Анита Гиговская: проект "Модная ночь" стирает классовые различия

Здесь и сейчас
7 сентября 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Анита Гиговская, вице-президент и коммерческий директор CONDE NAST Россия рассказала, чем закончилась "Модная ночь" от журнала VOGUE. Как "Модная ночь" стирает классовые различия?

Давлетгильдеев: Анита не одна, а вместе с журналом Vogue.

Гиговская: Да, журнал Vogue всегда со мной.

Давлетгильдеев: Легко понять, почему, потому что накануне закончилась «Модная Ночь журнала Vogue. Как все прошло?

Гиговская: Прошло, по-моему, очень-очень хорошо. Это третья «Модная ночь», которая журнал Vogue проводит в России. Но и не только в России. Журнал Vogue «Модную ночь» проводит уже три года подряд во всем мире, и началось это с идеи Анны Винтур, которую все считают крайне сложным, страшным, одиозным персонажем во многом благодаря образу фильма и т.д. Никто никогда не готов был понять или допустить, что она человек открытый, доступный, человек, который способен к большому сотрудничеству. Идея Fashion`s Night Out пришла в голову Анне Винтур, и она пригласила всех главных редакторов всех Vogue, их на тот момент было 17, мне кажется. Сейчас их 19, в 2009 году их было 17. Она пригласила всех на ужин во время показов в Париже, все собрались в «Ритце», это был первый раз, когда все главные редактора Vogue, которые, не секрет, конкурируют между собой, даже в рамках одного издательского дома. Она всех собрала и сказала, что кризис как-то подкосил веру в моду, пошатнул индустрию, все стали думать о том, что шоппинг – это безнравственно, и это опять не модно. Она решила предложить идею Дня покупок и Дня моды во всех странах мира и во всех крупных модных столицах мира. Действительно, если есть День разведчика, День танкиста, есть День радио – почему нет Дня моды? Это была прекрасная идея, которую с удовольствием подхватили все главные редактора и которую с удовольствием подхватила вся индустрия. Замысел этой идеи был в том, чтобы просто привести людей в магазины, там их как-то развлечь и напомнить о том, что шоппинг – это удовольствие.

Давлетгильдеев: Такая вынужденная мера на отсутствие интереса у покупателей?

Гиговская: Не совсем. Это не вынужденная мера на отсутствие интереса покупать, это попытка придумать и предложить людям праздник в то время, когда все начинают думать о том, что тратить деньги на моду и на вещи – это как-то излишне. Такое ощущение, по крайней мере, было в Америке в индустрии в начале 2009 года.

Давлетгильдеев: Удалось все-таки заставить людей поверить в то, что тратить деньги – это не излишне. Люди приходят, они действительно покупают? Это тусовка или это все-таки еще и покупка одежды?

Гиговская: Это и тусовка, и покупка. Диана Вриланд – была такая легендарная главная редактрисса американского Vogue в 60-е годы – говорила, что мода – это шоу, спектакль. Главная идея и задача Fashion`s Night Out во всех странах мира была в том, чтобы пригласить людей в магазины, а дизайнеры и марки уже сами держали магазины открытыми до полуночи, до часу ночи, придумывали какие-то развлечения. Оскар де ла Рента мог стоять за кассой, какие-то специальные лимитированные серии продуктов и коллекций выпускались к этому моменту. Идея была в том, чтобы люди пришли, поняли и поверили в то, что модные магазины, особенно индустрия высокой моды – не такая снобская, не такая закрытая индустрия, как она пытается казаться. Это была и возможность еще достаточно широким кругам публики как-то более демократичным видео увидеть моду. Знаете, как Венецианский карнавал, в котором стираются все социальные и кастовые различия, и люди в масках – и дожи, и слуги, и все одновременно, неважно, кто есть кто. Так же Fashion`s Night Out, одна из миссий которой – устроить такой фан и тусовку, карнавал во всех магазинах. Там могут делать макияж, поить шампанским, может играть DJ, вообще есть общая атмосфера тусовки. Бутик Dior, или Chanel, или бутик Louis Vuitton, или магазин ЦУМ, который каким-то покупателям может казаться слишком холодным, снобским и страшным, просто так туда не войдешь, не подготовившись и не сделав вечернюю укладку, то во время Fashion`s Night Out двери его открыты. Туда легко попасть и легко соприкоснуться с этим, понять, может быть, что и вещи не так дороги, как они пытаются казаться.

Давлетгильдеев: А рядом гуляют дизайнеры, модели – только что показали небольшой фрагмент с вчерашнего мероприятия. Наташа Поли мелькнула там. Она была, условно говоря, лицом этой модной ночи или просто приехала в гости, погуляла по магазинам в Москве?

Гиговская: Мировые модели, топ-модели, так же, как и дизайнеры, поддерживают Fashion`s Night Out во всех странах мира. Наташа Поли была нашим приглашенным гостем и открыла первую «Модную ночь» в этом году. Если в прошлом или позапрошлом году «Модная ночь» была один день во всех странах мира, в этом году мы договорились с коллегами из других Vogue, что мы будем делать их в разные дни. Вчера, 6 сентября была первая «Модная ночь», которую устроила Россия, как раз специально для того, чтобы Наташа Поли могла к нам приехать.

