«Беркутовцы еще сильнее били, когда узнавали журналистов». Корреспондент украинского телеканала о беспорядках в Киеве

Здесь и сейчас
18 февраля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Ситуацию со столкновением протестующих с милицией мы попросили разъяснить очевидца событий – украинского журналиста Азада Сафарова.

Лобков: Какова сейчас диспозиция правоохранительных органов и протестующих, и прибывают ли новые протестующие на Майдан? Боятся ли они, что сегодня ночью после улицы Грушевского может быть также разгромлен и Майдан?

Сафаров: К сожалению, я сейчас не совсем владею этой информацией. Я сейчас пребываю вместе с другими пострадавшими (оператором) в больнице. Как я успел прочитать, Майдан окружили со всех сторон. Люди пишут, что беркутовцы приезжают на метро. Метро, кстати, у нас полностью закрылось. На левом берегу Киева беркутовцы садятся и на метро добираются – такая же тактика была в 2004 году. Поэтому я ничего конкретного не могу сказать. Я могу сказать только, что с нами, с журналистами, произошло, когда нас били в центре, на одной из главных улиц Киева, когда мы снимали потасовку между беркутовцами и активистами. «Беркут», человек 10-20, побежал на меня и на  оператора, начал бить дубинками. Мы кричали, что «мы журналисты», «не трогайте нас». А они еще больше били, еще больше агрессивно наступали. Оператору три-четыре здоровенных беркутовца пшикали газом в лицо, он еле дышал. Потом нам скрутили руки. На наши объяснения, что мы журналисты, и мы не понимаем, почему они так делают, нам в форме мата и грубой ругани поясняли, что «сейчас покажут, как надо снимать». Потом нам скрутили руки, повели через строй бойцов внутренних войск и через строй беркутовцев. Каждый, кто хотел, мог ударить нас еще по спине, по голове, кто как захочет, изволит. Причем, пройдя мимо одного из депутатов провластной «Партии регионов» – это Александр Кузьмук, бывший министр обороны при правительстве Кучмы – мы крикнули: «Посмотрите, мы журналисты «Пятого канала». Он не обратил внимания, он продолжал фотографироваться с полковником, генералами милиции и просто на нас забил. Когда нас довели до автозака, начали обыскивать. Кто-то кричал сзади: «Да раздевайте их». Нам удалось увидеть среди людей депутатов из оппозиции, и мы крикнули, что мы журналисты, и только тогда нас отпустили, за нас заступились депутаты и повели нас в Верховную Раду. Сейчас мы сидим в больнице, у кого-то перелом руки.

Лобков: А где вы находитесь сейчас сами?

Сафаров: Мы сейчас находимся вдалеке от центра, еле добрались сюда, это край города. Поскольку улицы сейчас забиты, везде пробки, закрыли метро, я на своей памяти такого не помню. Люди сейчас никуда не могут добраться. Была информация, что общественный транспорт якобы бесплатно сейчас возит людей, имеется в виду троллейбусы и автобусы, но это непроверенная информация. Но то, что отключить во вторник, в будний день вечером, когда люди добираются домой, метро – это просто нонсенс.

Лобков: Азад, в этой ситуации вы, будучи независимым наблюдателем, можете ли вы сказать, что протестующие были так же агрессивны, как  и сотрудники «Беркута» и внутренних войск? Что называется, все друг друга стоили в этой ситуации?

Сафаров: Абсолютно не так. Когда люди пришли к Верховной Раде, то самооборона выстроилась напротив беркутовцев, взяли полтора метра и не пускали никого, не было никакой провокации. Но выкатили «титушки», сторонники провластной партии, и начали палками бить по активистам и по самообороне. И после этого, когда это вызвало такую провокацию, завязалась драка, сразу начали кидать в них газовые гранаты, использовать и шумовые гранаты. Мы были там. Я видел, да, бросали камни с обеих сторон, это было. Но чтобы так, как говорит сегодня власть, используется оружие, я такого не видел. Я видел, снимал и фотографировал, как используются свинцовые пули беркутовцами, и как стреляли в людей, у них раны, которых не бывает от резиновых пуль, это совсем другие раны. Это практически огнестрельные раны. Страшно на это смотреть. Пару часов назад говорили, что пятеро убитых в центре. Мы снимали, как «Беркут» бьет всех подряд, доставали пистолеты и стреляли в людей.

Арно: Простите, что я перебиваю вас. Много разговоров о том, где находится сейчас президент Янукович, потому что от него никакой официальной реакции нет. Есть ли какая-то у вас информация? Может, какие-то слухи?

Сафаров: Это традиционно, когда у нас что-то начинается, президент исчезает из поля зрения, потом появляется, говорит, что все было не так, все было плохо, он не одобряет такие действия, и он предлагает перемирие. Этот сценарий уже спрогнозирован. Обычно во время таких событий президент исчезает с поля зрения, и все задаются вопросом, где он. А потом он появляется, говорит, что нужно перемирие, нужно сесть за стол переговоров, что была агрессия с обеих сторон. Это вполне нормальная ситуация для Украины.

 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.