Бензин дорос до 50 рублей

Здесь и сейчас
19 мая 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Цена бензина в России достигла 50 рублей за литр. Рекорды ставят заправки в Туве. В этой республике вообще самая сложная ситуация в топливом в стране. В свободной продаже бензин есть только на четырёх АЗС. Остальные - закрыты.

Несмотря на запредельные цены, водители всё равно выстраиваются в очереди, но продажи бензина ограничены. В республике его отпускают в основном лишь общественному транспорту. Например, водители маршруток в столице республике Кызыле, получили сегодня по 30 литров на весь день.

Похожая ситуация - в Алтайском крае, Читинской области и Хакасии. А вот в Минэнерго поспешили обвинить во всем независимых операторов АЗС, которые и накручивают цены.

Обсуждаем с партнером и аналитиком компании RusEnergy Михаилом Крутихиным.

Писпанен: Ох, какие плохие независимые экспортеры. Совсем недавно обвиняли «Роснефть», «Газпромнефть», что они такие плохие, взвинчивают цены. Тогда им сказали – ат-ат-ат. Что, не помогло?

Крутихин: Нет, не помогло и вряд ли поможет. Давайте посмотрим, с чего все началось-то. Фактически хаос на рынке и высокие цены возникли по прямому распоряжению правительства. То есть когда объявили в правительстве: «Цены, стой, кругом, марш назад» – то это было прямым вмешательством в рынок. Что получилось? Крупные компании сказали – «Слушаюсь». И на своих бензоколонках, во-первых, сдерживать стали цены, а некоторые даже и понизили эти цены. Они имели такую возможность, у них есть цепочка генерации прибыли от скважины до бензоколонки. Где-то они могли трансфертным ценообразованием так называемым эти свои потери как-то смикшировать. Независимые владельцы бензоколонок такой возможности не имели, и тут правительство идет на следующий шаг и говорит: «А ну-ка, компании, у нас еще и рынок есть, давайте продавать бензин через биржу и как можно больше». «Хорошо», - сказали нефтяные компании. Погнали бензин на биржу. А биржа – это рынок, там спрос и предложение, там определяются цены, извините, тем, сколько за этот бензин готовы платить потребители. И цены, естественно, на бирже поперли вверх. Независимым неоткуда стало брать – только по биржевым ценам либо напрямую у крупных компаний, либо через биржу покупать. То есть независимые либо должны повысить цену, а правительство не позволяет, либо должны закрываться, и возникают перебои, то есть они не могут покупать бензин.

Писпанен: Я не понимаю одной простой вещи – не может же быть такого, что в правительстве сидят недалекие люди, и не понимают, каким образом скажется на рынке их решение.

Крутихин: Я сегодня даже в своем блоге написал, что одна из основных причин событий в экономике – это сочетание глупости и жадности. Теорию заговоров можно отбросить, там все эти сговоры нефтяных компаний и т.д.

Писпанен: Но ФАС нас все время уверяет, что это сговор именно, что это они во всем виноваты.

Крутихин: А пусть докажут. Как доказать?

Писпанен: Они пытаются доказать и даже наказать, но только почему-то им никто не платит штрафы, которые они выдвигают.

Крутихин: Скажем, Худайнатов звонит Аликперову и говорит: «Вы знаете, давайте мы с тобой….» - как тут доказать? Я вот не представляю, как они могут. Наоборот, сочетание рыночных механизмов, в которые загоняет правительство независимых держателей колонок, и сочетание командных чекистских прямо-таки методов управления ценами вызывает хаос и повышение цен.

Писпанен: Даже удивительно, но тем не менее, народ уже начал это понимать. Сегодня опубликованы данные ВЦИОМ о том, что 40% россиян не верят Путину и считают, что именно правительство виновато в таком резком скачке цен на бензин. Тем не менее, все-таки это достаточно странно, когда у нас вполне себе хорошие цены на нефть, вполне себе неплохие прибыли идут. И мы в нефтяной стране, у нас бензин дороже, чем в Америке.

Крутихин: Возьмем Америку. Там очень много нефти импортируется, это действительно заграничная цена на мировом рынке нефти, которая что-то определяет. Сколько эта цена составляет в цене бензина? 60%. Где-то налоги 19% в среднем, и остальное – это накладные расходы компаний, которые внутри Америки несут. У нас картина совершенно противоположная. У нас 60% в цене бензина – это налоги, а налоги, как известно, по формуле налога на добычу полезных ископаемых, например, напрямую связан с экспортной ценой, он от нее отсчитывается. И как только за границей повышается экспортная цена, то нас опять цена повышается. В этот момент компаниям говорят: «Мы тут вам повысим цену в результате повышения налога, а вы уж, пожалуйста, цену на колонках не поднимайте». Ну как это?

Писпанен: А сейчас ФАС уже быстренько отчиталась, естественно, после того, как все СМИ начали трубить о том, что по 50 рублей литр бензина стал, о том, что предлагают снизить акцизы на бензин при цене на нефть $90.

Крутихин: Они в начале года подняли эти акцизы, это правительство подняло акцизы.

Писпанен: Сейчас они уже готовы снизить. Это принесет какое-то облегчение на рынок? Или уже поздно?

Крутихин: Сейчас уже пошел рынок в разнос. И я думаю, что лучшим самым способом было бы не вмешиваться и позволить компаниям каким-то образом все урегулировать. Да, цены повысятся, они остановятся где-то на более высоком уровне, потому что обстановка такая и мировые цены примерно давят на все это хозяйство. Реформы собирается правительство проводить в налогообложении нефтяной отрасли, а реформы, как сами авторы реформы говорят, вызовут некоторое повышение цен на бензоколонках. То есть правительство всеми своими методами – и загоняя компании на биржу, и повышая акцизы, и командуя ценами, и проводя эту реформу… она нужная реформа, она бы немножко повысила цены, но качество бензина было бы повышенным, и Россия получила бы больше прибыли, когда она за границу стала бы продавать сырую нефть вместо того, чтобы гнать вонючий бензин, мазут, солярку низкого качества, которую потом за границей приходится переделывать в цивилизованный бензин.

Писпанен: То есть мы можем увидеть и 100 рублей.

Крутихин: Я не знаю. Предсказать это чрезвычайно трудно. Мы идем по какой-то странной схеме, вероятно, по норвежской, где фактически цены на бензин очень высокие, потому что налоги высокие. Там владельцы бензоколонок, я спрашивал у одного из владельцев бензоколонок: «Ты, наверное, тут миллионер, потому что цены у тебя в пересчете на русский – это где-то 65 рублей за литр бензина и 55 рублей за литр дизтоплива». Он мне говорит: «Нет, я совсем ничего не зарабатываю на бензине, я зарабатываю на продаже сосисок». Вот единственное, на чем держится и работает эта бензозаправочная станция. Значит, мы пошли по этому пути.

Писпанен: Но там на эти налоги, простите меня, очень хорошо развивается страна.

Крутихин: Да, другие зарплаты, и потом налоги тратятся по делу, а не на...

Писпанен: Многие знают, на что.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия