Бабич о забастовках авиадиспетчеров

Здесь и сейчас
27 мая 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Авиадиспетчеров продолжают увольнять, а профсоюзы продолжают протестовать против этого. Сегодня прошел очередной митинг у здания Росавиации.

Как заявляет Федеральный профсоюз авиадиспетчеров России, около 200 работников уволены в прошедшем году, и уже более 200 — за первую треть года нынешнего. Основной предлог: незнание английского языка на должном уровне. Дело в том, что в этом году Россия приняла международное требование по знанию английского, и в феврале-марте экзамены не сдала четверть авиадиспетчеров страны.

Митингующие требуют и социальных гарантий, которые, по их словам, не соблюдаются. Все это может вызвать большие проблемы во время летнего туристического сезона, — пугают профсоюзы. Работодатели отрицают сам факт сокращения сотрудников и отмечают, что зарплата диспетчеров за последние два года выросла на 20%, составив в среднем 85 тыс. рублей.

Последний крупный митинг авиадиспетчеров прошел в начале апреля, но небольшие забастовки так или иначе проходят по всей стране практически без перерыва. В прошлом году авиадиспетчеры из восьми городов устраивали голодовку в знак протеста против коррекции трудовых контрактов.

О том, что не устраивает авиадиспетчеров, телеканалу ДОЖДЬ рассказал Олег Бабич, заведующий юридическим отделом Профсоюза авиадиспетчеров России.

Макеева: Действительно такая ситуация, что четверть авиадиспетчеров уволены? Эти цифры соответствуют действительности?

Бабич: Я бы хотел успокоить наших зрителей. Конечно, слава богу, благодаря действиям профсоюза нам удалось избежать столь массовых сокращений. Буквально в феврале-марте этого года нам удалось все-таки достучаться до первых лиц государства, поставить проблему лицом. Руководство Госкорпорации по организации воздушного движения было все-таки вынуждено плотно заняться обучением сотрудников. На сегодняшний день действительно 85% диспетчеров, которым необходимо знать английский язык, его знают. Формально. Понятно, что за 1,5-2 месяца невозможно человека научить владеть практически свободно английским языком, если он до этого знал на уровне одного-двух классов школьной программы.

Макеева: В итоге сколько же человек уволено, кто-то на грани увольнения? Против чего конкретно сегодня авиадиспетчеры выступали?

Бабич: В прошлом году, буквально в последние месяцы, было уволено порядка 200 авиационных диспетчеров, это очень опытные сотрудники, которые имеют 20-30-летний стаж работы, так сказать элита наших работников. Основной причиной увольнения стал шантаж со стороны руководства о том, что они все равно не сдадут английский язык, им предлагали увольняться по собственному желанию в связи с выходом на пенсию. Я хочу заметить, что авиационные диспетчеры выходят очень рано на пенсию. Те, кто живет на севере – в 45 лет мужчины, женщины – в 40 лет. Соответственно в средней полосе эта цифра составляет 50 для мужчин и 45 для женщин. В этом году буквально несколько месяцев более 200 авиационных диспетчеров тоже были вынуждены уволиться в связи с выходом на пенсию. Людей элементарно шантажировали. Им объясняли, что вы все равно не сдадите, мы вам так или иначе не дадим сдать.

Казнин: А на их место приходят молодые, со знанием языка?

Бабич: К сожалению, молодые приходят, но очень мало. Если сравнить темпы увольнения и темпы приема, то здесь, конечно…

Казнин: Но это же невыгодно аэропортам и авиакомпаниям. Они не могут же увольнять людей, и чтобы места эти пустовали?

Бабич: Я вам объясню. К сожалению, от авиакомпаний и аэропортов здесь ничего не зависит. Авиационные диспетчеры работают в одном едином монопольном государственном предприятии, и никакого отношения ни к авиакомпаниям, ни к аэропортам не имеют. Поэтому у нас, к сожалению, в Госкорпорации по организации воздушного движения руководители мерят эффективность работы не по обеспечению безопасности, а по темпам роста прибыли и выручки. К сожалению, видимо, люди не понимают, что такое предприятие должно работать немножко на других основах.

Макеева: Как бывает, что в аэропорту все хорошо, готово к приему большого количества уезжающих – приезжающих, но мало очень пограничников на паспортном контроле. Та же самая ситуация получается, когда, в принципе, ФСБ, по большому счету, все равно, сколько пограничников работает. Они же не часть аэропорта, они совершенно другая организация. Может быть, как раз такой случай?

