"Архангельское" застроят квартирами

Здесь и сейчас
16 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Участок в 20 гектаров на территории музея-усадьбы "Архангельское" продано частной компании под застройку. Земля принадлежала Минобороны. Аукцион состоялся сегодня, продолжался всего десять минут, и выиграла его компания "Градострой".

Земля в охранной зоне досталась компании за 750 млн рублей, что ненамного выше стартовой цены аукциона.

Министерству обороны все-таки удалось продать спорный участок, который входит в охраняемую зону усадьбы. Протесты музея и защитников культурного наследия не остановили аукцион. "Градострой" заплатил около $26 млн. Девелоперы считают, что сумма сделки очень мала и оценивают участок в $60 млн. А если его поделить и перепродать, то можно заработать и 120.

С молотка ушли 20 и почти семь десятых гектара земли.

Усадьба "Архангельское", с которой связан уже не один земельный скандал, занимает обширную площадь, значительная часть которой уже приватизирована. На схеме желтой границей обозначена территория музея-усадьбы и санатория "Архангельское". Она окружена забором. Красной линией очерчена территория ансамбля усадьбы. Синяя обозначает охранную зону ансамбля. Заштрихованные участки – это земля застроенная, приватизированная или арендованная.

Споры из-за "архангельской" земли идут давно. Руководство музея считает аукцион незаконным. По постановлению правительства от 3 апреля 1996 года Минобороны должно было передать все участки в охранной зоне в бессрочное пользование усадьбе. Но военные в 2005 году зарегистрировали право собственности на эту землю. Минобороны уже сдало в долгосрочную аренду несколько участков садоводческим товариществам, которые строят там коттеджи. По этим сделкам также ведутся судебные разбирательства. Нынешний аукцион тоже будет оспорен в арбитражном суде 22 сентября этого года.

Так что компании "Градострой" лучше не спешить приступать к работе.

"Градострой" – московская компания, которая вела активную деятельность прежде всего в московском районе Куркино. "Градострой" сооружал коттеджи, таун-хаусы, а также занимался ландшафтным дизайном и даже сделал гольф-клуб у реки Сходня.

Аукционная документация предусматривает, что проданная военными земля делится на три части. У каждой особый режим использования. Первый кусок — около 7 гектаров — является "зоной регулирования застройки" (она окружает охранную зону памятника, сохраняет пространственную структуру и архитектурное единство новых построек с исторической средой), второй — 12 гектаров — охранная зона (она гарантирует сохранность памятника и его благоприятное зрительное восприятие), а третий участок — 0,7 гектара — непосредственно территория усадьбы. Так что строительство на такой земле теоретически сильно зарегламентировано.

Эту тему обсуждаем с Евгением Соседовым, председателем московского областного отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Макеева: Евгений разочарованно во время репортажа сказал: «Ну вот, все рассказали». Ну, не все, кое-что нам неизвестно и не удается узнать, потому что «Градострой» не очень жаждет на эту тему говорить. Возможно, вы знаете о том, что же хочет сделать там эта компания?

Соседов: Точно, конечно, мы знать не можем, но по тем предложениям, которые были в самой аукционной документации, Министерство обороны считает, что наиболее эффективным использованием этого участка будет строительство неких торгово-выставочных объектов, учитывая близость двух трасс, близость мегаполиса и города Красногорска.

Макеева: Жилая зона прекрасная, коттеджи там.

Соседов: Жилая зона, наверное, уже не принесет таких прибылей, и вот, учитывая, что соседний участок тоже продан под строительство каких-то крупных торговых, торгово-административных объектов, наверное, все же замыслы по использованию этого участка такие.

Макеева: Сколько лет вообще продолжается эта история в общей сложности?

Соседов: История борьбы за усадьбу «Архангельское», наверное, уже более 10 лет такой активной борьбы.

Макеева: Как вы считаете, это уже финал такой? Сегодня все-таки министр Авдеев свою позицию по этому поводу высказал, он назвал происходящее «сомнительной акцией». Может быть, что-то изменится? Отменят результаты аукциона?

Соседов: Мы очень на это надеемся, потому что после наших обращений к президенту, после тех массовых общественных акций, которые были, огласка вопроса в СМИ, взят этот вопрос под контроль, то есть, находится на контроле у администрации президента, даны поручения всем федеральным ведомствам. Мы все же очень надеемся, что Министерство культуры и военная прокуратура обратятся в суд за отменой результатов этого аукциона.

Макеева: «Архангельское» - очень известное место, не только благодаря тому, что это памятник истории и культуры, но и потому что там джазовый фестиваль проводится, в общем, он все время на слуху, поэтому обращают внимание. Вполне возможно, я предположу, что такие в Подмосковье случаи бывали и раньше, когда что-то такое вот так передавали, продавали, какой-то аукцион, проходит 10 минут и - хоп, в руках какой-то компании. Вам известные такие случаи?

