Артемий Троицкий: никуда я не эмигрирую, остаюсь гражданином России

Здесь и сейчас
4 июля 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Музыкальный критик Артемий Троицкий эмигрирует в Эстонию — сообщили сегодня эстонские СМИ. 

Газета «Э́эсти Пя́эвалехт» сообщила, что Троицкий подал ходатайство о получении вида на жительство, а свой отъезд из страны объяснил недовольством атмосферой современной России. Позднее издание «Лента.ру» опровергло эту информацию. Артемий Троицкий в эфире «Дождя» сам рассказал о своем переезде.

Троицкий: Спасибо медиа-мафии, сделали мне сегодня очень веселый денек. В Таллине хорошая погода, гуляли с детишками по пляжу, а потом началось – по одному звонку каждые 30 секунд , и все всем интересуются. Я хочу сказать, что вся эта история невероятно драматизирована. Если говорить о фактах, то факты такие, что, начиная со следующего учебного года, я собираюсь обучать студентов в университете Таллина и в университете Хельсинки. По этой причине мы сняли квартиру в городе Таллине и собираемся в этом прекрасном городе, думаю, все, кто в нем бывал, со мной согласятся, проводить довольно много времени. На этом объективная информация заканчивается и начинаются домыслы. И эти домыслы, на самом деле, гораздо больше говорят о наших СМИ, чем о чем бы то ни было еще.

Да, я в интервью сказал, что атмосфера у нас поганенькая, что действительно милитаризм, действительно идет какая-то истерика по поводу, сами знаете чего, и что в такой атмосфере жить и работать довольно-таки противно. Но это вовсе не стало для меня стимулом к тому, чтобы эмигрировать из России. Никуда я из России не эмигрирую, я остаюсь российским гражданином, даже вида на жительства у меня нет, второго гражданства, как у многих наших больших начальников, тем более нет.

Тем не менее, очень я люблю страну Эстонию, у моей жены эстонские корни, сам я тут с детства жил на даче у бабушки и дедушки, так что с большим удовольствием приму участие в здешнем образовательном процессе. Примерно я так я могу высказаться.

Орлова: А как так могли переврать ваши слова? Ведь эстонская газета сказали, что вы подали заявление на получение вида на жительство. По каким документам вы там собираетесь быть?

Троицкий: По поводу вида на жительства, во-первых, заявления я не подавал. Тут есть одна фраза, и звучит она так: «О том, как идут дела с видом на жительство, Троицкий советует спросить через полгода». «Тогда расскажу об эстонской бюрократии», - сказал я. Вот это все, что касается вида на жительство. Вот виды на работу у меня есть, а по поводу жительства это будущее покажет.

Если говорить серьезно, я на самом деле, скажем, в 1979-1980 году я год жил и работал в городе Лондоне, на тамошнем телевидении, на Четвертом канале. Надо сказать, что никакого скандала из этого не было, все было тихо, спокойно, притом, что это была страна под названием Советский союз, вроде бы не нынешняя как бы демократическая Россия. А тут вдруг опаньки – и из искры или из мухи возгорелось пламя величиной со слона. Я думаю, что это на самом деле связано с тем, что в России сейчас тема эмиграции, тема бегства из страны, тема о том, как невыносимо для многих людей стало в России жить, она является невероятно актуальной, поэтому хватаются за любой повод, за любую информационную соломинку. Если бы вы прочли весь текст, напечатанный в эстонской газете, я специально попросил ребят, они его перевели и распечатали, ничего там плохого нет.

«Троицкий подчеркивает, что он себя политическим беженцем не считает, по крайней мере, до тех пор, пока Россия не закроет границу. В Эстонии его ожидает работа, например, в Таллинском университете…». Пока наша мудрейшая Государственная Дума не приняла закон о том, что нельзя российскому гражданину работать одновременно в России и где-нибудь еще, а я думаю, что с безумного нашего парламента, что называется, с него станется. Так вот пока такого закона нет, в том, что я делаю, нет вообще ничего такого, к чему имело бы смысл придираться, задавать вопросы, тем более, делать из этого сенсацию.

Да, я живу в Москве, и работаю в Москве, у меня помимо Таллинского университета и Хельсинского университета еще есть московский государственный университет, где я преподаю уже 13 лет.

Орлова: А что вы будете преподавать в Таллине и в Хельсинки?

Троицкий: И в Таллине, и в Хельсинки Я буду преподавать культурологию и журналистику. Надо сказать, что моя образовательная и просветительская деятельность то ли к счастью, то ли к сожалению, к политике не имеет вообще никакого отношения. В университете Хельсинки у меня вообще будет шикарный курс, я его сам придумал и очень горжусь этой темой. Если перевести на русский, это будет звучать так «Российские неформальные молодежные движения от денди и декабристов до гопников и хипстеров». Представьте себе, 200 лет российских молодых неформалов. Меня очень греет эта тема, я очень рад, что в Хельсинском университете ею сильно заинтересовались. В Эстонии более традиционные темы, которые касаются журналистики, популярной музыки и так далее. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.