Белорусы, казахи, алкоголики и наркоманы. Кто теперь сядет за штурвалы самолетов?

Здесь и сейчас
9 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В России появятся летчики-гастарбайтеры. За штурвалы самолетов разрешат сажать иностранцев. До сих пор это было строго запрещено. Но своих пилотов у нас не хватает, да и стоят они гораздо дороже. Например, зарплаты мастеров управления самолетами из Украины – в два раза меньше, чем у их российских коллег.
Правда, максимальное число летчиков из за рубежа все-таки ограничат: квота – 200 пилотов в год. Всего разрешение привлекать иностранцев будет действовать 5 лет, то есть общее число командиров воздушных судов без российского паспорта, которые появятся уже в ближайшее время – 1000 человек.
Инициативу власти обсудим с нашим гостем – председателем Комиссии по гражданской авиации общественного совета Ространснадзора Олегом Смирновым.

Зыгарь: Вы «за» или «против»? Хорошо ли это, что теперь у нас будут иностранные пилоты в самолетах?

Смирнов: То, что сейчас проектируется, - мера вынужденная. Из-за отсутствия кадровой политики… что такое кадровая политика? Это умение смотреть дальше своего носа, то есть на год, на два, на четыре, на пять лет вперед, сколько нам надо в авиакомпаниях в нашей стране пилотов, инженеров, техников, стюардесс и так далее, их готовить. Это вынужденный шаг, потому что отсутствие этой кадровой политики привело к дефициту пилотов. А в гражданской авиации главное лицо – это пилот. Не генеральный директор компании, не эффективный менеджер, это пилот. Предположим, если будет генеральный директор, министр, не будет командира корабля – самолет не полетит. И наоборот: будет командир корабля, инженер, не будет министра и армии «эффективных» менеджеров – самолет полетит. И вот этой категории как раз и не хватает. Это очень плохо влияет на экономику нашей страны, потому что самолет приобрести… мы сейчас перешли в новую эпоху, на эксплуатацию западной техники, практически полностью. Для того, чтобы эксплуатировать технику, нужна масса новых пилотов, переученных, хорошо владеющих английским языком, хорошо читающих по-английски, потому что вся техническая литература – это многие сотни томов на каждый самолет – на английском языке. И перевод этой литературы запрещен на какой-либо другой язык.

Зыгарь: А из-за чего такая дискриминация? Почему мы можем покупать иностранные самолеты и летать на иностранных самолетах, но почему-то запрещено впускать туда иностранных пилотов? Почему должны быть именно российские?

Монгайт: Было до сих пор. 

Зыгарь: Было до сих пор. В чем причина этого запрета?

Смирнов: Причина в том, что, во-первых, это решение, если оно состоится, у нас еще есть надежда, что оно не состоится, вредно для государства. Первое: противоречие с очень жестким указанием президента РФ Владимира Владимировича Путина об организации рабочих мест. Многие миллионы рабочих мест по его плану. Это противоречит указанию президента РФ. Второе: мы теряем рабочие места не просто с метлой, это рабочие места в инновационной сфере экономики, коей является гражданская авиация и самолетостроение.

Монгайт: Простите, что я вас прерываю, но сколько зарабатывает российский пилот, и почему так высока эта зарплата? Говорят: просто не могут потянуть зарплату российских летчиков, поэтому вынуждены привлекать гастарбайтеров.

Смирнов: Во-первых, это отговорки тех, и все это задумки тех, кто виноват в создавшейся ситуации. Те, которые не заботились раньше о подготовке пилотов. Те, которые довели дело до дефицита летного персонала. Это они, чтобы сохранить свои кресла, предлагают эти вещи. Зарплата не выше, чем в других государствах. Примерно такая же, как в других государствах.

Монгайт: Примерно какая?

Смирнов: Далеко не во всех авиакомпаниях. Да, в «Аэрофлоте» высокая. Да, в «Трансаэро» высокая.

Зыгарь: Приведите примерно порядок цифр, чтобы наши зрители понимали.

Смирнов: Предположим, что если летно-санитарные нормы - это 90 часов чистого летного времени, представляете? Это минимум выходных, работа днем, ночью, праздники, суббота, воскресенье и так далее, то на больших кораблях в крупных авиакомпаниях это составляет где-то 300-350 тыс. рублей.

Монгайт: Действительно, существенная зарплата.

Смирнов: А у нас авиакомпаний 100 с лишним. А в других авиакомпаниях эта зарплата составляет 40-50-100 тыс. Так что этот вал, который пока что «у нас безмерно высокие зарплаты», это специально делают те чиновники, благодаря которым возник дефицит, и чтобы чем-то оправдать это обстоятельство, что давайте мы перестанем готовить своих и брать западных, они предлагают этот вариант.

Монгайт: Откуда все-таки будут эти гастарбайтеры? У нас гастарбайтеры ассоциируются со Средней Азией.

