Атаман сотни Майдана: нас уже пытался разогнать Янукович, который сбежал в Россию, и Авакову пора собираться туда же

Здесь и сейчас
14 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков назвал протестующих на Майдане «сборищем», «проектом ФСБ» и пригрозил Майдану силовым разгоном, и уточнил, что такая операция уже готовится. Против разгона выступил мэр Киева Виталий Кличко. 

Атаман украинского казацкого войска Николай Бондарь, который с ноября находится на Майдане, рассказал Дождю, готовы ли они к силовому разгону.

Орлова: Николай, как вы отреагировали на слова Арсения Авакова? Правда ли, что Майдан сегодняшний – это проект ФСБ? Не могу не спросить.

Бондарь: Нет, конечно, неправда. Я не скажу, что к Майдану не были причастны определенные люди, которые имеют отношение к ФСБ. В свое время мы их выдворили за пределы Майдана, это люди, про которых знает очень хорошо Аваков, эти люди продолжают себе спокойно находиться, но за пределами Майдана.

Орлова: А вы готовы к силовому разгону Майдана?

Бондарь: Мы всегда готовы. Помните, такой слоган был когда-то в Советском Союзе? Мы как раз относимся к тем, кто всегда готов. Нас не так давно пробовали разгонять силовым способом, но те люди, которые разгоняли, сейчас в России. Я думаю, что Авакову надо будет собираться туда же.

Орлова: Насколько я понимаю, вчера, 13 июля Майдан отказался разойтись после того, как ему пригрозили силовым разгоном. Сколько времени еще люди на Майдане собираются там оставаться?

Бондарь: Мы будем на Майдане оставаться до тех пор, пока мы не добьемся того, ради чего мы собрались на Майдане. А собрались мы для того, чтобы не только персоналии были изменены, для нас небольшая разница между Януковичем, например, на сегодняшний день и Порошенко, потому что мы не видим изменений, мы не видим улучшения жизни. Мы местами наблюдаем то, что было при Януковиче, поэтому мы не собираемся никуда уходить с Майдана, мы будем бороться. Майдан не стоит, он борется, мы контролируем органы власти, у нас есть связь с областями и районами. Мы получаем информацию, на которую здесь заставляем реагировать органы власти.

Орлова: А сколько людей сейчас находится на Майдане? Есть ли у них лидер? Кто представляет этих людей?

Бондарь: На сегодняшний день у нас нет ни лидера, ни миссии, мы и не искали, потому что 2004 год нас научил многому. Качественно новые люди собрались на Майдане, многие из них были в 2004 году, поэтому мы ищем наемного работника, который должен выполнять то, что ему положено. Президент – это такой же гражданин Украины, как и все остальные, у него есть обязанности, которые он должен выполнять.

На сегодняшний день лидеров на Майдане много, есть много организаций. Людей осталось немного, потому что в субботу выехало еще два автобуса, и они уехали в зону боевых действий. На Майдане остается в районе 500 человек. В основном, это люди, которые вернулись с зоны боевых действий, некоторые не были там никогда, есть и такие люди. А есть подразделения, в которых проходит постоянная ротация. Люди проходят обучение, прибывают на Майдане, выполняя определенные обязанности, есть люди, которые делегированы из областей, из районов, из разных организаций, в том числе казацких, которые выполняют поставленные перед ними задачи.

Орлова: Арсен Аваков еще сказал, что сейчас на Майдане остаются представители нескольких партий, которые потерпели поражение в политической борьбе. Вы можете сказать, какие партии поддерживают сегодняшний Майдан? И  какие у вас отношения, в частности, с мэром Киева Виталием Кличко?

Бондарь: Отношений с Кличко у нас никаких не может быть, потому что Кличко на сегодняшний день – винтик в механизме, который не хочет меняться. Кличко мы приглашали несколько раз сюда, он же был инициатором, через него пробовали разгонять Майдан.

Политических партий, это я вам точно скажу, нет на Майдане, потому что Аваков, который рассказывает про то, что он был комендантом Майдана, это неправда. Было время, когда было комендантов как собак нерезанных и нестреляных на Майдане. Назывались все, кому не лень, комендантами. Соответственно, Авакова не было на Майдане, его партия также боялась появиться на Майдане. Лидер этой партии был изгнан с позором с Майдана. На сегодняшний день нет ни одного партийного флага на Майдане.

Орлова: Николай, вы сказали, что были на Майдане какие-то фсбшники. Вы можете сказать, что они там делали?

Бондарь: Наверное, выполняли поставленные перед ними задачи. Есть несколько организаций, с которыми мы провели определенную работу, они выдворены за пределы Майдана. Они находятся, в том числе, и в Киеве. Есть пан Медведчук вам знакомый, персонаж, который пробовал финансировать несколько течений. Люди, которые пробовали дискредитировать Майдан, точнее, органы власти. Люди сели на свои места, зайдя фактически у нас на спине туда, накрыли наших побратимов, эти люди уже забыли про все, что было на Майдане, поэтому Майдан будет стоять, как напоминание.

Больше того – мы будем выставлять требования, которые в данной ситуации не очень нравятся, в первую очередь, Авакову, Яреме, силовому блоку. Потому что мы даем оценку того, что происходит, мы даем оценку тому, что происходит в Донецке и Луганске, мы видим затягивание вопросов, что приводит к тому, что гибнут люди, продолжается разруха, и делается это все специально с обеих сторон – со стороны Путина вашего и со нашей стороны. То бишь, есть сговор на лицо.

Орлова: Николай, я правильно понимаю, что в таком случае Арсен Аваков был не так уж неправ, когда связывал Майдан с ФСБ? То есть были какие-то попытки провокации?

Бондарь: На Майдане были провокации еще тогда, когда якобы Арсен Аваков он был комендантом, о чем он рассказывал в этом интервью. Пока он пробовал там назваться комендантом, на Майдане находились такие особы. Мы выдворили их за пределы Майдана, и на Майдан влиять никому не получается. На Майдан сейчас может влиять только народ Украины. На сегодняшний день, я еще раз говорю, согласно пятой статье Конституции, «єдиним джерелом влади в Україні є народ».

Поэтому мы слушаем только людей, которые стоят за нами, за нами стоит много людей, на сегодняшний день за пана Авакова нет столько людей. Более того, есть наши братья, которые находятся на передовой, которые передают ему тот же самый привет, что и мы здесь. Более того, мы выполняем временами задания тех людей, которые не только в областях, на местах и в районах, в селах и в городах, но и людей, которые вынуждены находиться на войне практически. Потому что на сегодняшний день у нас не АТО, а у нас война.

Орлова: Николай, а на какие деньги сейчас существует Майдан, кто финансирует жизнеобеспечение?

Бондарь: Я еще раз вам попробую объяснить, вы услышьте меня, пожалуйста. У меня есть в моем подразделении представители со всех областей, включая Крым. Люди, которые приезжают сюда на определенное время для несения службы и выполнения поставленных задач, они приводят с собой достаточное количество еды и денег для того, чтобы они могли здесь прибывать. Я не скажу, что у нас тут изобилие, черная икра, но мы с голоду не умираем. Больше того, после заявлений Авакова и Яремы, генерального прокурора, который перед этим делал аналогичные заявления, киевляне начали нам приносить нам продукты с единственным требованием, чтобы мы не вздумали уходить отсюда. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.