Андрей Легошин (МЧС): У нас нет системы мониторинга таких локальных ситуаций

Здесь и сейчас
8 июля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Ольга Шакина

Комментарии

Скрыть
Комментарии доступны только подписчикам.
Оформить подписку
На прямой связи по телефону со студией ДОЖДЯ заместитель директора департамента оперативного управления чрезвычайными ситуациями МЧС России Андрей Легошин. Он рассказал о том, как должна работать система массового оповещения населения.
Ольга Шакина: Как вас кажется, почему получилось, что жители действительно не узнали о катастрофе до того, как она начала происходить?

Андрей Легошин: Сама физика процесса говорит о том, что это это локальные насыщенные массы стремительно приближаются к горам с моря, то есть есть перепад и по температуре, и по высоте, - и эти осадки, которые накопились в море, грозовые фронты - они вылились наверху, в горах. Русло реки маленькими притоками собрало всю эту массу воды, ну и волна достигла второго этажа. То есть это кратковременное и локальное событие. К сожалению, оно очень сложно прогнозируется. Поэтому, в общем-то, мониторить этот процесс достаточно сложно. Нужно развивать целую сеть таких наблюдений. На моей памяти, лет 5-6 назад в Туапсе подобное было, а раньше, в общем-то, не случалось. Поэтому каким-то образом отследить такое локальное катастрофическое событие и предупредить людей, в общем-то, достаточно сложный научный процесс. 

Шакина: Тем не менее, если есть какая-то прогнозируемая катастрофа - как оповестить всех людей, какие методы для этого существуют?

Легошин: Это сирены, во-первых. Во-вторых, местные - помните, у нас в квартирах была такая черная розеточка, у нее был преемничек включен. 

Шакина: Радиоточка. 

Легошин: У нас есть так называемый перехват. МЧС России может перехватывать местные каналы и центральные каналы, чтобы по телевидению и радио передавать сообщения. Но, к сожалению, была ночь. И даже в этих случаях - правила гражданской обороны. Помните эти плакаты: «Если вы услышали сирену - включите телевизоры или радиоприемники», на центральных каналах обязательно будет какое-то сообщение. Помимо этого, оповещают различные передвижные средства. То есть к этому привлекается и милиция, и пожарные, и спасатели. Громкоговорящие установки, которые проезжают по улице и оповещают. В принципе, организовать этот процесс - дело 15-ти минут. Тренировки, правда, проводить нужно. Курортный сезон - сами понимаете, народ достаточно расслаблен. 

Шакина: То есть если что-то где-то случится, в принципе по всей стране все подготовлено к тому, чтобы население быстро оповестить. 

Легошин: Оповещение работает, безусловно. Люди, отвечающие за оповещение, знают, как проводится это оповещение, по каким каналам, каким образом, из каких громкоговорителей и так делее. 

Шакина: Местные жители утверждают, что ничего не работает. Сирены не было даже ближе к утру. Если она была, то ее не слышали. 

Легошин: Зачем ее потом-то давать, когда волна прошла. Самое главное же ее дать до того, как идет наводнение. Поэтому просто, скорее всего, никто не знал, просто не предполагал, что это может произойти. Хотя звоночек был  - Геленджик затопило. Но затопило не таким потоком с гор, а именно ливневым дождем. 

Шакина: То есть, несмотря на то, что были некоторые поводы тревожиться, просто не подготовились и не было никакого дежурного, чтобы дать сирену и начать принимать какие-то меры?

Легошин: Нет, дежурный был, дежурный есть всегда, 24 часа в сутки. 112 работает, работает дежурно-диспетчерская служба. Другой вопрос, что у них не было информации о том, что такое событие возможно. Дождь-то пошел не в самом Крымском, а там, вверху, в горах. В Крыский пришла уже вода. 

Шакина: Как вам кажется, имеет ли смысл все-таки проверить, или время от времени проверять, насколько успешно функционирует система оповещения населения в подобного рода опасных регионах, как, например, регулярно делают в Израиле?

Легошин: Это одна из наших основных задач - регулярная проверка систем оповещений. Вот представляете, если сейчас в большом Сочи дать сирену ради проверки - какая будет паника. А если это опасное производство, как какой-нибудь химический завод, то регулярно там такие тренировки проводят, там опасность намного выше. 

Шакина: Как вам кажется, может быть, если система функционирует нормально технически, то стоит проверить человеческий фактор - насколько люди умеют с ней управляться? Как сделать так, чтобы никто, грубо говоря, не проспал эту опасность?

Легошин: Недаром 10 лет назад мы начали программу ОБЖ в школе. Чтобы воспитать культуру безопасности нужны большие года. Люди моего поколения даже к этому не готовы. А вот наших детей уже в школах учат. 

Шакина: Население еше, в общем, обучают тому, что в случае чего к ним придут на помощь, их спасут. Можно ли сделать вывод, что за 10 лет, прошедших с предыдущего наводнения, ситуация с реагированием на подобного рода происшествия не улучшилась?

Легошин: К сожалению, скорее всего да. Ситуация реагирования-то улучшилась, а предупреждение таких вещей не улучшилось. У нас нет системы мониторинга таких локальных событий. 

Шакина: Что ж, будем надеяться, что она появится сейчас. Хотя не хотелось бы, чтобы поводом для этого становились стихийные бедствия. Спасибо. 

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.