Андрей Нечаев, министр экономики 1990-1992: сейчас разумно подумать о введении талонов

Здесь и сейчас
9 августа 2014
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Павел Лобков

Комментарии

Скрыть

На фоне введения эмбарго на поставки рыбы Группа компаний «Русское море» увеличила отпускную цену на охлажденный лосось в два раза. Об этом сообщили мурманским журналистам информагентства FlashNord в «Русской рыбной компании», которая входит в группу компаний, занимающихся дистрибуцией.

Собеседник агентства сообщил, цитата:  «Цена на лосось охлажденный увеличена на 80‑100% — до 550‑600 рублей за килограмм». Первым информацию об увеличении цен на лосось опубликовал один из читателей мурманского сайта  «Блогер51».

Далее в этом блоге продавец и покупатель обсуждают, что сейчас закупочная цена  – 1000 рублей за килограмм, а, скорее всего, остановится на уровне 500 рублей за кг. Информацию о пятистах рублях подтвердили и агентству FlashNord. После введения эмбарго акции «Русского моря» на Московской бирже взлетели на 34%. Группа «Русское море» основана в 1997 году, в нее входят компания «Русская рыбная компания» и «Русское море — Аквакультура», последняя  – арендует 11 участков для выращивания рыбы в Мурманской области. Компания «Русское море» контролируется Максимом Воробьёвым – младшим братом губернатора Московской области Андрея Воробьёва, также совладельцем компании является Геннадий Тимченко.

С нами на связи был экономист Андрей Нечаев, обсудили с ним последствия запрета на ввоз ряда продуктов.

Лобков: Возможно ли, что из-за повышения цен, из-за намеков на государственное регулирование этих цен возродится государственная торговля или что-либо подобное хотя бы в части таких вещей, как рыбопродукты, и образуется ли товарный дефицит, или будет ли резкий рост цен на продукты, которые придется государству регулировать?

Нечаев: Я думаю, что до государственной торговли так же, как и до госплана и Госснаба, нам еще предстоит пройти долгий путь, хотя мы активно движемся в этом направлении. Что касается нынешнего скачка цен, то это чисто спекулятивный момент, потому что люди хотят нажиться на той ажиотации, которая сейчас возникла на рынке. Но то, что в перспективе рост цен в результате введенных Россией санкций, и вообще это такие санкции против самих себя. Довольно странная история в мировой экономической политике, но тем не менее. Безусловно, рост цен будет, потому что другие издержки, если мы меняем импортеров. Плюс я почти убежден, что значительная часть запрещенных товаров попадет к нам через Беларусь или Казахстан, пользуясь отсутствием границ и единым таможенным пространством. Но это тоже дополнительные посредники, дополнительные комиссионные.

Лобков: То есть польские яблоки при проходе через Белоруссию будут становиться белорусскими, и, таким образом, эти санкции пойдут на пользу режима Александра Григорьевича Лукашенко. Правильно ли я понял?

Нечаев: В том числе. Надо сказать, что Александр Григорьевич большой мастер в части такого рода экономических процессов. Я уверен, что он свой шанс не упустит и, может быть, даже сам этот процесс возглавит.

Лобков: Что касается государственного регулирования, может быть, для каких-то социально незащищенных групп. Дело в том, что как раз, если говорить о курином мясе, если говорить о рыбе, то замороженные продукты, которые поставлялись в большом количестве, огромными партиями из Норвегии, как курицы, допустим, из Америки, это пища социально незащищенных слоев населения. Потому что люди более богатые перешли на отечественную продукцию и, возможно, они почувствуют только рост цен. А вот социально незащищенные группы, пенсионеры – они могут остаться вовсе без привычных им по ценам продуктов. Разумно ли введение каких-то особых мер, не знаю, продовольственных талонов или чего-то другого, что бы распространялось на беднейшие группы населения?

Нечаев: Вы мне сейчас напомнили ситуацию 1992 года, когда к руководству правительства после Гайдара пришел Виктор Степанович Черномырдин, я еще продолжал тогда работать в правительстве. И одна из первых мер, которую он применил, это была попытка госрегулирования цен. Буквально по истечению нескольких недель вновь стал образовываться дефицит тех товаров, на которые были попытки введения регулирования цен, хотя, казалось бы, дефицит уже был к середине 1992 года полностью побежден. Потом это постановление Виктор Степанович вынужден был отменить. Поэтому все попытки государственного регулирования цен, в какой бы форме они ни делались, в рамках рыночной экономики они абсолютно обречены на провал.

Что касается продовольственных талонов. Эта мера возможная, она, кстати, используется и в США очень активно для малоимущих слоев населения. Просто здесь придется все организовывать с нуля, потому что у нас такого опыта не было. Но с учетом нашего менталитета и традиций я не исключаю, что тут же начнется спекуляция этими продовольственными талонами. В этом смысле мне кажется более действенной мерой, если вы хотите защитить малоимущие слои населения, это непосредственно дать им соответствующие денежные компенсации. А лучше было просто доводить до такой ситуации, когда теперь приходится продумывать какие-то экстраординарные меры.

Лобков: Можно ли рассчитывать на то, что после нынешнего взлета цен, который прогнозируется, например, на рыбу на уровне 100%, после нахождения новых поставщиков, которые, возможно ждут, не дождутся, когда нам начнут поставлять рыбу из Китая и других стран Юго-восточной Азии, что после этого начнется медленное и неуклонное падение цен? Либо в силу спекулятивных причин однажды, достигнув некого потолка, цены больше падать не будут?

Нечаев: Я думаю, что сейчас, и я уже сказал об этом, что это был чисто ажиотажный момент и попытка снять, что называется, сливки. Но то, что объективно создаются предпосылки для роста цен, это совершеннейший медицинский факт. В зависимости от того, какая цена будет, в конце концов, реализована, будут ли поставляться эти запрещенные товары из ЕС, США, Австралии, через каких-то посредников, через ту же Беларусь, Казахстан, будут одни дополнительные издержки. А если мы будем замещать импортом из других стран, значит, будут другие издержки.

К сожалению, я почти убежден, что отечественные производители, поскольку у нас довольно низкий уровень конкуренции и многие рынки монополизированы, вместо того, чтобы просто расширить предложения и попытаться занять нишу импортных товаров, мы это просто не раз проходили на практике, они тоже сыграют в повышении цен. Поэтому я думаю, что никто вам не скажет, какой сейчас будет итоговый результат, какое будет повышение цен от всех этих мероприятий, но то, что оно будет, это совершенно очевидный факт.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.