АРХИВ. О чем мечтал Порошенко всего год назад — интервью будущего президента Украины в студии Дождя

Здесь и сейчас
25 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Евросоюз разочаровался в Украине. В ноябре на саммите в Вильнюсе должны были подписать так называемое «соглашение об ассоциации» – это первый шаг к вступлению в ЕС. Но как заявил сегодня министр иностранных дел Польши после долгих переговоров с украинскими политиками: «на сегодняшний день вывод может быть только один — Украина еще не готова».

От Украины требовали реформировать прокуратуру, избирательное законодательство и освободить экс-премьера Юлию Тимошенко. «Без решения этих вопросов, как подвернула почему-то американская участница встречи, замгоссекретаря США по политическим вопросам Венди Шерман, перспектива европейской интеграции является сомнительной».

У нас в гостях миллиардер, депутат Верховной рады Украины и член комитета по вопросам европейской интеграции Петр Порошенко.

Макеева: Как по вашему наблюдению, куда Украина все-таки движется? В сторону ли Европы в принципе?

Петр Порошенко: Спасибо, что пригласили и дали возможность пообщаться. Я не буду вас обременять количеством законопроектов, которые были приняты, дорога, которой прошла Украина на пути к европейской интеграции, но могу вас заверить, что сегодня 90% того плана действий по подписанию положения по ассоциации уже пройдено. У нас вчера завершились переговоры премьер-министра Азарова с баронессой Эштон в Люксембурге, где было абсолютно четко задекларировано, что двери Европы для Украины открыты. Позиция Радослава Сикорского, моего доброго друга, министра иностранных дел Польши, в данном случае звучит не как запретительная, а как стимулирующая. Осталось 4 месяца, и за эти 4 месяца мы должны сделать ту работу, которая находиться в плане действий. Украинская сторона, я думаю, что имеет возможность продемонстрировать эффективные действия. И 28 ноября на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе подписать уникальное по своему роду Соглашение об ассоциации.

Казнин: Почему уникальное?

Петр Порошенко: Потому что это соглашение не имеет аналогов. На самом деле, соглашений с ЕС достаточно много. Его имеют Турция, страны Северной Африки, другие государства-соседи, но по своему объему сферы регулирования, по глубине проникновения, по объему углубленной и всеохватывающей зоне свободной торговли, связанный с этим безвизовый режим, связанный с этим целый ряд программ реформирования всех сфер жизнедеятельности государства – это действительно достаточно амбициозное соглашение. Я горжусь тем, что я принимал участие в его подготовке. Моя подпись стоит на парафированном экземпляре, когда мы парафировали зону свободной торговли. И я глубоко убежден, что речь идет не только о деньгах, не только о безвизовых поездках, не только об инвестиция, речь идет о ценностях. И если мы говорим о европейских ценностях – антикоррупционных европейских ценностях, прозрачность судебной системы, эффективной модели государства и власти, демократии, свободе выборов, отсутствия избирательного правосудия и многих других составляющих – то это хороший амбициозный шаг для Украины.

Макеева: Как на счет процессов интеграции в рамках СНГ? Вот сейчас проходит конференция «Российско-украинские отношения: реалии и перспективы». Там председательствует спикер Госдумы Сергей Нарышкин. Он сегодня произнес такую большую речь пространную. В частности, он говорил о попытках извне, направленных на то, чтобы помешать процессам евразийской интеграции, как он это называет и добавил, что «в России не скрывают желание видеть Украину в числе деятельных и ответственных участников, проходящих на пространстве СНГ процессов интеграции». То есть, не скрывает желания, но пока еще не видит.

Петр Порошенко: На самом деле я очень признателен уважаемому Сергею Евгеньевичу. Мы сегодня с ним имели достаточно длительную двухстороннюю встречу. И я могу сказать, что эта встреча межпарламентская была очень актуальной. Потому что вы знаете, совершенно неэффективно, когда очень редко встречаются парламентарии двух стран и вместо того, чтобы говорить о проблемах, которые безусловно сегодня существуют в украино-российских отношениях, начиная от проблема угрозы введения виз и заканчивая огромным комплексом проблем в торговых отношениях между нашими странами, начиная от 8-часовых очередей при пересечении границы, заканчивая проблемами учеников или студентов, которые хотят взаимно учиться в наших странах, начиная от пенсионеров, которые не могут оформить пенсии, работая в соседних странах, и заканчивая… То есть, перечень огромен. На самом деле, эффективная власть должна проводить переговоры и эти проблемы снимать, а не просто утверждать совершенно достойные уважения слова о братских народах, славянском единстве и о многом другом.

Казнин: Это происходит?

Петр Порошенко: На самом деле, даже факт того, что эти проблемы были сегодня обозначены на конференции, я считаю, что это уже позитивно. Даже сам факт того, что будут обращения в правительство, потому что это находится в сфере и компетенции правительства, это тоже само по себе неплохо. Для многих это было открытие, потому что мы должны уже переходить от бравурных реляций к программе действий, которые будут обеспечивать взаимодействие наших стран. В конечном итоге, интеграционная составляющая наших отношений является не единственным возможным механизмом взаимодействия России и Украины. Ведь мы сегодня не говорим об интеграции Украины в ЕС. На первом этапе это просто механизм Зоны свободной торговли, которая начинает функционировать и которая уже давно действует, кстати, весьма эффективно, в отношениях между Россией и Украиной, между Украиной и СНГ.

Макеева: Как раз думала, что такое сегодня видела, нашла сообщение. Глава ФМС Константин Ромодановский сообщил, что более миллиона украинских трудовых мигрантов работают в России незаконно, порядка 700 тыс. из них может быть закрыт въезд в Россию на 3 года.

