппозиционных сил, вот это единственный вариант спасти ситуацию, потому что даже если удастся на какое-то время там замять, подавить, растворить уличную стихию, в стране будет парламент абсолютно нелегитимный. И все это будут знать. И те губернаторы, которые получали задание по процентам, и те люди, которые сидят в этих парламентах, будут знать, что народ их не выбирал. А в этих условиях проводить реальные реформы невозможно. Именно эта беда развалила Советский Союз, когда был парламент, выбранный при КПСС - Верховный Совет Советского Союза - и к 91-му году никто не верил, что это легитимный парламент. Вот в чем проблема. Власть должна быть легитимной. И по этой причине выборы должны быть честными. Должны доверять, что это они избрали этих людей.

Зыгарь: Вы знаете, есть предложение полностью заново сформировать Избиркомы.

Надеждин: Значит, я глубоко в теме, как работают Избиркомы.

Зыгарь: Где взять других людей? Ну, понятно, они работают, каждый Избирком курируется (если Москву брать) главой управы, то есть, местными органами власти и соответственно плоть от плоти….

Надеждин: Я, когда писали закон «О выборах», предлагал совершенно простые технологические решения. Эти законы можно принять за два часа.

Зыгарь: А кто их примет?

Надеждин: Государственная дума.

Зыгарь: То есть, новая Государственная дума?

Надеждин: Секундочку. Единственный возможный компромисс выглядит так, и мировой опыт таких компромиссов миллион раз происходил: когда власть перегрела ситуацию и сформировала явно нелегитимные органы власти (сплошь и рядом было, в куче стран, и в европейских, и в азиатских), есть оппозиция уличная, лидеры которой доказывают, что в состоянии вывести на улицы десятки тысяч людей, они должны сесть за стол переговоров и договориться о принципах выхода из этой ситуации без крови, без революций, без мордобоя. И если это не происходит, если побеждает любая из сторон - это катастрофа для страны. Если побеждает уличная стихия, не дай бог, люди начинают, я не знаю, громить полицейские участки - это катастрофа. Если побеждает эта, лидеров убирают в тюрьму, прячут надолго - это тоже катастрофа, потому что этот парламент и это правительство, сформированное этим парламентом, не сможет провести реформы, необходимые стране. У них политического маневра никакого не будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.