Соседов: Это, конечно, стандартный случай. Практически у каждой усадьбы, крупного какого-то архитектурного комплекса есть точно такие же проблемы. Надо сказать, что «Архангельскому» еще сильно повезло, что в нем есть музей, у него есть утвержденные охранные зоны. У 90% памятников на территории Московской области нет и этого и там юридически повлиять, защитить как-то эту территорию становится практически невозможно.

Макеева: Если делать как во Франции, если так мечтать, мы свою программу начали с мечтания о том, какие будут уроки физкультуры в школах в XXI веке…

Зыгарь: Продавать, но накладывать обязательства на собственника.

Макеева: Да, совершенно верно - продавать, если уж граждане имеют деньги и желают покупать памятники истории и культуры. Почему бы и нет, если бы они, допустим, реставрировали, использовали только определенным образом, использовали частично как музей, а именно: раз в месяц, раз в неделю, уж не знаю как, пускать туда посетителей.

Соседов: Это, безусловно, конечно, разумное предложение, и у нас закон разрешает приватизировать памятники истории и культуры, но мы вот не наблюдаем такого вала желающих, которые хотели бы брать эти памятники, реставрировать их, восстанавливать.

Макеева: Почему, как вы думаете?

Соседов: Зато мы наблюдаем прямо противоположную тенденцию, что их рассматривают как выгодное вложение денег в землю. То есть, приобретается объект, доводится, наоборот, до аварийного состояния, потом происходят какие-то манипуляции со статусом, снимается с охраны, и мы утрачиваем этот объект.

Макеева: Вы какой-то пример конкретный можете привести?

Соседов: Это масса примеров. В усадьбе «Никольское-Урюпино» был знаменитый в свое время конфликт, когда Брынцалов прибрел эту усадьбу и довел ее практически до аварийного состояния.

Макеева: Если говорить об условиях продажи, можно ли понять, почему такая, в общем-то, достаточно невысокая для земли в этом районе даже была цена? Это закон как-то оговаривает?

Соседов: Закон это не оговаривает. Опять-таки, как было сказано в аукционной документации, которую представляло Министерство обороны, там были оценены все эти обременения, которые наложены на данный земельный участок, «в связи с тем, что невозможно приступить к его освоению прямо сейчас», то вот такая заниженная цена. Но есть очень серьезное опасение, что, конечно, идет большое давление со стороны всех инвесторов, и есть уже реальные проекты сокращения охранных зон. В частности, в том году Министерству культуры застройщики представляли проект, который предполагал в 10 раз сократить территорию памятника и практически полностью ликвидировать охранную зону.

Зыгарь: Может быть, я что-то пропустил, а откуда вообще в охранной зоне завелось Министерство обороны?

Макеева: При советской власти.

Соседов: Ну да, оно завелось еще при советской власти. Но было постановление правительства в 96-м году, которое обязало все эти земли передать в пользование музея. И Министерство обороны только в 2005 году проснулось и вместе с Красногорской администрацией умудрилось оформить на себя большую часть земель в охранной зоне.

Зыгарь: То есть, в нарушение закона?

Соседов: В нарушение постановления правительства и закона. После этого Министерство культуры многократно обращались в Министерство обороны с просьбой все-таки передать эти участки как жизненно необходимые для развития музея.

Зыгарь: Это как в картах: Министерство культуры Министерство обороны не бьет?

Соседов: Ну да, в результате Министерство обороны отвечало, что это земли обороны, они необходимы для обороноспособности нашей страны, не могут никому передаваться. И последний такой ответ был буквально полгода назад.

Зыгарь: Серьезно?

Соседов: Да. Вот, черным по белому. И вот спустя полгода эти земли прекрасно были проданы.

Макеева: Редут. «Архангельское» - это редут.

Зыгарь: Теперь за обороноспособность нашей родины отвечает компания «Градострой». Теперь мы знаем, с кого спрашивать, если что.

Макеева: Я даже не знаю, как это прокомментировать. Евгений, скажите, сейчас одна надежда на то, что кто-то еще, допустим, выше, отреагирует на слова министра культуры Авдеева или у министра культуры (все-таки речь идет о памятнике историческом) есть возможность…

Зыгарь: Как у опытного дипломата и дипломатичного человека.

Макеева: Абсолютно. …Есть возможность на это повлиять как-то более существенно, нежели слова «сомнительная акция»?

Соседов: Есть, конечно, возможность.

Зыгарь: Не ждете ли вы, что президент скажет «непорядочек» и что все завертится?

Соседов: Конечно, это было бы неплохо и мы этого ждем. Но пока не будут приниматься какие-то реальные меры, которые не зависят ни от президента, ни от премьера, они зависят от госорганов... То есть, контролирующие органы должны подавать иски в суд, другие органы должны заниматься передачей земель усадьбе. Можно очень долго говорить, делать какие-то заявления, но если не будет реальных действий, реальных шагов, то ничего не изменится.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.