Игнатьева: 90% аптек в убыточном состоянии

Здесь и сейчас
16 июня 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Почти половина аптек в России может закрыться. А цены на лекарства могут повыситься на 10%. Для аптек повешение цен на товары - единственный способ сохранить бизнес. С начала этого года для них резко увеличились страховые выплаты: если раньше они были льготными и составляли 14%, то с 1 января их подняли до 34%. Как итог - аптеки работают на грани рентабельности.

Российский фармацевтический рынок ждет катастрофа? - обсуждаем с исполнительным директором Российской ассоциации аптечных сетей Нелли Игнатьевой. 

Фишман: Выходит, что частные аптеки падают жертвой того самого повышения социального налога, вокруг которого ломают копья в правительстве и в Кремле. Это так?

Игнатьева: К сожалению, это так. Я в первую очередь развею миф о том, что аптеки вообще считались рентабельными предприятиями.

Писпанен: Казалось, просто из-за того, что они растут как грибы после дождя.

Игнатьева: Это действительно миф, который вполне обоснован глазами потребителя, глазами всех участников рынка других сфер деятельности в силу того, что аптек очень-очень много, на первый взгляд. Однако мы недавно буквально получили данные Росстата, которые запросили от нашей ассоциации. Рентабельность аптечных организаций от реализации только лекарственных препаратов на конец 2010 года составляет 0,9%, это меньше 1%. Это что касается эффективности бизнеса, таковой, какая она была до 2011 года. Что касается в целом, поскольку аптеки реализуют не только лекарственные препараты, но и другие товары аптечного сортимента, в том числе косметику, оптика – это несколько иное. Что касается именно косметики, то рентабельность доходит до 2,2%, и это на конец 2010 года.

Фишман: Речь идет о бизнесе в целом, в котором государственные и частные игроки?

Игнатьева: Да. Если рассматривать с экономической точки зрения, эффективность бизнеса именно такова. И что касается мифа, он, скорее всего, транслируется оттого, что большая фарма, есть производители и вообще фармацевтический бизнес как таковой рентабельный. Но, к сожалению, это совершенно не относится к аптекам. И особенность аптек заключалась в том, что они действительно пользовались льготным режимом налогообложения. Правильно он называется специальный режим налогообложения, единый налог на вмененный доход. На этом налоге 80% аптечных организаций находились до начала этого года. Причем особо хочется заметить – здесь нет никакого деления на частные аптеки, государственные и муниципальные аптеки. Это касается абсолютно всех. Но с начала этого года, по оценкам нашей ассоциации, это где-то порядка 60-70% лишились права применять этот единый налог на вмененный доход. Этим правом обладают те аптечные организации, штатная численность которых не превышает 100 человек. Плюс при этом доля юридического участия в уставном капитале не превышает 25% при условии, что торговая площадь не превышает 150. Но дело все в том, что ранее к аптекам предъявлялись требования по площадям, это лицензионные требования. И весь фармацевтический розничный рынок выстоял именно на такой модели, которая удовлетворяла ранее тем критериям, которые давали право использования этого единого налога на вмененный доход, и как результат этого бизнеса – это как раз те цифры 0,9% и 2,2%.

Фишман: У меня есть общий вопрос – зачем вообще тогда заниматься аптечным бизнесом? Зачем мне, как бизнесмену вообще в это дело лезть, если там никакой отдачи?

Игнатьева: Извините за улыбку, вопрос вполне логичен, поскольку я еще и преподаю экономику. Он вполне логичен к экономической модели, бизнес-модели. Дело в том, что аптеки никогда не были рентабельными. Аптека – это такая социально направленная сфера бизнеса, она выполняла эту миссию для народа, обеспечение лекарственными препаратами.

Писпанен: Не скажите. Я знаю несколько человек, которые стали миллионерами именно на аптечном бизнесе.

Игнатьева: Хотелось бы узнать, кто эти люди?

Писпанен: Это мои друзья, я не буду называть их имена сейчас.

Игнатьева: Я как руководитель российской ассоциации аптечных сетей очень и очень в этом сомневаюсь. Я в этом очень уверена, дело все в том, что лидеры нашего розничного рынка – я не буду сейчас делать рекламу аптечным сетям, которые всем известны – это федеральные наши сети, отдельные региональные сети в том числе. Но что касается федеральных сетей, это публичные компании, финансовая отчетность которых открыта и доступна для каждого. Откройте эту финансовую отчетность, они убыточны.

Писпанен: Зачем они занимаются этим? Это социальная нагрузка бизнеса?

Игнатьева: Это социальная нагрузка бизнеса, решение непосредственно тех акционеров, которые в этот бизнес входят. Спасибо, что такие люди есть, постольку поскольку на сегодняшний день закрываются муниципальные государственные аптечные учреждения. В городе Челябинске закрылись все муниципальные аптеки.

Фишман: Сейчас, после вступления в силу новых правил?

Игнатьева: Это уже результат этого года, как вы уже совершенно справедливо отметили в самом начале, то, что сегодня аптечные организации – 90% абсолютно точно в убыточном состоянии. Муниципальные государственные структуры все работают в минус.

Писпанен: Это ожидания социального бунта, получается? Аптеки кому нужны – в основном, все-таки пенсионерам, у которых и так нет денег. И если еще поднимутся цены на лекарства….

Игнатьева: К сожалению, скорее всего, для нас, удобно, может быть, для кого-то - всегда все претензии предъявляются к аптекам. Это вполне логично. Потребитель приходит в аптеку, он видит высокие цены на лекарственные препараты, кому еще претензии предъявлять, как не к аптеке. Но аптеки даже на сегодняшний день стараются сдерживать те негативные последствия увеличения ставок страховых взносов. Каким образом? Происходит у нас такая картина. Сегодня изменяется ассортимент аптечной организации. Аптека, по сути, перестает быть таковой аптекой, какая она должна быть. Закрываются государственные муниципальные учреждения, льготный отпуск кто будет осуществлять? Его осуществляют государственные аптеки. У нас есть государственные аптечные сети, которые доставляют в труднодоступные региона нашей страны лекарственные препараты. Вы удивитесь, но сама доставка, логистика лекарственного препарата в десятки раз превосходит по стоимости, нежели стоимость самого препарата. Они это делают, они это выполняют.

Писпанен: Снижение страховых взносов спасет? Все-таки Медведев пообещал.

Игнатьева: На самом деле, мы уже как ассоциация, как общественные представители других ассоциаций, второй год неоднократно обращалась в правительство, были даны неоднократные поручения, ровно как президенту. Обещания есть. Но однако у нас сегодня есть опасения, перед тем, как правительство и президент примут решение по снижению ставок страховых взносов, парадокс нашего бизнеса заключается в том, что мы не относимся к социальному бизнесу. И не относимся к малому бизнесу. Сегодня есть законопроект, разработанный Минздравом, есть послабление этой ставки страховых взносов до 26%. Однако это повлечет рост цен до 8% без учета инфляции. Это наши прогнозы. Аптеки уже закрываются, более 10 тысяч аптечных организаций закрылось на территории РФ, если мы посмотрим на Москву, Москва совершенно не показатель. Тут такого не происходит, и этому есть объяснение. Аптеки Москвы – у них ставки выросли с 26 на 34%. Им легче переживать эту ситуацию, здесь совершенно иной инвестиционный климат, а в регионах происходит ужасающая картина.

 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия