Болотное дежавю. Второе дело рассматривают под копирку первого

Здесь и сейчас
23 июня 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Идет «вторая волна» болотного дела. А заседания словно списаны под копирку с прошлогодних. В Замоскворецком суде опять не протиснуться, снова на экранах крутят шестичасовую трансляцию митинга 6 мая, которую вел тогда прокремлевский телеканал «Минаев Live», которого нет уже полтора года. У журналистов и адвокатов дежавю: все это уже было. Как и постоянные отказы судьи допрашивать свидетелей защиты. И максимально жесткие приговоры.

Трое из четырех задержанных по второму болотному делу уже около полутора лет находятся в СИЗО. Они не признают своей вины. Еще один фигурант, 58-летняя пенсионерка, находится под подпиской о невыезде. Она, в отличие от мужчин, созналась, что избивала полицейских.   

Заседание, которое проходило в понедельник, превратилось в просмотр документальной хроники. Всего следствие располагает 20 часами видео: частично это кадры, снятые на мобильные телефоны, частично — телепрограммы, которые транслировали в прямом эфире события 6 мая 2012 года. В частности, это эфир телеканала «Минаев Live». С него, собственно, и начался просмотр архива.

С технической стороны процесс был плохо подготовлен. На стол судье прокурор поставила ноутбук и запустила диск. Обвиняемые и адвокаты жаловались, что и они почти ничего не видят со своих мест. На что судья ответила, что это материалы дела, с которыми все давно знакомы. Важно, что она, судья, прекрасно все видит и сделает объективные выводы.

Во время первого болотного дела тоже смотрели видеоматериалы, но защите тогда не разрешили дополнить архив кадрами, на которых полицейские избивают митингующих. Просмотр занял несколько дней, на этот раз было решено перематывать записи, чтобы побыстрее разобраться. Не затягивать дело.

Сейчас на скамье подсудимых, помимо Елены Кохтаревой, трое мужчин. Это лидер движения «Антифа» Алексей Гаскаров, гражданские активисты Илья Гущин и Александр Марголин. Всем им вменяются в вину участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителя власти. Первая статья предусматривает от трех до восьми лет лишения свободы, вторая — до пяти лет. На заседаниях, которые сейчас проходят по второму болотному делу, полицейский Игорь Давыдов опознал в Илье Гущине человека, который схватил его коллегу за бронежилет.

4 июня были допрошены полицейские, которые заявили об утрате раций и дубинок, но никого из обвиняемых не опознали. 7 июня были допрошены трое засекреченных свидетелей, которые выступали под псевдонимами и давали показания измененными голосами по громкой связи из отдельного помещения. Все трое опознали в антифашисте Алексее Гаскарове участника массовых беспорядков.

Одновременно с «делом четырех» в Мосгорсуде слушается дело в отношении Леонида Развозжаева и Сергея Удальцова, их обвиняют в организации массовых беспорядков. А приговоренным по первому болотному делу Кривову и Белоусову в прошлую пятницу по результатам апелляции «скостили» всего по три месяца, у остальных же сроки остались неизменны.

В феврале 2014 года Замосковорецкий суд назначил наказание семи из восьми фигурантов болотного дела. Они получили от двух до четырех лет лишения свободы. Одна из подсудимых, Александра Духанина, получила три года и три месяца условно.

Первым осужденным по болотному делу стал Максим Лузянин, заключивший сделку со следствием и признавший вину. Он был приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы. На принудительное лечение в психиатрическую больницу закрытого типа отправился признанный невменяемым Михаил Косенко. В декабре 2013 года под амнистию, объявленную в честь 20-летия принятия Конституции, попали шестеро обвиняемых.

На фото: Алексей Гаскаров. Илья Питалев / РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.