Джоди Бибер: когда работаешь, не думаешь о наградах

Здесь и сейчас
9 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Сегодня на Красном октябре состоялась презентация выставки World Press Photo - 2011. Завтра её откроют для всех желающих. Финал конкурса прошел в феврале в Амстердаме. За 2 недели конкурса члены жюри осмотрели более 100 тыс. снимков, которые прислали почти 6 тыс. фотографов со всего мира.

Первый приз конкурса получила работа фотографа из Южной Африки Джоди Бибер. Это ей принадлежит снимок 18-летней афганской девушки Аиши, которую изуродовали талибы.

О фотографии говорим с Джоди Бибер.

Макеева: Вы в первый раз в Москве?

Бибер: Да, я в первый раз в Москве.

Фишман: Хочется снимать здесь?

Бибер: Да, но только в течение тех трех дней, что я здесь, я бы, конечно, хотела вернуться. Просто когда я хожу по улицам, я чувствую, что город очень разнообразен, что очень разнообразные люди, что существует очень различная архитектура. Но я думаю, что могут быть и некоторые сходства между Россией и Южной Африкой.

Фишман: Вообще я немножко посмотрел ваши снимки, то, что вас интересует. В основном, вы снимаете таких людей, я бы назвал их не самыми счастливыми, будь то Южная Африка, будь то Пакистан, будь то даже Америка или другие места. Что вы ищите?

Бибер: На самом деле, я бы не сказала, что я ищу несчастья. Отнюдь. Просто если вы задумаетесь о том, откуда я родом, а это Южная Африка, и начала свою карьеру я там в сентябре 1993 году, что пришлось как раз на год, предшествующий демократическим выборам в 1994 году. И это объяснит, наверное, мой взгляд. Дело в том, что фотография в нашей стране использовалась очень активно для борьбы с апартеидом, и в частности, она использовалась для того, чтобы заявить и поговорить о тех вещах в стране, которые нужно изменить. И это в гораздо большей степени относится к тому, как я фотографирую.

Макеева: Снимок-победитель, можем сейчас его посмотреть.

Фишман: Вы, разумеется, узнаете эту фотографию сразу, когда вы ее увидите.

Макеева: Может быть, не все наши зрители знают, может, наши гости пару слов буквально расскажут, когда именно, при каких обстоятельствах он был сделан. Кто эта девушка, как вы с ней познакомились?

Бибер: Девушка, которая на этой фотографии, это девушка по имени Биби Аиша. Я получила задание от журнала The Time, меня попросили сфотографировать 17 различных женщин в Афганистане. Это были женщины-политики, режиссеры-документалисты, это были очень различные женщины. В частности, были среди них и женщины из афганского убежища для женщин. Я встретила там Биби Аишу. Когда ей было 12 или 14 лет, ее отдала ее семья. Дело в том, что происходили некие уголовные действия, в результате которых она была выдана как компенсация своему мужу будущему и своим свекрам. Она подвергалась насилию, она убежала, и соседи сообщили об этом в полицию. В Афганистане сажают в тюрьму, если женщина убегает от мужа. Она была в тюрьме, была амнистирована, ее вернули в ее деревню. Было принято решение присяжными в этой деревне научить ее и показать другим девушкам на ее примере, что нельзя устраивать такой побег от мужа, от его семьи. И ей отрезали уши и нос и оставили погибать. Ее нашли солдаты, отвезли в кабул, и она выжила. Сейчас она находится в Нью-Йорке.

Макеева: Какова ее дальнейшая судьба? Что она делает в Нью-Йорке?

Бибер: Я очень тесно общаюсь с организацией, которая о ней заботится. Она сейчас учит английский, очевидно, она очень любит Интернет и она старается в Google все время найти истории о себе. Я на самом деле, конечно, хочу, чтобы она выучила английский, чтобы она нашла что-то, что ей понравится делать в Нью-Йорке или что-то, что принесет ей пользу. Может быть, она тогда могла бы остаться в Нью-Йорке.

Фишман: Вы считаете, что фотография должна преследовать какую-то цель, она должна не только отражать реальность, но и выполнять какую-то миссию. Это так или нет?

Бибер: Я верю в то, что фотография – это очень сильное средство выражения. На самом деле, именно в этой ситуации я по-настоящему поняла, что безотносительно того, какой свет при этом выливается на историю – положительный или негативный – люди смотрят на фотографию, они узнают эту историю, им становится интересна фотография. Я думаю, что в России очень многим эта фотография не понравилась, и они ее не оценили. Для меня это, тем не менее, очень положительный факт, потому что эту фотографию россияне заметили.

Фишман: Что вы хотите сфотографировать, но пока у вас не получилось?

Бибер: Как фотограф я работаю с сентября 1993 года, я видела, наверное, самые лучшие и самые худшие стороны жизни. Я не уверена в том, что я что-то уже пропустила.

Макеева: Вы становились лауреатом World Press Photo 8 раз. Вы сейчас, когда делаете фотоработы, вы думаете о том, заслужит ли эта фотография приз? Это сложно – один раз выиграть конкурс, но удержать первое место сложно – нет?

Бибер: Я уверена, что вы, как журналисты, работали, что называется в поле. Когда вы это делаете, вы просто работаете, вы делаете все, что вы можете, наилучшим образом, в самых трудных ситуациях вы работаете с самыми настоящими людьми. Я думаю, что это не была такая традиционная фотография, которую хотел бы получить журнал The Time. Может быть, ее хотели бы видеть в несколько более уязвимом виде. Когда я снимала эту фотографию, я позвонила журналистам и сказала: «Мне кажется, у меня ничего не получилось, я провалила задание». На самом деле, когда работаешь, не думаешь о наградах. Это уже такая вишенка, которая украшает пирог.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия