«Боко Харам» на Днепре. Павел Лобков — о том, как усадить за стол переговоров славянскую Нигерию

Здесь и сейчас
13 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

И вот их зовут на круглый стол. Пока они уместились за прямоугольным в государственном информагентстве РИА Новости; это такие смотрины для Москвы. Миротворцы слетелись.

Три дня назад Денис Пушилин, член так называемого правительства «Донецкой республики», еще не просился в Россию. Мы говорили о простых вещах: о захвате миссии Красного креста в Донецке. По словам полевого командира, в ноутбуках у врачей были помечены снайперские точки и вообще бдительные местные отследили, что они совершали странные рейсы из Донецка в аэропорт — наверное, возили кого-то не того.

Врачей не били и отпустили. В отличие от журналиста Павла Каныгина, которого тоже вчера взяли и отпустили, но побили. Все-таки за ним Женева не стоит.  В отличие от полузабытой градоначальницы Славянска Нелли Штепы, которая до сих пор в плену у народного мэра в кепке Вячеслава Пономарева. Когда я позвонил ему за день до референдума,  этот полевой командир имел ценный актив — наблюдателей ОБСЕ: «А что, они тут рядом со мной, кушают, вот выпивают за мой день рождения!» Полевые командиры вообще любят щегольнуть мимолетной властью, которая компенсирует, видимо, их прошлые унижения.

Денис Пушилин: «Мы давно об этом заявили, что мы готовы обменивать заложников. Мы сейчас как израильтяне и палестинцы, в такие моменты должны быть переговоры, и заложников, конечно же, освобождать»

Некий Ахмет сегодня увел грузовик с порошенковскими конфетами «Рошен», лишил донецких детей сладостей киевской хунты и требует теперь за них выкупа в 60 тысяч долларов. Якобы повешенный и потом воскресший начальник луганской милиции Андрощук, который стоил 200 тысяч, втрое дороже конфет. Мало того, что новые власти взяли в плен студента Виталия Ковальчука, они еще и бросили в подвал его маму, приехавшую из Винницы выручать сына.

Когда мне пришлось работать на первой чеченской, я почти каждый день был свидетелем обменов заложников — живых, а иногда мертвых. Многотерпеливый Аркадий Вольский, посланный Борисом Ельциным развязывать эти бесконечные узлы, мотался между подвалами и штабами, но это были дикие девяностые и дикий Дудаев. Теперь вроде XXI век. В Палестине мне случалось быть свидетелем унизительных переговоров, когда за одного плененного «Хезболлой»  солдата израильские власти отпускали десятки террористов.

Демократическое  донецко-луганское гуляй-поле кажется, набралось опыта у всех предшественников — от Шервудского леса до нигерийской группировки «Боко Харам», которая  в последние недели вышла на первые полосы газет. Оно прославилось тем, что похищает девочек и продает их в рабство по двадцать долларов. В день победы черты родоплеменного общества проявляются с особенной остротой.

Вячеслав Пономарев, «народный мэр» Славянска: «Пленных брать не будем…будем уничтожать» 

Рядом во время этого людоедского спича, отметим, стоят батюшки и сочувственно так, по-христиански кивают. Может это и есть традиционные ценности, к которым так активно призывают противники бородатых женщин? А что, все очень просто: человеческая жизнь стоит чуть больше грузовика с зефиром, а порой вообще ничего.

Какие там палестины с израильтянами, это вы льстите себе, самопровозглашенные императоры мариуполей и краматорсков. Добро пожаловать в Нигерию в Славянске. То есть в славянскую Нигерию. Вы правда считаете, что с ними можно садиться за круглый стол, не рискуя оказаться в сыром подвале?

Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.