Банкир получил срок за разборку на дороге

Здесь и сейчас
16 апреля 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Кунцевский районный суд Москвы сегодня вынес приговор бизнесмену Матвею Урину и его охранникам. За нападение осенью прошлого года на гражданина Нидерландов, бывшего топ-менеджера одной из "дочек" "Газпрома" и, возможно, друга дочерей Владимира Путина, бизнесмен получил вполне реальный срок — три года колонии.

Осенью прошлого года бизнесмен Матвей Урин и сопровождающий его кортеж из семерых охранников ехали по Рублевскому шоссе в Москве на двух автомобилях — "Мерседесе" и "Фольксвагене". По пути у них возник конфликт с водителем "БМВ", который двигался без какой-либо охраны.

По одним данным, "БМВ" подрезал одну из машин Урина, по другим данным — водитель просто не дал "Мерседесу" и "Фольксвагену" себя обогнать. Так или иначе, охранники Урина вынудили "БМВ" остановиться, после чего бейсбольными битами избили водителя и повредили машину. Водитель получил закрытую черепно-мозговую травму. Люди Урина скрылись, но пострадавший запомнил номера их машин. Через несколько минут они были задержаны.

Избитый водитель оказался довольно влиятельным человеком: 30-летний гражданин Нидерландов Йоррит Фаассен до весны прошлого года являлся членом правления "Стройтрансгаза" — структуры, аффилированной с "Газпромом".

Сегодня Кунцевский райсуд Москвы приговорил Матвея Урина к трем годам тюремного заключения, а его охранников на сроки от двух до четырех лет.

Что касается личности нидерландца, то после того происшествия в СМИ появилась информация о его связи с премьер-министром Владимиром Путиным. Некоторые издания называли его другом семьи Путина, другие даже поднимали до статуса жениха его дочерей. Правда, неясно, какой именно из двух – 24-летней Екатерины или 25-летней Марии.

Матвей Урин тоже оказался личностью таинственной и сложной. Правоохранительные органы возбудили в отношении него новое уголовное дело. Урина заподозрили в подделке векселей "Традо-банка" на общую сумму 214 млн рублей. Центробанк только в конце декабря прошлого года обязал российские банки публиковать на своих сайтах информацию о бенифициарах — людях, так или иначе получающих выгоду от деятельности банка. Поэтому на данный момент нельзя абсолютно точно сказать, какими банками фактически владеет Матвей Урин. В СМИ присутствует лишь неофициальная информация о том, что он возглавляет финансовую группу, включающую в себя московские "Традо-банк" и "Славянский банк", ростовский "Донбанк", челябинский банк "Монетный дом" и екатеринбургский "Уралфинпромбанк". Причем некоторые источники утверждают, что "Славянский банк" и 58% "Донбанка" якобы были в 2010 году куплены на деньги, исчезнувшие при банкротстве "Бризбанка", а доля в "Бризбанке" принадлежала Роману Урину, отцу Матвея.

И вот, вскоре после избиения голландца, у банка "Монетный дом", "Уралфинпромбанка", "Славянского банка", "Донбанка" и "Традо-банка" вдруг отзывают лицензии. Центробанк почему-то лишь тогда обнаружил, что "Монетный дом" предоставляет недостоверную отчетность, "Уралфинпромбанк" финансово несостоятелен, "Донбанк" и предоставляет неверную отчетность, и финансово несостоятелен, а "Славянский банк" и "Традо-банк" размещают фиктивные вклады.

Внезапное прозрение Центробанка и поразительную расторопность правоохранительных органов в деле об избиении Йоррита Фаассена комментирует депутат Госдумы Сергей Петров, основатель и владелец группы компаний "Рольф". 

Михаил Фишман: Что вам это сообщает о том, в каком состоянии находится "преступление и наказание" в России?

Сергей Петров: Давайте представим. Едет простой инвестор какой-нибудь из Европы, и вот ему надо быть обязательно либо другом президента, либо каким-нибудь еще родственником, чтобы просто быть уверенным, что хотя бы его обидчика накажут (спасти его, конечно, не успеют, если что-нибудь случится). На этом фоне понятно, да, что отток там 21 млрд в квартале по сравнению с 14 млрд в этом же квартале прошлого года, в общем, естественный. Инвестор бежит отсюда. Вот такие вещи сообщаются, именно когда сообщается, как правосудие и наказуемое (как в случае с Ходорковским), и избирательное, когда порядок наведения, то есть вот это вот и есть самое страшное… Следующий, кто должен был попасть сейчас под расследование – это вся наша правоохранительная структура, и прокуратура, и милиция (полиция, то есть, пардон). Как это происходит? Как мы так защищаем своих граждан… И вообще, представляете, в какой опасности мы все с вами находимся? Вот так на дороге кто-то может ехать, мало того, что кто-то сигналит каждые пять минут, еще оказывается с битами надо, учитывать какой номер, какая марка, лучше съехать или… Вот эта жизнь по понятиям, это, конечно, рай для инвесторов. Понятно чем это закончится – пока не наведем порядок, экономики здесь не будет.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.