Судьба Миронова решена?

Здесь и сейчас
19 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

"Избирательная кампания началась", - заявил сегодня оставленный спикер Совета федерации Сергей Миронов. Накануне Законодательное собрание Санкт-Петербурга отозвало сенатора Сергея Миронова из Совета Федерации. А уже сегодня в двух шагах от Кремля, Сергей Миронов выступил фактически с предвыборной программой.

Партия должна удвоить результат 2007 года, заявил он. 15% на выборах - это минимально приемлемый результат. "Обстановка в стране меняется, и мы должны быть готовы получить намного больше", - заявил лидер "Справедливой России".

Главная интрига дня - кто именно пожертвует депутатским мандатом, чтобы Сергей Миронов смог возглавить фракцию "Справедливой России" в Госдуме? Обсуждаем с депутатом Госдумы Антоном Беляковым.

Казнин: Это не вы будете?

Беляков: Вы знаете, действительно присутствует определенная интрига, в том числе, и для меня. Дело в том, что я присутствовал на том славном заседании Законодательного собрания Санкт-Петербурга, и мы вместе с Сергеем Михайловичем выходили из зала, и когда лидер партии заявил о том, что он готов перейти на работу в нижнюю палату парламента, я сразу же сделал соответствующее заявление о том, что я готов передать свой мандат лидеру «Справедливой России» Сергею Миронову, дал соответствующее поручение свои м помощникам с тем, чтобы подготовить необходимые документы. Но так было вчера. Сегодня утром я, так же, как вся остальная Россия, узнал, что количество моих коллег, которые, испытывая не меньшее уважение к лидеру партии, готовы точно так же передать мандаты, стало стремительно расти - утром их было трое, к вечеру восемь человек. Я не удивлен нисколько, потому что, повторяю, авторитет Сергея Миронова в партии чрезвычайно высок, и не пришлось бы проводить конкурс среди тех, кто хотел бы передать свой мандат. Думаю, что такой конкурс сейчас и проходит, но я называю это конкурсом условно. Дело в том, что сейчас очень важно безупречно соблюсти юридические формальности. Дело в том, что помимо желания самого парламентария передать свой мандат Сергею Миронову, необходимо чтобы те, кто участвовал вместе с этим парламентарием в региональном списке – в данном случае я избирался от Владимирской области – вот все, кто шел после меня по этому списку, также должны отказаться от мандата. Соответственно в каких-то регионах этот список 10 человек, в каких-то три, в каких-то пять. Я предполагаю, что то решение, которое мы рассчитывали принять сегодня на заседании совета палаты депутатов, которое закончилось буквально час назад, я на нем тоже присутствовал, я подозреваю, что оно было не принято именно по этой причине. Видимо, сегодня юристы партии выбирают регион, который будет наиболее юридически оптимален для такого рода передачи.

Казнин: У вас не было до отставки Сергея Миронова в последнее время ощущение неловкости, что человек сидит как бы на двух стульях – он и оппозиционер, он и третье лицо в государстве. А сейчас все встало на свои места. Вот вы сейчас говорите, и как-то все естественно получается. Придет в Думу, будет там жечь глаголом с трибуны именно как лидер оппозиционной партии.

Беляков: Неловкость, безусловно, была. Причем, думаю, это не только моя неловкость, но и в определенном смысле определенная тонельность, в которой пребывал сам Сергей Михайлович.

Писпанен: Но это же было не один год, и не два.

Беляков: Знаете, здесь есть нюансы. Во-первых, Совет федерации в отличие от нижней палаты парламента никогда не работал по фракционному признаку, там нет партий. Причем, во многом это было сделано именно благодаря усилиям самого Сергея Миронова. Он считал, что это палата регионов, что сенатор от каждого региона должен представлять именно свой регион, а не лоббировать интересы той или иной политической структуры, общественного объединения и партии.

Писпанен: Тем не менее, поплатился-то он как раз за то, что плохо представлял свой регион.

