Анна Ставицкая: «Убийц Политковской найдут, если их разрешат найти»

Здесь и сейчас
8 октября 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дети Анны Политковской против Следственного комитета. Семья обозревателя «Новой Газеты», убитой шесть лет назад в подъезде своего дома, добивается расторжения сделки, которую следователи заключили с одним из подозреваемых в организации покушения, бывшим милиционером, Дмитрием Павлюченковым.

Сегодня Вера и Илья Политковские подали ходатайство в Следственный комитет и Генпрокуратуру. Они ознакомились с материалами уголовного преследования Павлюченкова, и пришли к выводу, что он не выполнил взятые на себя обязательства, а значит, не может рассчитывать на рассмотрение дела в особом порядке. Ранее замглавного редактора «Новой Газеты» Сергей Соколов объяснял, что от бывшего милиционера ждут, что он назовет имя заказчика убийства Анны Политковской.

В материалах дела, с которыми ознакомились родственники журналистки, этих сведений нет. При этом Дмитрий Павлюченков дал показания, в которых уменьшил свою роль в подготовке покушения и может рассчитывать на минимальное наказание. Вера и Илья Политковские считают, что он должен оказаться на скамье подсудимых вместе с другими пятерыми фигурантами, и это должен быть открытый процесс, под контролем общественности и СМИ. В Следственном комитете с такой постановкой вопроса не согласны.

Желание детей Анны Политковской разорвать сделку следствия с Павлюченковым, мы обсудили с Анной Ставицкой.

Кремер: Скажите, отреагировал ли как-то Следственный комитет на это ходатайство? И какой реакции вы ждете?

Ставицкая: Отреагировать какой-либо правоохранительный орган на любое ходатайство может лишь процессуальным путем. Либо отказать, либо удовлетворить это ходатайство и вынести по этому поводу процессуальный документ, постановление. Пока каких-либо процессуальных документов мы не получали, и так быстро мы их получить не можем, потому что ответить на это ходатайство может только прокурор, который получит это дело после того, как Павлюченков также ознакомится с материалами дела. Насколько я знаю, на сайте Следственного комитета есть информация, которую распространил пресс-секретарь Следственного комитета, господин Маркин. Я не берусь цитировать, потому что точную цитату не помню, но он сказал, примерно следующее: что с их точки зрения оснований для расторжения сделки не имеется. Но это, насколько я понимаю, мнение господина Маркина, озвученное не в процессуальном порядке. А мнение по ходатайству может вынести только прокурор.

Кремен: Такие реакции являются предвестниками отказа?

Ставицкая: Возможно, но понимаете, мы заявили это ходатайство, потому что выразили свою позицию, ознакомившись  с делом. Какое будет вынесено решение процессуальное, мы не можем предугадать, потому что не являемся ясновидящими.

Кремер: Вы надеялись на что?

Ставицкая: Мы подаем ходатайство для того, чтобы, во-первых, выразить свою позицию, а во-вторых, мы не согласны с заключенной сделкой. Если сделка будет утверждена впоследствии прокурором, то Павлюченков может получить минимальный срок наказания за совершенное преступление. В том случае, если бы он реально говорил о своей роли и назвал имя заказчика, то есть, выполнил условия сделки, то у нас не было бы претензий. Но мы считаем, раз он заключил такое соглашение и хочет получить минимальный срок, тогда он должен по полной программе, если так можно выразиться, помочь следствию. С нашей точки зрения, он не все условия этого соглашения выполнил.

Казнин: Не помог?

Ставицкая: Помог частично. Но полностью, с нашей точки зрения, соглашение не выполнил.

Казнин: А не может быть такого, что на процессе  появятся новые обстоятельства?

Ставицкая: Новые обстоятельства, может, и выяснятся в процессе, но дело в отношение Павлюченкова выделено в отдельное делопроизводство. В том случае, если сделка будет удовлетворена, то его дело будет рассматриваться в закрытом режиме и только  в отношении его одного. Далее будет рассматриваться большое дело в отношении других фигурантов: братьев Махмудовых, Хаджикурбанова и Гайдукаева, которые сейчас обвиняются в убийстве как соучастники. У каждого своя роль, но они все считаются следствием соучастниками. Павлюченков на этом большом процессе будет участвовать в качестве свидетеля, который будет давать показания в отношении того, что он знает.

Кремер: Какие у вас есть основания полагать, что Павлюченков назвал не настоящих заказчиков?

Ставицкая: Потому как в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, которые подтверждают это его измышление. Более того, некоторые доказательства по делу говорят, что он преуменьшает свою роль.

Кремер: Какие, например?

Ставицкая: Понимаете, я не могу заранее раскрывать эти доказательства, потому как мне бы не хотелось давать наводки для тех людей, которые, услышав эти доказательства, могут каким-то образом скоординировать свою деятельность.

Кремер: Вы говорите, что он был не просто координатором процесса, а соучастником организации убийства?

Ставицкая: У него не минимальная роль в этом деле, а существенная. Без его участия, возможно, это преступление не могло бы быть совершено. Мы полагаем, коль скоро он хочет получить минимальный срок, он должен был выполнить все условия соглашения.

Кремер: У вас есть основания полагать, что знает настоящих заказчиков?

Ставицкая: Сложно сказать, знает заказчиков или нет, потому как, если даже человек является организатором убийства, это не означает, что он напрямую общался  с заказчиком. Могут быть и посредники между организатором и заказчиком. Но то обстоятельство, что он называет определенные лица, но доказательств в отношении этих лиц нет, также наводит на мысль, что эти сведения он озвучивал лишь бы, чтобы сделка состоялась.

Кремер: Если я правильно понимаю, он назвал два имени – Ахмеда Закаева и Бориса Березовского?

Ставицкая: Об этом много говорилось в прессе, и уже нет смысла утверждать другое.

Казнин: А можно предположить, что Следственный комитет хочет каким-то образом закончить с этим делом?

Ставицкая: Безусловно, как и любой следователь, который расследует несколько лет одно убийство. Но одно дело закончить, найдя всех лиц, причастных к преступлению, чтобы сторона потерпевших была довольна расследованием. Другое дело, когда по делу половинчатость.

Кремер: Как вы оцениваете шансы найти всех участников и соучастников?

Ставицкая: Мне кажется, всегда есть шанс в том случае, если хорошо делать свою работу. Думаю, 50/50.

Казнин: Есть позиция и Бастрыкина, высказанной в беседе с замглавного редактора «Новой газеты»…

Ставицкая: Он также, по-моему, намекал на участие Березовского.

Казнин: Он говорил, что ему это дело чуть ли не надоело. Были в той беседе грубые формулировки. Это может как-то косвенно свидетельствовать о том, что Следственный комитет хочет закрыть дело половинчато?

Ставицкая: Следователь, который возглавляет следственную бригаду, говорит, что дело его чести – найти заказчика. Если это так, то я буду только аплодировать этому следователю, хвалить его везде. Пока заказчик не найден, а Павлюченков хочет получить минимальный срок. Но прогресс в расследовании реально имеется. И если следствие будет и дальше продолжать в том же духе, то не исключено, что может быть найдет и заказчик.  Если следствию разрешат это сделать, и если заказчик является лицом, которое можно найти и обвинить или назвать.

   

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.