Антон "MAKE": "Каждый протестный знак имеет историю"

Здесь и сейчас
7 октября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Антон "MAKE" , художник группы "Городские партизаны"

Давлетгельдеев: Крайне интересный человек у нас в гостях - Антон «Маке», художник группы «Городские партизаны», наверное, один из самых обсуждаемых персон в интернете, в блогах. Правда, называется только имя всех статьях, которые пишутся, а никто не знает про творческий псевдоним «Маке» почему-то.

«Маке»: Потому что это пошло из одного источника, из одной публикации, и дальше пошло в разные другие газеты.

Давлетгельдеев: Кто не знает, Антон Мэйк - это художник группы «Городские партизаны», которому мы обязаны появившемуся внезапно в Москве дорожным знакам. Например, таким как «Осторожно, впереди тандем», «На воре шапка горит», «Пьяные пешеходы», «Взятка на дороге», или, например, «Метро «Войковская» названа в честь одного из убийц царской семьи». Это все, ли еще какие-то есть?

«Маке»: Были еще, но тут небольшая не точность по поводу «Городских партизан». Это как бы не совсем такое сообщество, в котором я состою, я, скорее, инициатор арт-проекта, который в некотором смысле, пародирует, и через него мне бы хотелось показать какое-то движение. В этом смысле я хотел бы рассказать немножко больше о проекте, хотел бы уточнить, чтобы какие-то лавры славы, которые, может быть, сейчас есть, не совсем присваивать, объяснить, откуда ноги растут в этом проекте.

Давлетгельдеев: Давайте, объясните.

«Маке»: Для начала - я художник, искусствовед и занимаюсь вообще различными проектами, изучением проектов, связанных с искусством в городе и различными инициативами в городской среде. На эту тему я писал диплом и очень этим вопросом интересуюсь. Кроме этого, занимаюсь кураторской деятельностью и ищу какие-то возможности как художник, делая какие-то проекты на улице. Началось все в прошлом году, когда я сделал проект «Велокарта Москвы». Это была одна из первых велокарт города, и после этого я сделал с моими друзьями проект: мы разметили несколько маршрутов согласно этой карте, как можно проехать по городу. То есть, это был своеобразный стрит-арт - нанесенная баллонами разметка, как можно доехать из одного места в другое. Это был такой небольшой проект. На волне интереса к этой истории я познакомился с большим количеством разных людей, в частности, наткнулся на такое интересное явление, связанное как раз с таким партизанским переустройством города. В этом я увидел очень интересную альтернативу галерейному искусству. Потому что эти художники, они даже не называют себя художниками, это, скорее, такие активисты инициативные, которые в рамках такого комьюнити, при этом часто анонимного, занимаются как раз обустройством города, делают различные городские проекты, при этом, не говоря о том, что это искусство. Мало того, она даже не выкладывают эти свои проекты, то есть они их не документируют, потому что для них это не так важно, не так значимо. И наткнувшись на это явление, то есть, группировку некоторую, я очень вдохновился этим и решил как художник, как искусствовед начать изучать это направление. И в это же время мне поступило предложение сделать проект в рамках московского биеннале выставки «Медиа Удар» и я сразу же подумал, что было бы здорово каким-то образом привлечь к этой выставке активизм как раз вот этих людей, эту группировку, с которой я наткнулся.

Давлетгельдеев: Знаки - это часть проекта «Медиа Удар»?

«Маке»: Знаки были сделаны в рамках «Медиа Удара» и в рамках так называемой партизанской резиденции-мастерской, которую мы организовали как выставочную такую площадку. К сожалению, эти участники, они действительно работают анонимно. Для них это показалось не достаточно таким андеграундом что ли, и они решили не особо участвовать в этом проекте со своими друзьями художниками и различными экологическими активистами. Мы решили инсценировать такой проект, связанный с партизанским искусством и постараться вот этих активистов настоящих привлечь, как бы выйти немножко на поверхность.

Давлетгельдеев: У нас просто есть возможность посмотреть видео, которое вы с собой привезли. Можете как-то прокомментировать, что происходит?

«Маке»: В целом, эти знаки дорожные - это часть идеи такого городского переустройства несанкционированного, которое как раз это движение пропагандирует. Это такое движение, сейчас набирающее очень большие обороты. И вместе с этим, о нем не так много известно, потому что зачастую оно находится в полом подполье, можно сказать.

Давлетгельдеев: Здесь как раз снято, как вы вешаете знак?

«Маке»: Да. И как раз вы видите, здесь использованы одежда работников ЖКХ. Это тоже опять же такой ход, который используется этим движением, где многие из участников этого движения использую экипировку работников ЖКХ, используют такие велосипеды неприметные, как гастарбайтеры, которые работают. И в целом, являются фактически как художественные гастарбайтеры.

