Архимандрит Тихон Шевкунов о том, какой учебник истории нужен Путину

Здесь и сейчас
16 января 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Сегодня президент Владимир Путин и ученые, историки, учителя и другие эксперты собрались, чтобы обсудить, как идет работа над концепцией единого учебника истории. На встрече с экспертами Путин пояснил, что для него означает единый учебник истории. 

«Единые подходы к преподаванию истории совсем не означают казенное, официозное, идеологизированное единомыслие. Речь о другом. О единой логике преподавания истории, понимании неразрывности и взаимосвязи всех этапов развития нашего государства и нашей государственности, о том, что самые драматические, неоднозначные события – это неотъемлемая часть нашего прошлого», – заявил Владимир Путин.

С нами в студии был архимандрит Тихон, ответственный секретарь Патриаршего совета по культуре, наместник Сретенского монастыря.

Дзядко: Вы один из участников сегодняшней встречи, член рабочей группы по созданию этого единого учебника истории.

Кремер: В чем ваша роль была в этой рабочей группе? Насколько вам удавалось отслеживать в этом едином учебнике истории роль Русской православной церкви?

Архимандрит Тихон: Я не являюсь членом рабочей группы. Меня пригласили постольку, поскольку всего два месяца назад мы сделали выставку в Москве, которая называется «Романовы. Моя история». Эта экспозиция привлекла достаточно большое внимание, за 20 дней на выставке побывало более 300 тыс. человек. Я член Российского исторического общества, поэтому как раз меня и пригласили, чтобы поговорить, в том числе и на эту тему, обсудить подходы к единому учебнику. Я бы, скорее, назвал его базовым учебником по истории.

Дзядко: Получается, вы здесь были в качестве наблюдателя.

Архимандрит Тихон: Да, гостя и отчасти участника, как были, например, обычные школьные учителя.

Кремер: Вы говорите «отчасти участником». Какая у вас позиция? Что вам казалось важным привнести?

Архимандрит Тихон: Сам факт того, что задумались над базовым учебником истории – это, конечно, необычайно важно. Были бурные дискуссии на эту тему. Сейчас зачитали слова президента о том, что это не будет некое идеологизированное пособие, которое напоминает учебники советского периода. Это, конечно, принципиально важно. Но, несомненно, не менее важно и то, что все же базовый подход к пониманию истории должен быть в нашей стране. Расскажу короткую историю. У нас высшее учебное заведение Сретенская духовная семинария при Сретенском монастыре, и как-то раз я собрал всех студентов и задал вопрос: «Кто знает, кто такой генерал Карбышев, и кто знает, кто такой генерал Власов?» К сожалению, я должен пояснить, что генерал Карбышев был герой Великой Отечественной войны, бывший белый офицер, который героически погиб в немецком плену под пытками.

Дзядко: Маршал.

Архимандрит Тихон: Генерал.

Дзядко: Маршал.

Архимандрит Тихон: Маршал? Хорошо. Не буду спорить. Так вот когда я спросил, кто такой все-таки генерал Карбышев, мне не ответил практически никто. Это были первый, второй, третий, четвертый курсы. Пятый курс ответили все, потому что они у нас изучали этот период истории. Когда я спросил, кто такой генерал Власов, руку подняли все. И на вопрос, кто же он такой, мнения разделились. Большая часть сказала, что это был борец со сталинским тоталитаризмом и герой. А остальные сказали, что это был предатель. «Откуда вы это взяли?» — спросиля. «Из учебников». И потом они мне принесли учебник по истории, один из многих, где была фотография генерала Андрея Андреевича Власова перед строем РА: «Предатель или герой?» Вот такая дезориентация подростков. Такое отношение к истории и созидание таких героев из антигероев – это, конечно, совершенно недопустимые вещи. Но это было сплошь и рядом в последние 20 лет. Дегероизация истинных сынов Отечества (скажу уж высоким штилем) и героизация, в том числе предателей или, скажем, гламура. Сейчас я думаю, что этому будет положен конец. В первую очередь, ученым сообществом.

Дзядко: Прошу прощения, я должен извиниться перед вами. Не маршал, генерал.

Архимандрит Тихон: Ничего страшного.

Кремер: Продолжим учить историю. Скажите, вы же ознакомились с этим проектом учебника истории. Будут ли там упомянуты важные для Русской православной церкви моменты? Например, декларация митрополита Сергия, которая случилась в 1927 году?

Архимандрит Тихон: Да.

Кремер: И последующая дискуссия вокруг этого.

Архимандрит Тихон: Конечно, это не учебник церковной истории.

Кремер: Естественно, просто есть какие-то важные моменты.