Беляков: Это отдельная интрига. Дело в том, что так получилось, что во время обсуждения отставки Сергея Миронова была пресс-конференция президента, поэтому львиная доля аудитории наслаждалась ответами Дмитрия Анатольевича, а не дискуссией вокруг отставки Миронова. Единственная конкретная претензия, которая среди всех выступлений в адрес Сергея Миронова была высказана в ходе дискуссии, была высказана председателем Законодательного собрания Петербурга Вадимом Тюльпановым. Сказал он, почти дословно, следующее: по мнению Тюльпанова, а также некоего вице-губернатора, которого он не назвал, Сергей Миронов недостаточно эффективно работал в Совете федерации, и выразилось это в том, что, по мнению того самого вице-губернатора и Тюльпанова, на строительство питерского метрополитена усилиями Миронова выделено меньше средств, чем они рассчитывали. Я думаю, что не нужно быть эстетом политическим или представителем истеблишмента для того, чтобы понимать, что Совет федерации – это не министерство финансов, оно никак не занимается выделением средств, во-первых. Его задача – писать законы и принимать справедливые законы, хотелось бы. И второе – если предположить на мгновение, что господин Тюльпанов имел в виду какие-то лоббистские усилия Миронова, то опять-таки можно спорить: а вдруг, если бы не Миронов, было бы еще в два раза меньше, или в пять? Выступления остальных участников дискуссии в отношении Миронова показали, на мой взгляд, одну занимательнейшую деталь. Ни разу среди всех выступлений не было упомянуто слово «избиратели», «сенатор», «представитель Законодательного собрания». Все выступления были посвящены только одному – какая плохая «Справедливая Россия». Даже не лично Миронов. Это меня абсолютно шокировало.

Казнин: Это дело прошлое. Так получается, что вчерашние события – уже истории.

Беляков: Вы задали важный вопрос, на мой взгляд – все-таки будет ли легче Миронову, и избавился ли он от какого-то дуализма. Конечно.

Писпанен: И что теперь, Левичева уберут и опять Миронов возглавит партию?

Беляков: Да нет. Дело совершенно не в этом. Дело в том, что сегодня Сергей Миронов как основатель и лидер партии действительно будет не 16 часов заниматься Советом Федерации, а 4 часа – партией.

Писпанен: Но это уже мы слышали. Молодец, будет заниматься партией. Но это действительно будет оппозиционная прям партия?

Беляков: А почему будет? Я вам хочу сказать, что «Справедливая Россия» даже в этой ситуации с отставкой Миронова оказалась одна против консолидированного голосования квази-оппозиционных партий. Либерально-демократическая партия, голосующая синергично с «Единой Россией» и псевдо-коммунисты, голосующие по договоренности, по срежиссированному сценарию вместе с единоросами – какая еще должна быть иллюстрация?

Писпанен: Но члены «Справедливой России» тоже голосовали за отзыв Миронова.

Беляков: Голосовали за отзыв Миронова. Вы не смотрели, к сожалению, трансляцию. Дело в том, что еще раньше ряд депутатов, которые были избраны от «Справедливой России», стали работать против своей партии, против своей фракции в интересах «Единой России».

Писпанен: Что же вы их раньше не исключили?

Беляков: Дело в том, что их исключить можно, но они не складывают мандат. Точно так же, как госпожа Глубоковская некоторое время назад вышла из фракции, но мандат не сложила. Поэтому действительно в петербуржском Законодательном собрании были депутаты, которые избирались по спискам «Справедливой России», но при этом являются выкормышами партии власти, которые получают свои какие-то бонусы и дивиденды. И то, что эти люди выступили и позволили себе критику – кстати, опять-таки не в адрес Миронова, они критиковали своих коллег по фракции «Справедливая Россия» - и то, что произошло вот это выступление предателей, на мой взгляд, ничего общего абсолютно не имеет с каким-то критическим отношением моих однопартийцев к лидеру.

Казнин: Когда мы узнаем имя человека, который уступил свое место Миронову?

Беляков: Я думаю, что если это решение не было чудесным образом принято сегодня, скорее всего, ответ будет не более, чем завтра утром. Речь идет о часах в буквальном смысле – это достаточное время, для того, чтобы юристы приняли решение.

Казнин: И это можете быть вы?

Писпанен: А не жалко будет сложить? Вы вот говорите, не хотят отдавать мандаты, а вам придется – раз, и уйти.

Беляков: Знаете, ни в малейшей степени. Мне сегодня задавали журналисты каверзные вопросы.

Писпанен: А как защищенность все-таки? Все мы прекрасно понимаем, какой хороший иммунитет у депутатов.

Беляков: К счастью, я ничего плохого не совершил в своей жизни, поэтому надеюсь, что мне не придется пользоваться защищенностью, во-первых. Во-вторых, публичная политика и представительство в парламенте – это далеко не одно и то же. Можно заниматься публичной политикой, и не будучи парламентарием. Кроме того, у меня достаточная общественная нагрузка присутствует, которую я вполне могу выполнять, и не будучи парламентарием. Но и последнее – законодательные инициативы, которые я внес, они будут рассмотрены независимо от того, являюсь ли я в данный момент членом парламента. Те, что я разработаю, могут вполне внести мои коллеги по фракции, кстати, Сергей Миронов – соавтор многих моих инициатив. Поэтому я в данном случае не испытываю никакого дискомфорта.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.