Барон Уолман: хроникер рок-эпохи

Здесь и сейчас
12 мая 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В галерее "Победа" открылась выставка Барона Уолмана, фотографа, снимавшего для журнала The Rolling Stone и знавшего рок-звезд 60-х годов лучше всех ныне живущих.

На открытии выставки побывала Анна Монгайт.

Монгайт: Вся эта история посвящена журналу Rolling Stone и его роли в истории современных медиа. Как он возник? В конце 60-х такой музыкальный журналист – Джэн Венэр придумал сделать рупор нового поколения, в принципе, первое рок-н-рольное медиа. Бэрону Уолману, в тот момент успешному фотографу, работавшему на Life и Look, было около 30-ти. Он стал популярен, когда еще служил в Германии простым солдатом, немножко фотографировал и сделал репортаж о жизни вокруг строящейся Берлинской стены. А на музыкальной конференции в Сан-Франциско, где он собственно и познакомился с Джэном Венером, он оказался случайно. Вот, что он сам рассказывает об этой истории.

Уолман: В Сан-Франциско, где я жил в 60-х, была музыкальная школа, и так как рок-н-ролл тогда был разлит в воздухе, в этой школе была организована конференция по поводу новой культуры, к которой принадлежало много людей. Там я и встретил двух парней, у которых была идея начать издавать новый журнал. Поначалу эта была такая светская болтовня и я сказал, что это хорошая идея, но я – фотограф. А они хотели, чтобы я инвестировал 10 тысяч долларов. Поскольку таких денег у меня не было, я предложил поработать бесплатно фотографом в обмен на акции их компании, хотя компанией никакой еще и не пахло. Все согласились, и в 1967 из печати вышел первый тираж печати журнала. Так все и началось.

Монгайт: Надо сказать, что это было лучшее финансовое вложение Бэрона Уолмана за всю его жизнь, потому что с Rolling Stone, как вы знаете, все было неплохо и дальше. Он оказался блистательным фотографом музыкальных звезд и обладал одним очень важным свойством, которое отличало его ото всех: он гениально умел дружить и был очень вовлечен в рок-н-рольную культуру. В тот момент он жил в районе Хайд Олдбери, в котором и жили в это время Дженис Джоплин, Джефферсон Эйрплэйн, то есть, он все время оказывался в нужных ситуациях. Он снимал на вечеринках, его никто не стеснялся и не боялся. Абсолютно случайно он был рядом с Grateful Dead, когда их арестовывали за хранение наркотиков – это был выдающийся репортаж, который стал сенсацией. Он подружился с Би Би Кингом еще до того, как тот стал знаменитым музыкантом и сделал несколько прекрасных кадров, когда толстый, черный молодой человек в жабо только репетирует и пытается состояться. То есть, ему всегда удавалось вписаться в эту среду и оказаться в ней в нужный момент в нужное время. Он прекрасно снимал концерты, но помимо концертов он прославился тем, что снимал новую культуру поклонников рок-звезд. Он первым зафиксировал деятельность арт-группы The Plaster Caster, которые собирали коллекцию гипсовых слепков с пенисов рок-звезд, в том числе и его любимого друга Джими Хендрикса. На выставке есть целая история о Джими Хендриксе в разных позах, в том числе и работы The Plaster Caster. После Stone он увлекся авиационной фотографией, научился водить самолет и в этом тоже был какой-то шик. Вот снимал рок-н-рольные концерты, а теперь вот полетаю. И по-прежнему летает на самолете и очень неплохо водить машину, причем всегда под AC/DC, то есть от всей его любви к рок-н-роллу осталась только AC/DC. Интересно, что Бэрона Уолмана сегодня зовут в основном как памятник эпохи, потому что почему-то из всех его современников и звезд, которых он снимал – его соседи по Хайд Олдбери, почти никого не осталось в живых. То есть, он не только живая легенда, но и живой свидетель и может лично рассказать, каким был Джими Хендрикс, что он ел, с кем спал и так далее.

Арно: Но он не так сильно злоупотреблял разными веществами, видимо.

Монгайт: Ну, видимо, он вовремя соскочил на авиационную фотографию. Поэтому сегодня мы видели живого хроникера эпохи. И удивительно, что 60-ые – это было так фантастически давно. Ему уже за 70.

Арно: Но он в прекрасной форме.

Фишман: Это звучит оптимистично. Пожелаем Бэрону Уолману еще долгих лет жизни, пусть он еще долго остается свидетельством этой замечательной эпохи 60-х. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.