Давлетгельдеев: Это для того, чтобы не было претензий у сотрудников правоохранительных органов, точнее, вопросов?

«Маке»: Это своего рода камуфляж, чтобы люди вообще не замечали этого. Это делается под покровом ночи и часто это акты улучшения города несанкционированные, направленные просто на улучшение города. В этом смысле, как бы, для меня это показалось очень интересным направлением. Потому что очень многие из этих, я назову их художниками, хотя они так себя не называют, мне показалось, что это было очень интересно поднять это на поверхность, и как-то больше их продемонстрировать то, чем они занимаются. И как раз с группой своих таких коллег, мы решили сделать проект, благодаря которому мы достать на поверхность это большое движение.

Давлетгельдеев: У вас получился очень политизированный проект. О вас пишут как о такой новой художественной оппозиции. Вы не просто там среду улучшаете, как говорите, вы действительно делаете некое политическое высказывание. И «Осторожно, тандем» - это четкое политическое высказывание, особенно в связи с «Единой России», с перестановками слагаемых, где сумма не меняется.

«Маке»: Вы знаете, единственное есть такой момент, что да, с одной стороны можно говорить о политике, но для меня это…То есть, с одной стороны я взял как раз те методы вот этого партизанского обустройства городской среды, которые используются в рамках этого движения, и вложил в это скорее свою собственную какую-то историю, которая для меня важна. То есть, для меня важно как раз развитие велодвижения. Я этим много занимаюсь, как раз мы всячески стареемся работать и с чиновниками по этому поводу. И в рамках недавно прошедшей недели альтернативных видов транспорта, у нас был запланирован небольшой вело-заезд по набережной Москвы, который должен был закончиться около собора Василия Блаженного и дальше к Лужникам. И он проходил, должен был пройти, это массовый заезд…

Давлетгельдеев: Мимо Гостиного двора.

«Маке»: Он проходил 24 числа, должен был пройти, и буквально за день нам сказали, что мы не можем его проводить, несмотря на то, что он был согласован. И как раз в этом месте был повешен знак, потому что в этот же день из-за съезда партии отменили вело-заезд. Кроме того, вокруг Кремля, несколько лет назад повесил знаки, запрещающие въезд на территорию не только с Красной площади, а вообще на территорию Кремля на велосипедах, при этом абсолютно не обусловлено ничем. В этом смысле, здесь есть моя собственная история, которая наложилась на политическую. В этом смысле, это моя личная история, она даже является скорее более значимой. При этом произошло и попадание в такую политическую какую-то составляющую, благодаря которой я здесь и оказался.

Давлетгельдеев: Ну да, вы очень к месту пришлись, все эти знаки и то что некоторые из них были сняты. Насколько я знаю, три сняли, демонтировали

«Маке»: Да, три сняли, демонтировали, остальные нет. Причем, какие-то достаточно такие резкие. Но при этом у них у всех есть конкретная история и все они запечатлевают, то есть, у меня нет… Для меня это как бы своего рода исследование, попытка просто запечатлеть какие-то определенные важные точки, фатальные точки, которые находится в разных частях города, как, скажем, улица Солянка рядом с известным клубом, где действительно очень много пьяных пешеходов. И когда мы туда приехали размещать этот знак, они ходили повсюду и буквально падали на проезжую часть.

Давлетгельдеев: И на ваш знак?

«Маке»: Ну да, и практически на знак. Возможно, они и сняли, увидев красивый знак, неизвестно кто его снял. В целом, у этого знака есть и конкретные посылы для водителей, чтобы они были осторожнее, когда проезжают по этой улице, потому что там действительно очень много пьяных пешеходов.

Давлетгельдеев: Смотрите, значит, максимум, что вам грозит - 1500 рублей штрафа за каждый установленный знак? Вы вообще закон нарушали тем самым?

«Маке»: Ну, как… Нужно тут говорить, что эти знаки не соответствуют госту, и они фактически не являются знаками. То есть, это просто таблички, которые похожи на знаки, но знаками не являются и мало того, они не несут никакого, то есть, они не представляют никакой опасности для вождения автомобилей и большинство из них не на проезжей части. То есть, есть и на проезжей, но они на спокойных местах, либо рядом со знаками пешеходного перехода и они как бы дополняют этот переход обезличенный, добавляют какой-то личный элемент. Что касается других знаков, примерно то же самое.

Давлетгельдеев: Удивительно, что до сих пор знаки стоят. Так что, если не видели еще, обязательно сходите, посмотрите в те места, где еще это можно сделать. Например, у метро Войковская.

«Маке»: У метро Войковская, если идти от «Метрополиса» к станции метро, можно больше узнать о станции метро и истории ее названия.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.