«Это не водородная бомба». Директор Центра энергетики и безопасности о блефе КНДР

6 января 2016 Анна Монгайт
22 188

Сегодня, 6 января, Северная Корея заявила, что провела первое в своей истории испытание водородной бомбы. Японское информационное агентство Kyodo передает, что известие о термоядерном испытании привело жителей КНДР в состояние радостной эйфории. Из-за этой «радостной новости» Япония уже направила Пхеньяну официальный протест, Совет безопасности ООН проводит экстренное заседание, войска Южной Кореи приведены в повышенную боевую готовность, а Китай эвакуирует своих граждан из провинции Цзилинь.

Что на самом деле могли взорвать в Корее, и что это означает для мирового сообщества, Дождь узнал у директора Центра энергетики и безопасности, главного редактора журнала «Ядерный клуб» Антона Хлопкова.

Монгайт: Как вы считаете, если сделано заявление о наличии водородной бомбы, изменится ли отношение мира к Северной Корее? И в чем отличие ядерного оружия и водородной бомбы, почему это серьезнее?

Хлопков: На мой взгляд, в КНДР принято политическое решение предпринимать все возможные усилия для того, чтобы страна де факто была признана в мире ядерным государством. В некотором роде нужно получить такой же статус, который имеют сегодня Индия и Пакистан. На мой взгляд, Северная Корея еще далека от той ситуации, чтобы этот статус был ей присвоен. Но если посмотреть на события последних месяцев, и так называемый пуск баллистической ракеты из подводного положения стратегической подводной лодки, о котором было объявлено в мае 2015 года, на демонстрацию так называемых компактных ядерных взрывных устройств в рамках парада в КНДР в прошлом, все это говорит о том, что в Пхеньяне хотели бы продемонстрировать больший прогресс в военно-ядерной программе, чем он имеется на самом деле.

При этом важно, конечно, отметить, что за последние годы северокорейские ученые достигли значительных результатов в создании ядерных устройств. Другой вопрос, что, к сожалению, на такие заявления сегодня есть спрос в некоторых столицах, в том числе, кстати, в американском экспертном сообществе. В последнее время было опубликовано несколько докладов известных экспертов, которые в значительной степени преувеличивают северокорейский ядерный потенциал. Поэтому, по большому счету, если немножко упрощать, можно говорить, что на такие заявления есть спрос и ожидания, и в Пхеньяне готовы удовлетворить этот спрос.

А когда у них будет водородная бомба? Вы же говорите, что их специалисты довольно быстро двигаются вперед в своей области. Когда она у них реально появится и как все-таки понять, где блеф, а где правда? По каким косвенным доказательствам?

Во-первых, еще предстоит дождаться подтверждения, что это были действительно ядерные испытания. Это может занять от нескольких часов до нескольких месяцев. В 2013 году Международной службе мониторинга, штаб-квартира которой находится в Вене, потребовалось более двух месяцев, чтобы установить некоторые продукты, результаты ядерного испытания, а именно наличие газа ксенона, тем самым подтвердить, что, скорее всего, это действительно было ядерное испытание.

Поэтому не стоит торопиться с окончательными выводами, что это было, но, отвечая на ваш вопрос, когда можно ожидать появления термоядерного оружия в КНДР, на мой взгляд, в ближайшие десятилетия говорить об этом, по крайней мере, безосновательно. Я не вижу причин и факторов, которые позволили бы КНДР на ближайшие десятилетия обладать таким оружием. При этом я не говорю, что оно будет создано во втором десятилетии, через 15 лет. На мой взгляд, корейским ученым здесь еще предстоит много сделать, чтобы освоить подобные технологии.

Вы уверенно говорите, что сейчас Северная Корея еще не готова продемонстрировать нам то самое термоядерное оружие. С другой стороны, сегодня весь мир настолько взбудоражен, делаются официальные заявления информационных агентств, что нет радиации в воздухе, с другой стороны, сообщается, что было землетрясение при проведении испытаний. Есть ощущение, что весь мир относится к этому заявлению достаточно серьезно. Почему такой диссонанс?

Сам факт проведения ядерного испытания, безусловно, крайне тревожен и с точки зрения, как вы уже сказали, радиационной обстановки. Россия и КНДР имеют общую границу, не так далеко от российской территории расположен северокорейский полигон. Предыдущие ядерные испытания не привели к каким-то серьезным радиационным последствиям, насколько это известно. Нынешнее испытание, видимо, тоже, однако известно, что в прошлом, в том числе и у развитых ядерных государств, происходили внештатные ситуации при ядерных испытаниях. Поэтому, безусловно, с этой точки зрения подобное развитие событий, а именно продолжение программы КНДР по проведению ядерных испытаний, вызывает озабоченность.

Второе ― в этом году как раз отмечается двадцатилетие открытия договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Для подписания договор был открыт, его текст согласован, но по состоянию на сегодня в силу не вступил, поскольку ряд стран не завершил процедуру либо подписания, либо ратификации. КНДР этот договор не подписала, а США и Китай, например, подписали, но не ратифицировали. Таким образом, эта международная структура, которая ограничивает появление или возможность появления новых государств с ядерным оружием, безусловно, испытывает на себе давление. Ядерное испытание КНДР может стать негативным фактором и для перспектив договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, и для режима ядерного нераспространения в целом. Я напомню, что режим и договор, который является основой режима, на протяжении многих лет сдерживают появление новых ядерных государств и, очевидно, отвечает интересам безопасности нашей страны.

Большое спасибо. Это был Антон Хлопков, директор центра энергетики и безопасности, главный редактор журнала «Ядерный клуб».

 

Фото: РИА Новости

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю