Беженцы из Славянска об уходе ополченцев: утром проснулись, а их уже нет

Здесь и сейчас
5 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков
Теги:
Украина

Комментарии

Скрыть

Украинские силовики взяли Славянск. С последними подробностями – наш корреспондент Тимур Олевский.

Олевский: Мы пытаемся пробраться в Славянск, мы увидели, как выглядят блокпосты непосредственно на границе города. Их охраняют украинские подразделения, видимо, специально подготовленные силы, а у некоторых из них нашивки «Беркут» на руках, и специальные подразделения. Они не пускают не только журналистов, но и вообще граждан любых стран, кроме тех, кто в Славянске проживает, и сами не скрывают, что Славянск небезопасен для мирного населения.

По информации, которая оттуда поступает, бои там продолжаются, а та группа людей, ополченцев так называемой «Донецкой народной республики», бойцов Гиркина, ушедших ночью, судя по всему, сделала это настолько внезапно, что даже некоторые коллеги журналисты об этом узнали спустя некоторое время. По их словам, например, Андрей Стенин в своем Фейсбуке написал, что выбирались полями и выдели расстрелянные автомобили. Мои источники в Краматорске утверждают, что группа Игоря Стрелкова-Гиркина, отступая, оставила тела убитых в Краматорске неподалеку от здания редакции одной из местных газет. Сколько тел, пока установить не удалось. После это отступила назад через Горловку.

Лобков: А куда дислоцируется теперь штаб Стрелкова, пока непонятно. Судя по всему в Краматорск или в Горловку. Правильно ли я  понимаю?

Олевский: По крайней мере, сейчас уже известно, что … опять же информация очень противоречивая. Сегодня весь день придется ее проверять, по некоторым данным, Игоря Гиркина уже видели возле здания донецкого СБУ. Подтвердить эту информацию или опровергнуть пока трудно. Горловка – хорошо укрепленный объект, который Игорь Безлер, другой полевой командир «ДНР», смог укрепить и, насколько я знаю, занять господствующие высоты. Там сейчас, наверное, мог бы располагаться штаб «ДНР», если бы не то противостояние, которое возникло между Безлером и Гиркиным, а также Александром Бородаем. Мы помним об этом странном бое в центре Донецка.

Лобков: Если говорить о последних днях, то чувствуется, что под давлением очень мощных атак украинских войск наступают некие противоречия внутри самого руководства, которое по мозаичному принципу устроилось, то есть одна группа против другой группы. Мы в лице наиболее приближенных к Москве, людей, которые чаще всего здесь бывают, считаются здесь рукопожатными, например, Денис Пушилин, видим разочарование тем, что Москва отказывается помогать ополченцам и, более того, даже закрывает пограничные пункты. Сегодня было закрыто три пункта на российско-украинской границе.

Олевский: На самом деле, известно, что в Луганской области пограничные пункты некоторые по-прежнему находятся в руках ополченцев. Но была информация, что с российской стороны российские пограничники не пускают ополченцев с «ДНР» вернуться на территорию России, даже открывают по ним огонь, если они пытаются это сделать. Но у нас здесь вокруг Донецка, Краматорска и Славянска больше всего интересует, что будет с городом, предположить, какие меры предпримет украинская армия, кроме установления флага, трудно.

Известно, что основная черта города вообще связью не покрыта, электричества кое-где нет, воды нет практически, хлебзавод давно не работает. Беженцев из Славянска очень много, все гостиницы, все дома отдыха, все пионерские турбазы забиты беженцами из Славянска. Некоторые уезжают сами, некоторых привозят государственные органы. Волонтеры сами говорят, что они на государство не сильно рассчитывают, их задача – забрать людей и обеспечить самым необходимым. Я сегодня поговорил с некоторыми беженцами из Славянска, предлагаю посмотреть.

Как вы выезжали, вы можете рассказать?

- Потому что уже невозможно. У меня в огороде установка стояла.

- А кто поставил?

- Ополченцы.

- А вы им разрешили или они не спрашивали?

- Кто вообще там спрашивал? Разве там можно что-то говорить?

Олевский: А как вас выпускали?

- Мы пришли на место сбора, а, оказывается, они уже ушли из города.

Олевский: А как вы узнали, что они ушли?

- Когда пришли, тогда и узнали.

Олевский: А как сейчас город живет?

- Света нет, воды нет, магазины не работают.

Олевский: Украинские военные вошли?

- Мы уезжали, и пока нет.

Олевский: А как люди вообще изменились?

- Стали обращаться к Богу, даже люди, которые не знали никогда о Боге, стали обращаться.

***

Олевский: Почему вы плачете?

- Я сорвалась и все. У меня мама больная, дети в России, меня бросили. У меня никого нет и ничего. Я хочу назад поехать.

Лобков: Есть опасность того, что Донецк, который гораздо больше, чем Славянск, там 700 тысяч жителей, но мы на самом деле не знаем, сколько ушло беженцев, подвергнется такой же массированной атаке, как и Славянск или Краматорск? Это было бы уже такой трагедией, которая бы переломила полностью отношение к этой операции.

Олевский: Надо понимать, что Славянск – город очень небольшой, сила, которая удерживала его со стороны «ДНР», довольно концентрировано могла оборонять город. Сил, которые могли бы удерживать весь город, не так много. Если украинская армия войдет в Донецк, все их преимущество тут же будет потеряно, и тогда начнутся уличные бои.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.