Зыгарь: Вы говорите о западных, а у нас есть ощущение, что, в первую очередь, пойдут, наверное, пилоты с Украины, из Белоруссии, из каких-то близлежащих республик. Вряд ли американские пилоты  ломанутся сразу…

Смирнов: Совершенно правильный вопрос, и вы правильно на него ответили. Какой американец, француз или англичанин приедет к нам в Россию, чего ради летать в качестве пилота? Во-первых, американец, англичанин и француз не будут даже спрашивать, какая зарплата. Они будут интересоваться социальным пакетом. Что такое социальный пакет, вы знаете. И телезрители знают. Это не только зарплата, это как организуется отдых, это как доставляются на работу. У нас командир корабля, который ездит по московским пробкам в Шереметьево или Домодедово, прилетает на вылет уже измочаленный весь. А западного пилота привозят на транспорте авиакомпании или оплачивают такси. Это социальный пакет входит. Западный пилот гарантировано в социальном пакете два раза в год вместе с семьей, неважно, сколько детей, имеет право бесплатно лететь в любую точку земного шара.

Монгайт: Пассажиром?

Смирнов: Пассажиром. В отпуск. С супругой и детьми.

Зыгарь: Как в фильме  «Поймай меня, если сможешь».

Смирнов: Если взять социальный пакет, да поедут. Какая категория поедет? Те, которые не востребованы в своих государствах. А сегодня дефицит пилотов везде наблюдается. А не востребованы кто во Франции, Англии, Америке? Не востребованы профессионально непригодные пилоты с проблемами какими-то, наркоманы и алкоголики.

Монгайт: Эта категория есть и среди летчиков?

Зыгарь: Есть же все-таки контроль предполетный?

Смирнов: Какой контроль? Контроль предполетный есть, но если наркоман… причем тут? Это конченный человек. Ему никак доверять нельзя даже собственную жизнь, не говоря о том, что у него будет 200-300 человек сидеть за спиной. Вы что? Это идеальные должны быть люди, с идеальным здоровьем.

Монгайт: А если из Украины приедет?

Зыгарь: С идеальным здоровьем…

Монгайт: Чем он вреден?

Смирнов: Со стран СНГ, например… У нас, как вы знаете, есть союз между Белоруссией, Казахстаном и Россией. Там этот вопрос уже решен, потому что одно из положений трактует свободный обмен трудовыми ресурсами.

Монгайт: То есть граждан этих государств мы не имеем в виду, если говорить об этом законе?

Смирнов: Тут можно в воздушный кодекс вносить изменения, запрещается летать без российского гражданства за исключением тех, кто входит в Таможенный союз.

Зыгарь: В любом случае, вы признаете то, что есть дефицит, и по статистике, которая у нас тут есть, примерно 14, 2 тыс. пилотов сейчас функционируют в России. Поскольку пассажиропоток увеличивается, количество самолетов все больше, нужно все больше пилотов. В ближайшее время понадобится новых 1,5 тыс. пилотов. Откуда их взять, притом, что те летчики, которые сейчас летают, постепенно уходят из профессии по разным причинам: кто-то на пенсию, кто-то заболел, кто-то уехал. Откуда взять прямо сейчас новых пилотов, которых  не хватает?

Смирнов: Я буду отталкиваться от вашей цифры в 1,5 тыс. Мы одно из немногих государств мира, где имеется широко развитая сеть государственных летных учебных заведений. На моей памяти, мы готовили в год 5 тыс. пилотов без проблем. Мы умеем это делать.

Зыгарь: Это вы еще когда были замминистра гражданской авиации СССР?

Смирнов: Да. Без проблем. 5 тыс. пилотов в год. И мы готовили пилотов для десятков стран мира. Мы можем это делать.

Монгайт: В этих учебных заведениях есть оборудование, чтобы готовить летчиков и пилотов боингов и аэробусов?

Смирнов: У государственных структур хватило ума, чтобы сохранить эту учебные заведения. Они сохранены. И за это только благодарить можно тех людей, которые потратили немало труда для этого. Но им требуется поддержка. Какая? В приобретении новых типов учебных самолетов, тренажеров, в оплате труда пилотов-инструкторов, инженеров, техников и профессорско-преподавательского состава. И эти учебные заведения уже прошли это, они умеют делать, они ждут только внимания к себе и помощи.

Монгайт: Авиакомпании не оплачивают эти нужды?

Смирнов: Это один из вопросов, который надо бы решать государству так же активно, как сейчас они пытаются переделать Воздушный кодекс -  о замене на западных пилотов. Вот это как раз и надо: организовать механизм, как учебное заведение, учебу пилотов в учебном заведении, привязать к интересам авиакомпании. Почему у нас некоторые авиакомпании, «Аэрофлот», например, требуют: дайте нам командиров, и все. «Аэрофлот» как государственная компания привык к тому, что он берет пилотов бесплатно. Ни в Америке, ни в Англии, ни во Франции, ни в Германии пилота бесплатно не берет ни одна авиакомпания. Эту систему платежа учебному заведению нам надо отработать. И все у нас будет в порядке.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.