Бизнесмены присягнули Путину. Юбилейный съезд РСПП посетил премьер-министр

Здесь и сейчас
10 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Крупный бизнес присягнул на верность Владимиру Путину. Сегодня премьер и кандидат в президенты приехал на юбилейный съезд Российского союза промышленников и предпринимателей, сделал несколько громких заявлений и выслушал от бизнесменов признание в любви.

В гостиницу «Ритц‑Карлтон» Владимир Путин по привычке опоздал, приехав уже в 14:00, когда бизнесмены смогли перекусить, а некоторые, как Михаил Прохоров, даже уехать. Выступление Прохорова с предложением отчислять 0,3 % от заработанного предприятиям в онкологические центры было встречено аплодисментами, а при Путине Прохоров стал объектом иронии. Когда Шохин предложил ввести уполномоченного представителя бизнеса во власти.

Путин: Кабинет в Кремле может получить один из членов вашего объединения, который уже покинул этот зал. Давайте ограничимся одним претендентом на кабинет в Кремле.

Сегодняшней новостью, облетевшей все агентства, стало предложение Путина отменить пересмотр приватизации 1990‑х годов; бизнесмены выдохнули. Чтобы разрядить недовольство общества премьер тут же поправился и инициировал введение разового налога. Сколько заплатят акционеры предприятий государству и куда пойдут эти деньги, Путин не уточнил.

Путин: Разные варианты предлагаются, надо с обществом, конечно, это обсуждать, с экспертным сообществом, но так, чтобы действительно общество приняло эти варианты закрытия проблем 1990-х годов: нечестной, прямо скажем, приватизации, всяких аукционов. Это должен быть либо разовый взнос, либо ещё что-то такое, но вместе с вами нам нужно над этим подумать. Я думаю, что и общество в целом, и предпринимательский класс в этом заинтересованы в первую очередь. Эту тему надо закрывать.

Коснулся премьер темы недовольства его работой. Косвенно вспоминая митинги протестов, он сказал: «вот, говорят, в России ничего не улучшается, не строится ни одного предприятия. Но я каждую неделю что‑то открываю». «Строится – строится», добавил Путин, припомнив металлургическую отрасль.

Путин: И сразу, когда на таких предприятиях побываешь, все сомнения по поводу успешности России исчезают в одну секунду. Когда заходишь на металлургическое предприятие, где все в белых халатах ходят, ощущаешь себя как в операционной в больнице. Таких технологий в мире – по пальцам пересчитать, а у нас есть.

Еще из новостей: сокращение новогодних праздников до 7 января с переносом на май, сокращение сроков оформления лицензий на строительство: только строитель должен быть добросовестный. Путин припомнил закон Хаммурапи, когда за некачественную постройку казнили одного из родственников строителя – буквально замуровывали его в здании. Бизнес реагировал на Путина по‑разному. Олигархи первого ряда – Михаил Фридман, Захар Смушкин или Алексей Мордашов – чуть более лениво, даже позволяя иногда отвлекаться. А министров экономики или транспорта некоторые из них не слушали вовсе. Из тех, кто был сегодня – Виктор Вексельберг, Владимир Дмитриев, Владимир Якунин, Давид Якобошвили – все на первом ряду – справа и слева от сцены. Но на Путина все собрались, встали. 

Отметим, что региональные предприниматели обращались подчеркнуто скромно и отстраненно. Например, Наталья Романовна жаловалась, что в России в правительстве и в бизнесе мало женщин. Путин предложил задуматься, перенять ли опыт Финляндии, где количество женщин и мужчин должно быть равным. Другие желали премьеру удачи 4 марта. Путин заметил, что «пожелайте мне удачи и 8 марта».

Один региональный металлург заметил (это достаточно остроумно): «Владимир Владимирович, вы понимаете, что вы нам помогаете и мы инвестируем в отрасль, но у вас в правительстве не все это понимают». Путин ответил, что «должен быть добрый и злой следователь». А металлург заметил: «Удачи вам, чтобы вы еще триллиончик нам инвестировали после выборов». Вот в таком, как обычно немного ироничном, немного таким подхалимском ключе проходил сегодня этот съезд и мы поинтересовались у бизнесменов первого ряда, как они оценивают политические митинги и политическую активность возросшую за последние месяцы, должен ли бизнес реагировать на происходящее, как это делается в цивилизованных странах. Давайте послушаем несколько ответов на этот вопрос.

Силуанов: А вы считаете, сейчас это не происходит? Сегодня у нас как раз съезд РСПП, мы обмениваемся мнениями, мы высказали свою позицию. Если бизнес скажет, что есть проблемы в таких-то, таких-то направлениях, мы его обязательно услышим. У нас, взять ту же самую налоговую отчетность, и об этом тоже говорю, это проблема бизнеса простая. Да масса изменений в налоговое законодательство, которое мы инициируем, это инициировано как раз от предпринимателей.

Желнов: А почему бизнес не поставил вопрос о Ходорковском?

Силуанов: Вы знаете, это уже не сфера бизнеса, это не сфера налогообложения.

Фридман: Бизнес в основном влияет на экономическую политику властей, и в этом смысле мы высказываем свои мнения в виде поддержки или неподдержки тех или иных законодательных инициатив и прочее. И я никогда не слышал, чтобы бизнес поддерживал те или иные политические силы, например, партии и так далее.

Желнов: Вы кого лично поддерживаете на выборах?

Фридман: Я это оставлю так сказать, для собственного потребления, ладно? Не для общественного внимания.

Костин: Ключевой вопрос для бизнеса - это стабильность, предсказуемость власти, которая обеспечивает бизнесу нормальные условия функционирования рыночной экономики. Это ключевой вопрос. Все остальные налоги, инициативное влияние - это вопросы вторичные, на которые можно лоббировать, можно приспосабливаться. Бизнес достаточно живучий в этом плане. Но если нету перспективы, если ты не понимаешь что будет через 2-3-4 года, бизнес строить невозможно, никакие планы, никакие инвестиции. Поэтому, невзирая на то, что раз предъявляется политическая организация, мы неоднократно обсуждали последний год даже вопрос отношения бизнеса и власти. Слава богу, они изменились. Бизнес сегодня не может влиять на власть, как он влиял в 90-е годы, безусловно, но позицию свою заявлять и активную позицию.

Желнов: Когда это понимание пришло? Потому что после ареста Ходорковского мы помним съезд РСПП - бизнес молчал. Никакой внятной четкой позиции единой объединения мы не видели.

Костин: Я бы не сказал, что сейчас единая позиция тоже существует на самом деле. Я думаю, что каждый здесь определяется сам, но есть базовые вещи. Допустим, я не являюсь собственником средств производства, но я понимаю, что передел собственности, какая бы приватизация ни была в 90-м году, просто губительная, так же как передел послевоенных границ.

Стржалковский: Это дело каждого человека, его понимание политических процессов, его взгляды и никакой заданности здесь быть не может. У меня понимание такое, что, безусловно, власть должна прислушаться к тем вещам, которые звучат.

Желнов: Скажите, пожалуйста, приглашение Владимира Путина на съезд - это ставка на его будущее президентство?

Стржалковский: Но, а вы видите, что кто-то еще может стать президентом, давайте будем откровенны? Я с трудом представляю страну, которой управляют Прохоров, Жириновский или Зюганов, извините.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.