Петр Порошенко: Вы абсолютно правы. На самом деле, речь идет о жизни простых людей. Если эти люди приезжают сюда, честно работают, платят налоги, они создают ВВП - это абсолютно нормально. Свобода человека работать там, где он считает нужным.

Макеева: Все-таки как вы считаете, вот вы сами употребили словосочетание «первый этап». Вот стремление хотя бы на первом этапе приблизиться к ЕС, как оно отразиться на решении Москвы вот этих вопросов практически? Или это дальше уже, может быть, и слова о братских народах славянских перестанут звучать, например? Это способствует укреплению отношений? Удастся ли Украине усидеть на двух стульях, грубо говоря?

Петр Порошенко: Речь не идет о том, чтобы сидеть на двух стульях. Вот если вы спросите меня, какой бы я видел идеальную модель взаимодействия, у нас когда-то была декларация Владимира Владимировича Путина о том, что он видел Зону свободной торговли от Лиссабона до Владивостока. Давайте реализовывать эти позиции, потому что речь пока идет только о свободной торговле. А если речь идет о том, какой бы я хотел видеть Россию – европейской, с европейскими ценностями.

Казнин: Вы как дипломат сейчас говорите: достаточно утопические вещи про Лиссабон и Владивосток…

Петр Порошенко: Это говорю не я, я цитировал.

Казнин: Поворачиваясь лицом к Европе, не поворачиваетесь ли вы спиной к России? Ведь Восточная Украина и очень многие люди на Украине воспримут это именно так.

Петр Порошенко:  На самом деле, никто не собирается к России поворачиваться спиной. Есть на сегодняшний день модель, которая демонстрирует открытость и к диалогу, и к сотрудничеству, и к взаимодействию. Эти темы не только касаются, допустим, экономических проблем. Есть социокультурные проблемы, есть проблемы безопасности, где взаимодействие показано. Но если кто-то будет желать занимать позицию строительства нового железного занавеса между Россией и Украиной, поверьте мне, что это будет против интересов обоих народов. Сегодня мы, кстати говоря, имеем очень уникальную ситуацию в социологии. Ведь сломлена та тенденция, которая была еще несколько лет назад, когда уровень недоверия со стороны россиян к украинцам рос и он составлял что-то около 25-30%. Сегодня ситуация с точностью до наоборот. Сегодня абсолютный позитивный рост доверия со стороны украинцев к россиянам и обратный процесс, когда все-таки воля народа воспринимает это как братские страны. И на сегодняшний день, я думаю, власти должны просто реализовывать эту волю народа.

Макеева: Давайте вернемся к вопросу - 10%, что осталось сделать Украине для того, чтобы совершить этот первый шаг. Вопрос политического преследования и заключения бывшего премьер Тимошенко, он как-то будет рассматриваться, решаться, будет ли он ключевым, когда Европа начнет принимать окончательное решение?

Петр Порошенко: Я надеюсь, что да. Позиция ЕС: они не говорят о том, виновна Тимошенко или нет, они четко утверждают, что Тимошенко в процессе осуществления судебного разбирательства была лишена права на качественную и объективную свободную защиту. Это было подтверждено решением Европейского суда по правам человека. Право на справедливый суд – неотъемлемое право каждого гражданина. На сегодняшний день ведутся активные переговоры как на право Тимошенко получить качественное лечение, в том числе и за границей, так и на право на справедливый и непредвзятый суд. И в этом ключе, безусловно, переговоры ведутся. Остальные проблемы, которые сегодня существуют, я могу буквально 2-3 назвать – это кардинальное изменение в Законе «О прокуратуре». Когда у нас уходит общий надзор, когда какой-то, извините меня, чиновник определяет вместо суда что законно, а что незаконно. Это общая проблема и России, и Украины. И поэтому внесение изменений в Закон «О прокуратуре» - это вещь, которая сегодня назрела и перезрела. Это просто постсоветское наследие, которое необходимо менять. И третья позиция – это избирательный кодекс или избирательное законодательство, которое двигает страну к прозрачным, свободным и демократическим выборам, которые должны, собственно говоря, символизировать и реализуют демократию. Поэтому я думаю, если мы говорим о конкретных шагах, вот скажите, кто против борьбы с коррупцией?           Кто против демократических выборов? Кто против того, чтобы жили в европейской правовой системе с правами прокуратуры только представлять в суде интересы государства и не больше? И кто против того, чтобы в стране не было избирательного правосудия?

Макеева: Кого ни спросишь – все «за». И вот еще один вопрос, где, может быть, Европа могла бы выступить арбитром - это дата выборов мэра Киева. Более того, ходят слухи, информация гуляет, что вы можете стать следующим мэром Киева и имеете такие амбиции. Правда ли это?

Петр Порошенко: Безусловная правда, что мэром Киева может стать только тот, за кого проголосуют киевляне. Вчера еврокомиссар Фюле во время встречи с премьер-министром абсолютно твердо заявил, что проблема выборов в 5 округах, где не были избраны депутаты во время последних парламентских выборов, и проблемы назначения городского головы в столице Украины Киеве являются достаточно критическими показателями, где парламент должен отреагировать. Я надеюсь, что осенью эти выборы будут назначены. И если будет решение политических сил, сегодня это находится на завершающем этапе, выдвинуть меня кандидатом в мэры, по крайней мере, на текущий момент уровень социологической поддержки убедительно демонстрирует, что у меня шансы весьма высоки.

Казнин: Спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.