Архимандрит Тихон: Принципиально ведь, на встрече с президентом сейчас решались не частности какие-то, скажем, декларация митрополита Сергия и последующая многолетняя дискуссия по этому поводу, которая была иногда созидательной, иногда трагической для нашей церковной и общероссийской истории. Говорилось о том, какой должен быть учебник. Некие главные векторы обсуждались и воспринимались людьми, не задавались, а воспринимались теми 15-20 людьми, которые были собраны, в первую очередь, те, кто будут создавать этот учебник. Мы посмотрели учебники американские, японские, китайские, немецкие, французские. Это не научные трактаты и не академическая песочница, где сидят очень посвященные люди и, в том числе, долго разговаривают о декларации митрополита Сергия. Это книги о величии каждой из этих стран, о поразительном, уникальном пути, которая прошла страна, о созидании, созидательной деятельности народа, потрясающих совершенно героях. При всем при том, и американским, и французским, и китайским детям сейчас дается возможность посмотреть и иные подходы, в том числе весьма критические. Как раз об этом тоже говорилось, что учителя будут снабжены специальными пособиями, где они могут почерпнуть, а затем и рассказать школьникам, о разных взглядах на те или иные события.

Кремер: Разных взглядов в самом учебнике не будет? Они будут в каких-то дополнительных пособиях?

Архимандрит Тихон: Если мы будем сейчас о разных взглядах на Власова, к примеру, долго рассказывать в теме, посвященной Великой Отечественной войне, то мы не составим с вами учебник. Есть практическая цель – составление учебника.

Дзядко: Вы говорите про величие и созидание. А если некий период в жизни государства заключался не в величии и созидании, а в уничтожении своего собственного народа?

Архимандрит Тихон: Вы только что цитировали президента РФ, который как раз об этом и говорил, что ни в коем случае не закрывать глаза на те, иногда ужасные, страшные события, трагические события, которые были в нашей истории. Ни в коем случае. Называть вещи своими именами. Факты будут положены в основу этого учебника.

Кремер: Есть не очень лестные для способности юного поколения развивать в себе патриотизм, любовь к родине факты. Как с ними быть?

Архимандрит Тихон: Полным-полно. Мы делали сейчас выставку, на которой в субботу-воскресенье было процентов до восьмидесяти молодежи. Мы совершенно не боялись давать какие-то факты, которые не красят, скажем, представителей той же самой династии Романовых. Например, Михаил Федорович – замечательный царь, недооцененный, колоссально много сделавший для России. Но в начале его царствования указом земского собора был повешен четырехлетний мальчик, сын Марины Мнишек и Лжедмитрия II. «Воренок» — от слова «вор». Мы об этом рассказали, совершенно не побоялись этого.

Кремер: При этом выставка, о которой вы говорите, если не ошибаюсь, завершалась портретом президента Владимира Путина.

Архимандрит Тихон: Секундочку. «Завершалась». Вы так говорите, как будто мы выставили с одной стороны Романова, а с другой стороны президента Владимира Путина. Это не так. В конце выставки было около 50-60 высказываний разного рода историков, ученых, писателей, политических деятелей, современных и тех, кого мы взяли из глубин истории, о России, о ее предназначении, об истории тоже. В том числе была цитата и президента Путина.

Кремер: Я как раз хотела задать вопрос по поводу учебника. Будет ли там какой-то отдельный раздел, посвященный периоду правления Владимира Путина?

Архимандрит Тихон: Конечно. Я думаю, будет раздел, не посвященный правлению президента Путина, а с 2000 года до наших дней. Конечно, это будет. Это наши прошедшие годы, это наша история.

Дзядко: А каким образом тогда в учебнике (вероятно, вы знаете, поскольку вы его смотрели)…

Архимандрит Тихон: Концепцию смотрел, учебника еще нет.

Дзядко: Будут отражаться те моменты, в которых на сегодняшние происходящие события у людей есть разные точки зрения?

Архимандрит Тихон: По-разному будут, наверное, отражаться. Какие, например?

Дзядко: Например, по мнению президента Владимира Путина, у Михаила Ходорковского руки в крови, а, по мнению российского суда, его в убийствах никогда не обвиняли.

Архимандрит Тихон: Я здесь не берусь судить, хотя у меня есть свое мнение по этому поводу. Это действительно дело людей компетентных.

Кремер: А как детям рассказывать про это?

Архимандрит Тихон: Я общался с Петуховой и слышал совершенно другое. Как рассказывать детям? С разных сторон.

Кремер: Вы же говорите, что «с разных сторон» — это в отдельном пособии.

Архимандрит Тихон: Секундочку. Мы сейчас не будем загадывать, будет рассказана официальная позиция, и, по всей видимости (я не автор этого учебника, может, что-то из нашего материала возьмут, скажем, по династии Романовых, по другим экспозициям, которые мы сделаем), будут рассказаны все протестные темы. Если не все, то основные протестные темы, которые возникали по этому поводу. Ничего странного нет, думаю, что будет именно так. Во всяком случае, уж для учителей-то точно будет представлено максимальное количество, естественно, адекватное для подростков (это будет 10 или 11 класс) информация, где они могут почерпнуть какие-то факты и изложить так, как они считают нужным. Никто не будет принуждать учителей говорить так или иначе.

Кремер: Есть ли какая-то предположительная дата выхода этого учебника? Я так понимаю, что будущий ЕГЭ 2015 года уже будет сдаваться по этому новому, но еще не существующему учебнику.

Архимандрит Тихон: Может быть, еще год пройдет. Это серьезная задача, потому что предполагается сделать целую линейку учебников истории. Должно быть, конечно, единство.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.