Казнин: Но ведь это авиадиспетчеры, в конце-концов. Есть, наверное, какие-то нормы, если это государственное предприятие единое?

Бабич: К сожалению, нормы, которые существовали ранее, в 90-х годах, была утверждена норма численности авиационных диспетчеров. Эта норма в настоящее время отменена, фактически руководство предприятия действует только исходя из экономической выгоды и минимально необходимой численности. Я хочу сказать, что сегодня у нас даже в наиболее интенсивных центрах организации воздушного движения просто объединяют рабочие места, потому что людей не хватает. Тем самым, диспетчер вынужден работать за двоих, за троих. Нагрузка на него ложится.

Казнин: А зарплата? За двоих, за троих тоже?

Бабич: Зарплата, естественно, нет.

Казнин: Почему? Бывает так, что если берешь нагрузку дополнительную…

Бабич: Вот именно это мы и требуем. Те акции протеста, которые были озвучены сегодня, они проходили в прошлом году в 55 городах Российской Федерации, были как раз вызваны тем, что работодатель захотел сократить социальные гарантии, в том числе, и гарантии, связанные с так называемой расширенной зоной обслуживания, когда человек вынужден работать за себя и за того парня. Раньше такие льготы были, а теперь они отменили.

Казнин: Это типичный конфликт работодателя и наемного сотрудника. И вот в этой борьбе сейчас происходит становление какой-то более-менее устойчивой системы?

Бабич: Хотелось бы надеяться, что такая устойчивая система будет, именно за это профсоюз и борется. Мы постоянно требуем, в том числе, то, о чем мы говорили – установить хотя бы какую-то минимальную норму численности диспетчеров, минимальные нормы пропускной способности. Я вам приведу такие цифры, может быть, они ужасны для людей несведущих. Аэропорт «Шереметьево» - за один час один диспетчер взлет-посадка 63 воздушных судна. Вы сейчас посчитайте.

Макеева: Это больше, чем минута.

Бабич: То есть 50 секунд на одно воздушное судно. Бывает одновременно на связи на так называемом диспетчерском пункте подхода до 30-40 воздушных судов на одного диспетчера.

Казнин: А должно быть?

Бабич: Вообще раньше было не более 10. 15 - это уже критично.

Казнин: В час?

Бабич: Одновременно.

Макеева: А на Западе как это происходит?

Бабич: На Западе хоть интенсивность больше, но там немножко по-другому устроено воздушное пространство. Если взять Москву, у нас очень много закрытых зон так называемых, военных. Для того, чтобы воздушное судно село в аэропорту «Шереметьево», авиационный диспетчер его должен провести чуть ли не через Владивосток. Поэтому на Западе – это Европа, США, там небо более свободное, там более упрощенные воздушные трассы, там более современная техника. Могу привести пример – сегодня у нас есть федеральная целевая программа по модернизации единой системы организации воздушного движения, до 2015 года мы должны ее модернизировать и выйти на уровень по отношению к Западу 2000 года. То есть мы в 2015 году уже заранее закладываем наше отставание на 15 лет.

Макеева: С английским языком – это все-таки тоже вопрос безопасности. Вспомнить хотя бы историю с катастрофой польского самолета. Тогда смоленских диспетчеров как раз упрекали в том, что, возможно, и незнание английского языка сыграло свою роль. Так это было или нет в той истории – это одна вещь, но не согласиться с этим невозможно.

Бабич: Профсоюз согласен с тем, что работники должны знать. Это требование действительно международное для всех авиационных диспетчеров во всем мире. Другой вопрос, кто обязан своевременно подготовить? Если руководство предприятия в течение 10 лет, а новые правила были приняты в 2001 году, вступили для нас в силу в 2011-м, у нас было 10 лет для того, чтобы подготовить.

Макеева: В 2003 году первый раз предложение поступило. Чуть поменьше, чем 10 лет, но тем не менее.

Бабич: Так вот за 8 лет мы не смогли нормальным образом подготовить. Пример такой – было масса случаев, когда вместо того, чтобы диспетчера послать на курсы английского языка в Англию на стажировку, посылали секретарш, любовниц и других непрофильных работников.

Макеева: А была такая статья расходов? Посылать в Англию диспетчеров на обучение? Ничего себе.

Бабич: Да. Она до сих пор существует. Стажировка для того, чтобы человек мог применять английский язык с погружением, учиться с погружением – это нормально. Есть специальные центры обучения, и людей посылали. Но вместо авиационных диспетчеров туда посылали не пойми знай, кого.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия