Автор разоблачения Игоря Шувалова: Мы добьемся того, чтобы делом вице-премьера занялись в ФБР

Здесь и сейчас
28 марта 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Татьяна Арно

Комментарии

Скрыть
Вице премьер Игорь Шувалов сегодня вступил в полемику с ведущими финансовыми газетами WSJ и FT, опубликовавшими накануне сведения о капиталах члена российского правительства. По данным газет, в 2004 году, когда Шувалов служил советником президента Путина по экономическим вопросам, его семья инвестировала 17,7 млн долларов через бизнесмена Сулеймана Керимова в акции «Газпрома».

Теоретически, стоя у руля экономической политики, Шувалов мог бы извлекать выгоду из роста курса акций. Но газеты утверждают, что непосредственно он не влиял решение о либерализации рынка газпромовских акций в 2005 году ,повлекшее резкий рост их стоимости, и не воспользовался этим, продав свои акции только в 2007, что исключает прямое подозрение в инсайд-трейдинге.

И сам Игорь Шувалов сегодня оперативно ответил. По его словам, он заранее исключил конфликт интересов: «Средства, которые я заработал, будучи предпринимателем, и которые находятся сейчас в доверительном управлении, являются основой моей независимости от различных групп влияния при принятии мной служебных решений». Шувалов также сослался на проверки Генпрокуратуры по предыдущим публикациям такого же рода в издании «Бэрронс».

В студии телеканала ДОЖДЬ Наталья Пелевина, председатель Международного комитета за демократическую Россию, проживающая в Нью-Йорке. Сейчас она в Москве, и именно с документов, переданных Пелевиной в Генпрокуратуру, началось расследование финансовых дел семьи первого вице-премьера. 

Арно: Расскажите, как к вам попали эти документы?

Пелевина: Я не позволю сейчас называть этого человека, несмотря на то, что люди Шувалова сегодня уже выпустили некий пресс-релиз, где они обозначили эту фигуру, я, все-таки, от этого воздержусь, я считаю, что он обозначит себя сам, когда посчитает нужным.

Документы попали ко мне на основе, все-таки, доверия в первую очередь. Потому что информация такая, скажем, непростая, которая попала ко мне, документы вот эти, которые я предоставила в Генпрокуратуру. И, в общем-то, здесь надо иметь понимание, что человек будет правильно себя вести в отношении предоставленной информации, то есть, будут сделаны правильные шаги.

Лобков: Как я понимаю, на ваших документах основывалась предыдущая публикация в издании Barron's, в чем суть этих обвинений?

Пелевина: Начиная с 2004 года происходила такая интересная, назову это – аферой, ничего страшного, вокруг трех компаний, там фигурирует не одна компания. Есть одна компания «Sevenkey», которая начала существовать в 2004 году и принадлежала траст-фонду, который контролировался юридической компанией, где одним из членов, одним из влиятельных фигур был сам Шувалов. То есть, здесь мы первый раз выходим на его имя непосредственно. В 2004 году туда поступили деньги, 50 миллионов долларов, и деньги эти поступили переводом от Евгения Швидлера от «Unicast Technologies», это компания, которую он контролирует. Через очень короткое время эти деньги, 50 миллионов, 49 с половиной, ушли по так называемому займу в Gallagher Holdings, это компания уже Усманова.

Займ – это вообще отдельная история, как мы с вами понимаем, когда все так неоднозначно, скорей всего, есть причина - почему. Этот займ, он видоизменялся, условия его видоизменялись на протяжении нескольких лет, и кончилось тем, что сумма, которую он как бы брал в долг, вернулась назад вот в эту «Sevenkey», подконтрольную Шувалову, непосредственно Игорю Ивановичу. Если пересчитать, если представлять, что это займ, то это получалось под 40% годовых. Сумма, которая там оказалась, это 119 миллионов долларов.

Лобков: За сколько лет это возникло, от первого транша до снятия этих денег? Они были сняты?

Пелевина: В течение приблизительно 3 лет. Дальше они пошли по вот этой матрешке, я называю ее матрешкой, потому что – что произошло? Ольга Шувалова зарегистрировала компанию под названием «Severin», которая в свою очередь перекупила, незадолго до этого зарегистрированную, компанию «Radcliff», которая в свою очередь поглотила «Sevenkey».

Лобков: Это все – оффшор?

Пелевина: Да, абсолютно все – оффшор. По цепочке все это поднялось назад в этот «Severin», где контрольный пакет у Ольги Шуваловой.

