Блогер Доктор Z: мы отвечаем Думе на «взбесившийся принтер»

Здесь и сейчас
26 февраля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Тему незадекларированной недвижимости российских чиновников заграницей мы обсудили с блогером «Доктор Z», который обнаружил незадекларированную американскую недвижимость Владимира Пехтина.

Казнин: Вы можете сказать, что вы выложите в сеть в ближайшее время?

Заякин: Я лично от себя вряд ли буду что-то выкладывать того же характера, что было выложено про Пехтина. Все эти материалы пойду через блог Навального. Я не могу назвать фамилии. Да, несколько фамилий находится в обработке. Кого-то нашел я, кого-то нашел народ, кого-то нашел Леша.

Казнин: Речь идет о депутатах или и о депутатах, и о сенаторах?

Заякин: Пусть это будет веселый сюрприз.

Арно: Вы можете кратно описать механизм, как вы работаете? Вы собираете данные и их проверяете?

Заякин: Да, можно и так сказать. Какого-то особого механизма нет. Пока все, что у меня есть – это русский алфавит и компьютер с интернетом. Да, с помощь активистов пытаемся наладить работу сбора данных в автоматизированном режиме, но сейчас я работаю по старинке, то есть просто руками пробиваю этих персонажей по базам. Есть американская база, по которой можно получить наводки на то, где человек засветился и где он может иметь активы. Дальше можно пойти конкретно по месту этой наводки, проверить наличие зарегистрированных документов на сделки с недвижимостью, и эти документы можно загрузить или переслать с официальным заверением по почтовому адресу. Это завершает расследование. По Европе немножко другая ситуация, там, как правило, «светятся» только владельцы разных ООО и прочих юридических лиц, поэтому по Европе легче всего их отслеживать. В некоторых местах Европы, к счастью, есть добрая традиция держать недвижимость не на себе, а на каком-то юридическом лице. Если человек не подумал о том, чтобы зарегистрировать свое юрлицо где-то на Кипре под чужой фамилией, а зарегистрировал под своей фамилией, то человек прекрасно находится в торгово-промышленных реестрах европейских стран. Можно пойти в сам реестр, найти выписку об этой фирме и заказать со всеми заверениями и печатями. Примерно такой процесс работы. Как правило, на список в сотню фамилий одного-двух человек вы найдете, если повезет. Не нужно думать, что там такие горы золота, что куда ни ткни, сразу депутат и объект недвижимости. Это кропотливый труд. В последнюю неделю я им занимался очень мало, потому что меня никто не освобождал от своей основной работы. Потом все звонят, в данном случае я отвечаю на ваши вопросы.

Казнин: Не получается ли так, что те, кто хорошо спрятал имущество, под удар не попадут? Под удар попадают люди, которые чисто технически не оформили, забыли или не считают, что есть что-то ужасное в том, что у них есть вилла, но они заработали свои деньги? И как сказал сенатор, начинается охота на ведьм.

Заякин: Я не считаю, что есть что-то преступное в том, чтобы держать недвижимость за границей. Я не считаю, что есть что-то преступное в том, чтобы ее не декларировать. Я не считаю, что есть что-то ужасно преступное в том, чтобы списывать докторские и кандидатские работы, как делает огромное количество наших депутатов, и чем я продолжу заниматься в своей расследовательской деятельности. Конечно, настоящее преступление для депутатов в том, что они сотворили в декабре 2011 года и в тех омерзительных законах, которые они принимали с тех пор. Когда господин Тарло говорит об охоте на ведьм, я считаю, в некотором смысле он прав. Такие законы, как Димы Яковлева, могли приниматься только на шабаше ведьм на Лысой горе. В этом смысле депутат прав, мы действительно охотимся на ведьм, упырей и прочую нечисть, которые заседают в парламенте.

Арно: Охотятся ли они на вас? Были ли угрозы в ваш адрес? Вы наконец-то рассекретились, мы видим ваше лицо. Сожалеете об этом?

Заякин: Моего деда в 32 году вызывали в местные органы НКВД в связи с тем, что его отца раскулачили, а дед мой был руководителем районной администрации, и спрашивали его, тебя сразу расстрелять или сначала помучить. Каким-то чудом его не расстреляли. Поэтому сейчас я говорю с вами. Я не думаю, что с моим поколением может случиться что-нибудь в какой-то мере сравнимое с тем, что было с поколением моего деда, которого советская власть выставила на улицу без гроша, моего прадеда, раскулаченного в 32, брата моей бабушки, убитого в 18 большевиками. Нам после всего этого смешно бояться, что какой-то депутат из-за скандала с какой-то виллой что-то мне сделает.

Арно: Когда нам ждать следующих разоблачений?

Заякин: Пока что решение относительно того, кто пойдет следующим какого числа, не принято. Эксклюзива нет сейчас ни у меня, ни у Навального. Ничем вас порадовать не могу.

Казнин: То, что вы делаете, это месть за те законы, которые принимают депутаты?

Заякин: Месть – нехорошее слово. Это адекватный ответ людям, которые возомнили, что они депутаты, и вправе получить от нас то, что получают. Мы их не палками бьем, не подсматриваем за их частной жизнью мы рассказываем о фактах, которые абсолютно публичны, которые касаются их общественных отношений. Факт того, что соседний участок принадлежит господину Иванову и Петрову, - это факт общественной жизни, а не частной. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.