Андрей Богданов: "Нас заставили голосовать за Прохорова"

Здесь и сейчас
20 сентября 2011
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть
"Правое дело" наконец определилось со списками кандидатов, которые пойдут на выборы в Госдуму. И, похоже, смирилось со своим поражением. Так ли это, мы узнали у члена партии Андрея Богданова.

Новый лидер у партии взамен изгнанного Михаила Прохорова так и не появился. Зато в первую тройку "Правого дела" вошли Андрей Дунаев, Андрей Богданов и теннисистка Анна Чакветадзе. Против этих кандидатур уже выступили некоторые известные члены партии. Например, Борис Надеждин. Он не верит, что "Правое дело" под руководством таких людей сможет попасть в Госдуму.

Некоторые опасались, что сегодняшний съезд закончится скандалом. Говорили, что часть делегатов может покинуть собрание. Такие нашлись, в частности в нижегородском отделении "Правого дела". 

Писпанен: Только что вы слышали такую критику. Что ответите?

Богданов: Во-первых, последний нижегородец – я его даже не знаю, и в организации таких нет. Кто это такой, даже не знаю.

Казнин: На съезде был, голосовал, мы брали интервью на вашем же съезде. Роман Пермяков его зовут.

Богданов: Он не мог голосовать. Точно вам говорю.

Казнин: Как он проник на съезд?

Богданов: Не знаю, гость, может быть.

Писпанен: Какие у вас там были засланные казачки?

Богданов: Нет, гость, наверное. Но куда он выходил и от кого он выходил, не знаю.

Казнин: Ну ладно – Борис Надеждин, в конце концов, его нельзя заподозрить, что он в "Правом деле".

Богданов: Мы вчера еще с ним встречались, даже по рюмке выпили, все было замечательно.

Писпанен: Может, вы его обидели?

Богданов: Он еще вчера говорил, что выйдет и т.д. Борис Надеждин – известный либеральный политик, друг Леонида Гозмана, Чубайса, ради бога. Гозман вчера ночью ушел, ушли тени отца Гамлета, то бишь Чубайса. Слава богу.

Писпанен: Ну что, это не такие тени, достаточно известные фамилии.

Богданов: Нет, я вам говорю – это тени отца Гамлета, Чубайса. Слава фамилией Чубайс.

Писпанен: Но зато вы, получается, делаете ставку на совершенно неизвестные фамилии.

Богданов: Объясню, очень просто. Правые избиратели – это умные люди, которые любят, в первую очередь, читать и знать, что именно в программе написано и что люди будут делать в Государственной думе, какие идеи отстаивать. Абсолютно правая либеральная партия не может быть лидерской, и это показала как раз история с Прохоровым.

Писпанен: Зачем же вы брали Прохорова в партию?

Богданов: Ошибка. На ошибках учатся.

Писпанен: А до этого хотели и Шувалова, и Кудрина.

Богданов: Тот устав, который был предоставлен Прохорову – это диктаторский устав, по которому он мог любого принять, уволить. С любого уровня – с политсовета до рядового, никаких проблем не было. К чему это привело, вы сами видели. Когда на одну чашу весов был поставлен один человек, это Ройзман с криминальным прошлым, на другой чаше весов были все делегаты, за которыми стоит более 50 тысяч членов, и было сказано: «Ребята, или я иду с Ройзманом, или вообще никуда не иду. А вот то, что вы под меня пришли, то, что вы уже какие-то деньги потратили, силы потратили, еще что-то, мне чихать на это. Я уйду, а вы там разбирайтесь, как хотите». Это что, позиция лидера? Это позиция высокого топ-менеджера?

Казнин: Зачем вам вообще идти на выборы? Давайте будем реалистами – у вас нет вообще шансов.

Богданов: А кто это сказал?

Казнин: То есть вы считаете, что шансы есть?

Писпанен: Это общественное мнение, это опросы «Левада-центра», ВЦИОМа.

Богданов: Мы 7% возьмем. Я смотрел ВЦИОМ 2-недельной давности, 5% давал.

Писпанен: Но 2 недели назад был Прохоров.

Богданов: Эти 4 дня съезда, я вас уверяю, известность повысилась на процентов 20-30.

Казнин: Но какая это известность, с каким знаком?

Богданов: Вспомните, что про Жириновского говорили в 90-х годах?

Казнин: Это совсем другое.

Богданов: Нет, помните? Я помню первый съезд «Демократической России», я там был и был Хазанов, который говорил: «Вы что, идиоты за него голосовать? Это же урод». И все ходили, хлопали и говорили: «Да конечно, Жириновский никуда никогда не пройдет».

Писпанен: Давайте Жириновского в сторону. Сейчас говорим о вас. Скажите, пожалуйста, вас впрямую Михаил Дмитриевич Прохоров обвиняет в рейдерском захвате "Правого дела".

Богданов: Хорошо. Смотрите, я в Демократической партии России с 1990 года, был заместителем у Травкина. ДПР влилась в "Правое дело", и я был рядовым членом партии, треть "Правого дела" – это были члены Демократической партии России. Прохорова избрали лидером, причем он консультировался в Кремле, нам позвонили, сказали: «Вы что, вы должны за него проголосовать». Вывернули руки, и мы за него проголосовали.

Писпанен: То есть вы так не хотели Прохорова, вас заставили?

Богданов: Абсолютно.

Писпанен: То есть вы независимые, но вас заставили? Как это?

Богданов: Давайте я расскажу дальше. Почитайте устав. По этому уставу он может все.

Писпанен: Причем тут Прохоров, вы говорите, что вы – независимая праволиберальная партия и вас заставили.

Богданов: С этим уставом невозможно, чтобы партию у вас забрали. Только при одном случае – этот случай, когда все члены партии против тебя. Когда это случилось – а это случилось именно на второй день съезда – тогда он и потерял партию. Рейдерский – или как это в бизнесе принято – в партии так невозможно, это общественная организация, это 50 тысяч членов, которые имеют одинаковые права и обязанности.

Казнин: Вы консультируетесь с администрацией президента?

Богданов: Неправильно будет сказать – консультируемся. Периодически да, встречи проходят.

Писпанен: Вас же заставили, вы говорите. Кто вас заставил Прохорова назначить лидером?

Богданов: При таких встречах нам было бы желательно, чтобы это было так.

Казнин: То есть вам было сказано, а потом сказали убрать.

Богданов: Нет, никто ничего не говорил.

Писпанен: Убрали сами?

Богданов: Смотрите. Была встреча лидеров партии с президентом, где они четко все сказали: «Ребята, не берем в списки людей с криминальным прошлым. Не берем?». Все сказали – «Да». Прохоров тоже сказал: «Да». Приходим на съезд, Прохорова нет. Екатеринбургская делегация говорит: «Знаете, мы бы Ройзмана все-таки убрали, потому что у него есть криминальное прошлое. Как вы думаете?». Для многих делегатов это было новостью. Ройзмана, может быть, в Екатеринбурге знают, может быть, блогеры в Москве знают – по России его не знали. Говорят: «Ну конечно, если у него криминальное прошлое, мы же договорились со всеми».

Писпанен: У половины страны вообще-то криминальное прошлое, если уж на то пошло.

Казнин: Господин Дунаев сказал, что если вы не проходите, он уходит из политики. Вы как поступите, если не пройдет партия?

Богданов: Не пройдем – будем дальше бороться, какая проблема?

Писпанен: За что?

Богданов: Как за что – за правые идеи. Сегодня в парламенте не представлена праволиберальная партия.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия