Бойко-Великий о деле Скрынник: воруют все, даже в сельском хозяйстве

Здесь и сейчас
29 ноября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

«Экс-министр сельского хозяйства Елена Скрынник в последнее время была в оперативной разработке, что позволило компетентным органам получить достаточно информации о ее зарубежных активах – счетах и недвижимости», – заявил Интерфаксу информированный источник в правоохранительных органах.

Источник предположил, что против экс-министра может быть возбуждено уголовное дело и на ее счета наложен арест. О каком агентстве идет речь, не уточняется, но в сообщении подчеркивается, что, по крайней мере, последний год пребывания Скрынник на посту министра все финансовые операции и ее, и ее доверенных лиц тщательно отслеживались и сейчас документы находятся в руках Следственного комитета. Будет ли возбуждено уголовное дело против Скрынник, каковы вообще результаты ее деятельности на посту министра? У нас в гостях Василий Бойко-Великий, глава концерна «Рузское молоко».

Лобков: Приходилось ли вам по роду деятельности общаться с госпожой Скрынник, когда она была главой Росагролизинга, а после – министром сельского хозяйства?

Бойко-Великий: В основном приходилось общаться на разных конференциях, встречах, на экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Милая, хорошая женщина, достаточно грамотный специалист. Но никаких конкретных деловых контактов ни у меня, ни у других руководителей агрохолдинга «Русское молоко» не было.

Писпанен: Вы же общаетесь с другими фермерами, аграриями. Я например общалась, когда ее еще назначали главой Агролизинга, наступала черная полоса, как о ней в конфиденциальных беседах. Понятно, что никто не мог вынести это в прямой эфир, потому что все были завязаны на этом. Без Агролизинга невозможно купить технику, без Россельхозбанка невозможно взять кредит, поднять свой бизнес. Все понимали, что это ужасающая коррупционная составляющая приходит на руководящий пост всей отраслью. Неужели вы ничего об этом не слышали?

Бойко-Великий: О коррупции во всех ветвях мы слышим постоянно. В этом плане в аграрной области ничуть не выше коррупция, чем в других. Что касается министра сельского хозяйства, еще с советских времен она называется «расстрельная должность», когда секретаря ЦК партии сажали курировать сельское хозяйство, это означало ссылку в Сибирь. Поэтому сельское хозяйство в России в зоне рискованного земледелия – это всегда очень сложно, болезненно, всегда возможны банкротства, трудности. Это отнюдь не нефтяная, газовая отрасль.

Лобков: Генеральная контора по лизингу, которую невозможно было пройти. Специальный Россельхозбанк. Как вы считаете, эта вертикаль была необходима, или она способствовала усилению коррупционности этой отрасли?

Бойко-Великий: Коррупционность, наверное, присутствует. Мы с этим не сталкивались. Мы не платили и не платим. Получаем кредиты в Россельхозбанке на текущую деятельность, пользуемся услугами Росагролизинга. У нас несколько комбайнов, несколько десятков автомобилей получены по Росагролизингу, но получены в последние года два.

Писпанен: Не по завышенным ценам?

Бойко-Великий: Нет, по нормальным ценам.

Писпанен: У вас какие-то уникальные условия взаимоотношений.

Бойко-Великий: Другая проблема с Росагролизингом, что они должны поддерживать отечественного производителя, и это правильно, но к сожалению отечественный производитель выпускает дряную технику. У нас был пример, когда мы купили два комбайна производства Ростовского завода, и один просто не смог работать. Его чинили, чинили, в результате на каком-то совещании наш представитель попросил Зубкова поменять кормоуборочный на зерноуборочный. С помощью Зубкова поменяли.

Писпанен: Каждый фермер или аграрий может попросить Зубкова поменять комбайн? Вам не кажется это немножко странноватым? Это ручное управление Зубковым? Еще вы говорите, что все говорят, что зона рискованного земледелия, но почему-то в начале XX века Россия кормила Запад пшеницей, а сейчас все наоборот.

Бойко-Великий: Не надо было свергать государя-императора, мы по-прежнему кормили бы полмира. Это дело не в управлении сельским хозяйством. Просто люди были трудолюбивые, потому что наша агротехнология была одной из лучших в мире. Сейчас Россия может кормить полмира, только развяжите руки и ноги российскому труженику, и он накормит полмира.

Лобков: Скрынник, отвечая на обвинения в ее адрес, сказала, зря вы мне эти все вопросы задаете, потому что все эти отношения были согласованы и утверждены Виктором Зубковым. Действительно можно сказать, что Скрынник занимала свою должность, но Зубков реально управлял сельским хозяйством, и все эти структуры, такие как Росагролизинг, Россельхозбанк, были под оперативным управлением Виктора Зубкова?

Бойко-Великий: Если вы хотите «жареных» фактов, я могу рассказать конкретную ситуацию, которую я слышал от коллег. Мы договорились построить крупные теплицы для производства помидоров Астраханской области. Там проект на миллиарды рублей. Согласован в Правительстве, Министерстве сельского хозяйства, все за. Говорят, идите, получайте средства. Часть своих, часть кредитных. Когда они доходят до конкретного чиновника, который должен оформлять бумаги, чиновник рисует определенный процент. Люди говорят, нам это нерентабельно. Не в том, плане, что жалко, просто проект становится нерентабельным. Они  опять идут в Правительство, правительство не понимает, что происходит, они же указание дали. С вами занимаются? – Занимаются. – Не дали? – Не дали. – Почему? – Придрались к этой бумажке, к той бумажке.

Писпанен: То есть честно не говорят, что поборы происходят?

Бойко-Великий: Напрасно вы думаете, что это какая-то вертикаль власти, что Зубков или Скрынник знали о точных цифрах. Это может быть инициативно не снизу, но где-то посередине.

Писпанен: Мы это понимаем, но царь-батюшка опять ничего не знает, что бояре его поборами заниаются.

Бойко-Великий: Я ждал вопроса «Что бы вы сделали на месте министра сельского хозяйства?» Я бы поймал каких-нибудь людей и сделал бы открытый публичный процесс над чиновниками. Не надо делать публичный процесс только над Pussy Riot или над Ходорковским, а давайте сделаем открытый процесс крупного чиновника, попавшегося на взятке. Не обязательно министра. Каких-то сажают, а публично – это было бы показателем, но только честно, чтобы все поверили, что это правда, чтобы были железные доказательства, чтобы не было так, что выбрали козла отпущения, наказали, а оказалось, что он либо не виноват вообще, или виноват на 10%.

Лобков: Вы считаете, что Скрынник – это козел отпущения в этой системе? Что поборы и откаты носят систематический характер?

Бойко-Великий: В нашем обществе они носят систематический характер, во всех отраслях промышленности, везде, где есть финансовые потоки от государства к бизнесу, они везде есть. Сегодня они больше в этом месте, завтра они больше в другом месте, в зависимости от персоналий.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.