Лобков: Такие проценты могут быть сделаны на очень успешных биржевых операциях. Или в странах с высоким риском в работе с активами. Активы какие-то были в этой схеме задействованы?

Пелевина: Нет, там как-раз в этом-то все и дело. Там вообще все очень запутано и никакой коммерческой составляющей мы не видим там. То есть, это деньги, которые поступали, уходили, возвращались, а потом поднимались назад по цепочке к Ольге Шуваловой, которая официально безработная дамочка. И, в общем-то, соответственно сейчас уже говорят, что она делает бизнес с такими людьми, воротилами, как Усманов, - в общем, сильно похоже на правду.

Арно: А цель вашего пребывания в Москве – это шуваловская тема? Вы были в Генпрокуратуре, давали показания какие-то?

Пелевина: Да, меня вызывали в Генпрокуратуру, причем это был первый случай, когда по коррупционному делу вызывала Генпрокуратура кого бы то ни было, это мне подтвердил Леша Навальный. Меня вызывал Семин, бывший прокурор Москвы, ныне отвечающий за антикоррупционный департамент, и собственно задавал мне очень конкретные вопросы, что меня в тот момент навело на мысль, что они, действительно, этим делом собираются заниматься.

Я еще с тех пор была там два раза, после первого моего визита лично к Семину. Последний раз я была там 2 недели назад, я носила туда переводы, будете смеяться, - почему, по какой причине? Потому что документы многие на английском языке, мы же имеем дело с оффшорами, они говорят: переведите, пожалуйста, принесите. Вот 2 недели назад я приносила последние документы.

Расследование продлили на 30 дней, и какого-то решения я жду от них где-то после 31 числа.

Лобков: В сегодняшнем пресс-релизе аппарата Шувалова говорится о том, что Генпрокуратура проводила проверки по предыдущим публикациям, имея ввиду, очевидно, публикацию, основанную на ваших данных, и не нашла там никаких признаков коррупционной деятельности.

Пелевина: Мне пока никто ничего не сообщал. Я – заявитель, почему я ничего об этом не знаю, вот у меня вопрос.

Арно: Как вы можете прокомментировать лично высказывание Шувалова?

Лобков: Что он избегал конфликта интересов, и у него никогда не случалось конфликта интересов в карьере.

Пелевина: Мы имеем факты. Мы имеем его слова чисто, мы имеем параллельно факты. Конфликт интересов – совершенно четкий, даже если его жена, а не он сам делает бизнес с такими людьми как Абрамович или Усманов – это уже конфликт интересов. В любой нормальной стране за это не только снимают, и не просто там штраф впаривают, за это еще и могут посадить.

Лобков: Но Wall Street Journal, например, очень осторожно пишет, что прямого конфликта интересов нет, есть некие возможные нарушения чиновничьей этики, скажем так.

Пелевина: Но это не совсем так. Кстати, с Wall Street Journal я на эту тему беседовала буквально на днях и то, чем прикрываются российские чиновники вызывает улыбку у всех нормальных, особенно финансовых журналистов, экспертов и так далее. В частности – вот это их оправдание о том, что мы же не скрывали доходы, и платили налоги, то есть, мы такие все белые и пушистые – это все выглядит очень забавно, потому что все-равно конфликт интересов есть.

Лобков: Сейчас, когда формируется российское Правительство, не боитесь ли вы, что окажетесь в руках какой-то группировки, которая не хотела бы видеть Игоря Шувалова в новом Правительстве Медведева, - и используют такого рода информацию для того, чтобы этого не допустить?

Пелевина: Конечно, это не исключено. Но а что здесь можно поделать?

Во-вторых, я хотела бы поднять тему: дело в том, что мы хотим, чтобы это было известно не только в России и проверка велась не только Генпрокуратурой, на которую, конечно, надежд мало, лично у меня. Мы хотим поднять дело против Швидлера, который американский гражданин, в FBI в Америке, и против Усманова на рассмотрение отдать документы в Великобритании, где он проживает. То есть, если это выйдет за пределы России, я думаю, что это станет и для них значительно более даже серьезно, чем, может быть, им кажется на сегодня.

Конечно, безусловно ни чьими руками быть не хочется, но с другой стороны, у нас есть эта информация, у нас есть конкретные обвинения, можно так сказать, или, по крайней мере, пусть Генпрокуратура наконец-то мне сообщит, что они там решили по документам, которые я туда предоставляла, ну и дальше будем смотреть. Если так они там разыграют карты, что Шувалова уволят, в любом случае – это будет победа. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.