Давлетгильдеев: А какие-то дизайнеры были?

Гиговская: В ЦУМе была большая презентация русских дизайнеров. Все известные русские дизайнеры представляли там свои вещи, свои коллекции.

Давлетгильдеев: То есть Vogue уже начинает как-то привлекать даже российских дизайнеров, хотя традиционно – может, мне так казалось – пытался дистанцироваться от русской моды, не признавая ее легитимной.

Гиговская: Мне кажется, вы в последнее время плохо следите за русским Vogue. Как раз русский Vogue последний год очень много внимания уделяет русским дизайнерам, работает со всеми, пишет про всех. Русский Vogue последние 3 или 4 сезона поддерживает Cycles & Seasons, такое большое авангардное модное мероприятие, в котором участвуют самые многообещающие модные дизайнеры. Мы понимаем, что русская мода, даже если она еще не является такой индустрией, как французская, итальянская или американская модная индустрия, она нуждается в нашей поддержке, в поддержке Vogue, как флагманского журнала, как главного модного журнала, или модного журнала с большой буквы в первую очередь.

Давлетгильдеев: Это сентябрьский номер у вас?

Гиговская: Да. На обложке Наташа Поли как раз.

Давлетгильдеев: Просто сентябрьские номера самые толстые, самые рекламоемкие, потому что люди после лета возвращаются, после отпусков хотят покупать. Меня всегда интересовал этот феномен сентябрьского номера.

Гиговская: Сентябрь – это начало нового сезона, это смена коллекций. В августе уже во многих магазинах, многие модные марки уже выставляют свои осенние коллекции, но сентябрь – это начало нового сезона. Сентябрьский номер – это тот номер, который все стремятся купить, чтобы посмотреть, что носить осенью. А потом вообще, осенью можно больше одежды на себя надеть. В марте тоже большой номер, потому что это начало летнего сезона, но там все-таки одежды меньше, аксессуаров меньше, сапог нет. Поэтому, конечно же, это самый важный номер и для читателей, которые хотят посмотреть на тренды, что им носить в этом сезоне, и для рекламодателей, которым важно показать свои самые знаковые вещи.

Давлетгильдеев: Насколько я знаю, вы долго занимались развитием Digital в Condé Nast.

Гиговская: По-прежнему эти занимаюсь.

Давлетгильдеев: Condé Nast и ваши основные флагманские журналы – вы реагируете на вызов, условно говоря, iPad. Многие говорят, я понимаю, что, наверное, вы не согласитесь, про конец глянцевой журналистики, про то, что сейчас проще либо набрать Vogue.ru на своем планшетном компьютере, ноутбуке и все быстренько полистать. Политика Condé Nast в связи с этим трендом как-то меняется? Вы делаете упор все-таки на глянец, потому что нужно листать и нужно смотреть картинки, или на Интернет?

Гиговская: Мы делаем по-прежнему пор на глянец, потому что несмотря на то, что об этом сейчас модно говорить, что глянец умирает, но как-то мы ни по рекламным объемам, ни по тиражам этого не видим, если честно. Но это не значит, что мы не реагируем на вызов времени. Digital – это одно из наших стратегических направлений, которое Condé Nast развивает во всех странах мира. Действительно, мы за последние 2-2, года, на мой взгляд – понятно, что он субъективный и положительно предвзятый – но мы достаточно много почти прорывных вещей сделали, в том числе, в России в области новых медиа. Мы привели в порядок все сайты, которые у нас были, которые были промо-страницами, превратились в самостоятельные ежедневные СМИ о моде, о теле-жизни, о знаменитостях. Vogue – это самый главный, авторитетный, справочный сайт о моде в русском интернете. Если многие критики говорят: зачем русский Vogue, если есть Slyle.com, но про русскую моду на Slyle.com ничего нет и в помине, ни в какое сравнение не идет с тем, что мы делаем в поддержку русской моды на русском Vogue. Мы очень много работаем с блогерами, у нас есть авторские блоги всех самых знаковых людей индустрии, которые как-то интересны модной тусовке. Мы занимаемся iPad-ми тоже. Русский Vogue стал первым журналом Condé Nast, который вышел на iPad. В июне мы выпустили арт-номер, сейчас мы выпустим сентябрьский номер, тоже через неделю на iPad, и еще пара номеров у нас будет до конца года. Мы не видим угрозы большой в том, что читателей будут пересекать, особенно с сайтом, это другого формата СМИ. Когда у вас есть свободное время и вы хотите расслабленно что-то почитать, вы читаете журнал, если вы хотите быстро, по диагонали, зигзагом получить новости, мы смотрите на сайт. Это разные медийные продукты, и большой конкуренции мы в них не видим. В более того, наши редакции практически объединены, они между собой сотрудничают.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.