Бей, славяне! Где геев любят, а где – нет

Здесь и сейчас
27 мая 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Уже завтра во Франции вступит в силу закон, который легализует однополые браки и дает право гей-семьям усыновлять детей. Все это на фоне миллионного протеста правых, которые вчера заняли всю площадь перед Домом Инвалидов.

Франция в этом гей-ажиотаже не одинока. Только за последние месяцы в мире стало на целых четыре страны больше, где гомосексуалисты получили право жениться и заводить детей. И каждый раз законы принимались под крики тех, кто против однополой любви. Впрочем, нигде дело не доходило до избиений ЛГБТ-активистов, как в минувшие выходные в России. О любви и ненависти к геям – Екатерина Базанова.

Базанова: Закон, который вступит в силу уже завтра, расколол Францию на две почти равные части. Это доказывают опросы общественного мнения и численность уличных акций, которые последние несколько месяцев проводят как сторонники, так и противники инициативы социалистов.

Очевидно, что эта тема будет одной из основных на следующих парламентских и президентских выборах. С завтрашнего дня любая однополая пара во Франции сможет зарегистрировать свои отношения. Также как и любые молодожены, гомосексуалы получат самое обычное свидетельство о браке, которое гарантирует все права, прописанные в семейном кодексе. Это, надо сказать, абсолютное большинство французов совершенно не смущает. На акциях протеста, которые устраивают консерваторы, никто не призывает бить геев и не называет их извращенцами. Участников этих митингов смущает другое, а именно, что однополые пары получили право усыновлять детей и пользоваться услугами суррогатных матерей. Только накануне в центре Парижа прошла манифестация противников уже принятого закона. На нее, по данным полиции, пришли 150 тысяч человек. Организаторы говорят о миллионе участников. Эти люди выходят под розовым и голубым цветами. Они настаивают, на том, что у ребенка мать и отец должны быть непременно разного пола. Это их принципиальная позиция. В толпе было много функционеров оппозиционной консервативной партии «Союз за народное движение». От нее в прошлом году баллотировался в президенты и проиграл Николя Саркози. Закон предложили и лоббировали социалисты, поэтому консерваторы сейчас пытаются объединить под своими флагами всех, кто против усыновления гомосексуалами детей. Консерваторы намекают избирателям, что в их силах если не отменить закон вовсе, то серьезно его изменить.

Жан-Франсуа Копе, председатель Союза народного движения:  Речь не идет о полной отмене закона, речь идет о его редактировании. В нем есть такие пункты, которые нам хочется обсудить еще раз. Суррогатное материнство, например. У правительства не сформировано окончательное мнение на этот счет. Возможность усыновления стоило бы оговорить еще раз. Некоторые предлагают вынести этот закон на референдум. Все это нужно еще раз спокойно обсудить, что мы собираемся сделать.

Мирный протест консерваторам испортили молодые люди в масках, шлемах и с черными флагами. Они начали закидывать полицию камнями, провоцировать драки и требовать отставки президента Франсуа Олланда и его правительства.

После чего начался, как это называется в России, «винтаж». В полицейских участках в итоге оказались около 300 человек.

Французские власти, при этом, и дальше подобные акции запрещать не собираются, считая, что люди имеют на них право. Видимо, будут ждать, пока французы от них просто устанут. За несколько дней до Франции однополые браки легализовали в самой католической стране мира – в Бразилии. Там нового закона не принимали. Просто 14 мая Национальный совет юстиции постановил, что государственные органы не имеют право отказывать геям в регистрации браков.

В субботу в Рио-де-Жанейро (город славится своими гей-парадами, – прим. ред.) прошел ежегодный «Марш во имя Иисуса», который устраивают евангелисты. Нынешний марш носил некий «антигейский оттенок», но был абсолютно мирным. Полмиллиона человек не маршировали против однополых браков и за их запрет, а выступали за сохранение традиционной семьи и против коррупции. Единственное, что вызывает у бразильских евангелистов и их сторонников возмущение – это законопроект номер 122, он сейчас находится на рассмотрении в парламенте. Авторы закона предлагают ввести уголовное наказание за гомофобию и приравнять ее к расизму. Пасторы считают, что это ограничит свободу слову во время проповеди и называют эту инициативу «законом о кляпе».

В двух других латиноамериканских странах за легализацию однополых браков выступали правящие партии и лично президенты. В 2010 году глава Аргентины Кристина Киршнер пошла ради этого на открытый конфликт с католической церковью и с нынешним Папой Римским Франциском (он тогда был архиепископом Буэнос-Айреса, – прим. ред.). Марио Хорхе Бергольо выступил тогда с открытым письмом, где назвал новый закон происками дьявола, а его авторов разрушителями семьи и замысла Божьего. В президентском дворце к мнению кардинала не только не прислушались, но и заметили, что его тон отдает «средневековьем и инквизицией». Президент Кристина Киршнер после этого принципиально перестала ходить на службы в кафедральный собор аргентинской столицы, чем нарушила многолетнюю традицию.

Уругвайские геи неожиданно нашли себе сторонника в 77-летнем президенте социалисте Хосе Мухике. В молодости он был партизаном левацкого подполья, 14 лет провел в тюрьме. Сейчас он знаменит как самый бедный в мире президент, который отказался от большей части своей зарплаты.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.