Аскар Акаев: кризис только начинается

Здесь и сейчас
12 августа 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Можно ли предсказать экономический кризис? Группа отечественных математиков уверена, что да. Им, как они утверждают, удалось за год предсказать нынешний кризис. И даже назвать точную дату начал "сдувания пузыря" - 3 августа 2011 года. Это исследование, выводы этого исследования были опубликованы, в частности, в журнале "Экономическая политика" в декабре прошлого года. Журнал издаётся Академией народного хозяйства и Институтом экономической политики имени Егора Гайдара.

У нас в студии - руководитель этой группы, Аскар Акаев, профессор МГУ, бывший Президент Киргизии.

Акаев: Я бы хотел только внести маленькое уточнение: руководителем группы все же является ректор Московского государственного университета, вице-президент РАН, выдающийся математик российский Виктор Антонович Садовничий. А я работаю у него в институте главным научным сотрудником, но мы соавторы, мы, вместе еще с одним профессором Каратаевым, втроем как раз год назад предсказали начало второй кризисной волны.

Иванов: А как вы, собственно, вычисляете даты кризиса?

Акаев: Исключительно методами математического моделирования. Вы знаете хорошо, что многие эксперты, они, в общем-то, вербально предсказывают, разъясняют, говорят «может, в этом году, может, в следующем году». Мы занимаемся разработкой математических моделей мировой динамики и глобальных кризисов долгосрочных, краткосрочных. И вот, год назад нам удалось построить модель, которая позволяет предсказывать вот такие краткосрочные кризисные катастрофические явления в социально-экономической сфере. В частности, мы предсказали наступление нынешней второй волны финансово-экономического кризиса.

Иванов: И ошиблись, собственно, на один день – не третьего августа, а четвертого августа начали так вот яростно, можно сказать, валиться рынки. А скажите, что показывает ваша модель, что нас ждет дальше, ну, например, этой осенью?

Акаев: Дело в том, что наша модель, она как раз позволяет моделировать и последствия. Вы, наверное, в курсе, что многие эксперты говорят, что это временное явление – паника на товарно-сырьевых биржах – все успокоится, и осенью снова мы пойдем по восходящему тренду. Наша модель как раз показывает, мы ее назвали «вторая волна финансово-экономического кризиса», то есть, нынешний финансовый кризис, он осенью перерастает в экономический. То есть, мы утверждаем, что осенью начнется вторая рецессия в мировой экономике. Рецессия, она уже начинается в экономике США, скоро она произойдет в периферийных странах Европы, там все страны сейчас уязвимы, кроме экономики Германии, которая обладает очень большой устойчивостью. Но что хуже всего, вот сегодня тревожная ситуация и в экономике Китая. Так что замедление темпов роста экономики Китая, оно приведет к такому общемировому падению экономического роста.

Иванов: А для России что это будет значить, с точки зрения понятных для всех людей показателей, не знаю, как курс рубля, может быть, падение ВВП? Собственно, будет кризис 2011 года похож на кризис 2008?

Акаев: Кризис 2011 года, он не будет похож на кризис 2008 года. Хотя наши модели показывают, что спад будет значительный, но примерно в два раза меньше, чем спад экономический в 2008 году. Теперь, каковы будут последствия для России. Дело в том, что нынешний мировой кризис, он для стран Европы является долговым кризисом, ну, и для Америки тоже, но у американской экономики еще и другие проблемы существенные. В этом плане, конечно, российская макроэкономика выглядит очень даже неплохо, потому что долги, государственные долги, по крайней мере, в России, самые низкие среди развивающийся стран. Дефицит бюджета небольшой, инфляция примерно 9%, но для России инфляция 10% - это то же самое, что для Америки 1-2%. То есть, с этой инфляцией российская экономика может продолжать спокойно развиваться. Казалось бы, для России последствия минимальные будут. Единственное, есть, это вы знаете, Ахиллесова пята российской экономики – это зависимость от цены на нефть. Вот цена нефть, она будет сейчас крайней волотильной в течение ближайшего года. Хотя в среднесрочном плане цены на нефть будут держаться в коридоре, который будет комфортным для российской экономики, примерно 75-105 долларов, средняя – 90 долларов за баррель нефти Brent. Поэтому для России, в общем-то, последствия не столь велики. Ну, а что касается курса рубля, то волноваться не стоит, потому что заначка есть, а это тоже зависит от нефти. Ну, будут колебания, но провалов не ожидается. Это радует, что последствия второй волны для России будут не столь серьезными, как в случае 2008 года.

Макеева: Скажите, если брать бывшие советские республики в целом, с точки зрения математики и в контексте мировых финансов, то на какую республику вы бы сейчас сделали ставку, может быть, деньги даже бы вложили? Я так, судя по тому, как вы отвечали на предыдущий вопрос, могу спрогнозировать примерный ответ, но, тем не менее.

Акаев: Все экономики на постсоветском пространстве сегодня крайне уязвимы. Есть только две страны, которые чувствуют себя более-менее устойчиво, надежно – это Россия и Казахстан, благодаря нефти. Наши прогнозы показывают, что такой комфортный уровень цен на нефть будет продолжаться примерно до 2014-2015 года, а потом цены на нефть упадут и стабилизируются на уровне примерно 60-70, то есть, средняя будет 65. Вот это уже будет очень некомфортно как для России, так и для Казахстана. То есть, задача для России до 2014-2015 года быстро, эффективно реализовать инновационные, модернизационные программы и успеть диверсифицировать.

Макеева: А Киргизия, ваша родина, какова ситуация там с точки зрения экономики и перспектив ближайших?

Акаев: В моей родной Киргизии, к сожалению, экономическая ситуация, конечно, очень трудная, тяжелая, потому что, вы же знаете, революции, они всегда приносили очень много бед. Что французская, что русская революции, все революции, и киргизская ничем не выделяется. Вот в результате двух революций в Кыргызстане, к сожалению, экономика находится почти в катастрофическом состоянии. Я уж не буду говорить, но если будет дефолт где-то на постсоветском пространстве, то это будет в Кыргызстане, Таджикистане. Ситуация, конечно, очень нелегкая.

Макеева: Если говорить о чисто математическом прогнозе, вы могли предполагать в 2005 году, что вот так события будут развиваться и для вас, и для страны в целом?

Акаев: Вы имеете в виду Кыргызстан?

Макеева: Конечно.

Акаев: Конечно, в 2005 году я представлял, что может случиться вот такая социально-политическая катастрофа, но изменить что-либо было трудно, потому что, вы знаете, если внешние сильные центры политического влияния задумали совершить революцию, то они обязательно это сделают. Мы видели, даже в таких более благополучных странах Северной Африки, арабского Востока, вот прошла в этом году целая череда революции и вы знаете, никто ничего не смог этому противопоставить.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия