Андрей Макаревич: Крым мог бы стать Абхазией номер два, но у Владимира Владимировича хватит мудрости

Здесь и сейчас
25 февраля 2014
Поддержать программу

Комментарии

Скрыть

Политическую обстановку на Украине мы обсудили с российским музыкантом Андреем Макаревичем.

Таратута: С нами на связи Андрей Макаревич, музыкант, который, насколько мне известно, как-то тесно связан с Крымом, и у него есть позиция по этому поводу. Совсем недавно мы слушали Андрея Макаревича с его новой музыкальной композицией, посвященной ОМОНу. Андрей, я хотела вас спросить, были разночтения: вы посвятили эту песню российскому ОМОНу или украинскому «Беркуту»?

Макаревич: В данном  случае ОМОН – это сакральное, общее понятие, общечеловеческое.

Таратута: Как вы ощущаете и ситуацию на Украине в целом, и на победу, которая случилась – на Украине меняется власть – и наше московское отношение к этим событиям.

Макаревич: Находясь здесь, сколько бы мы не слушали разных радиостанций и не смотрели разных телепрограмм, мы все равно настоящей правды не узнаем. У меня на Украине много друзей в разных городах, я волновался за них, я им звонил, они звонили мне. Всегда все оказывалось не совсем так, как по нашим главным телеканалам пропагандировали. Что касается Крыма… Исторические события такого масштаба всегда сопровождаются массой перегибов и глупостей со всех сторон, как изнутри, так и снаружи. Я убежден, что какие-то разговоры российские на тему того, что «хорошо бы Крым нам вернуть», это очень опасная провокация. Очень опасная. У нас, к сожалению, в политике есть провокаторы и негодяи. Потому что, прежде всего, не мешало бы помнить, что уже четверть века, как бы нам это не было противно, Крым является территорией суверенного государства Украины. И что бы у них там сейчас не происходило, это, прежде всего, их внутреннее дело. Нам говорят, что граждане Крыма хотят в Россию. Но нам не говорят, какое число граждан Крыма хочет в Россию. Десять, двадцать, тысяча или, может, десять тысяч, или пятьдесят? А там еще живут крымские татары, украинцы. Если мы хотим получить Абхазию №2, большого врага под боком, уже серьезного врага в лице Украины, то надо эти глупости продолжать.

Таратута: Я как раз хотела сказать о том, что на некий исторический опыт у нас в этом смысле есть. О нем говорят политики.

Макаревич: Мы очень любим на одни и те же грабли наступать. Они у нас многоразового использования.

Казнин: Все-таки официальные российские лица, по крайней мере, те, которые принимают решения, ничего такого не говорили.

Макаревич: Слава тебе, Господи. Я очень надеюсь, что Владимиру Владимировичу хватит мудрости не лезть в эту историю. Но обычно у нас забрасывается Жириновский в качестве пробного камушка на телевизор.

Казнин: Но вы же знаете, что в Крыму происходят митинги, и на этих митингах, в том числе, российские флаги. Их много.

Макаревич: Вы были на этом митинге? Вы знаете, сколько там было человек? Я не был.

Таратута: Мы видели трансляцию. В трансляции довольно сложно считать по головами, но…

Макаревич: В том-то и дело. Наверное, кто-то хочет, я уверен, что там есть русские, русскоязычные граждане, и, наверное, их оскорбил этот идиотский закон о запрете на русский язык. Это украинская глупость. Я понимаю, но, тем не менее, это не наша территория. Это даже не спорная территория.

Таратута: Ваша позиция очевидна. Вы считаете, что Украина должна сама разобраться, ее части  тоже.

Макаревич: Абсолютно. И вы знаете, у всех этих глупостей есть один-единственный плюс. Как правило, они в истории ненадолго. Все-таки разум берет верх.

Фото: © Михаил Воскресенский / РИА Новости

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия