Лебедько: говоря о законе Магнитского, Лукашенко отрабатывает российский кредит

Здесь и сейчас
12 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Владимир Путин сегодня многим показался скучным – кроме «скреп» и «деофшоризации» – никаких «мочить в сортире». Переплюнул российского президента его белорусский коллега. В традициях, скорее, путинского лексикона он посоветовал России «забить болт» на закон Магнитского, недавно принятый американским сенатом.

«Вам нужно топнуть ногой и забить болт на этих демократических страдальцев».

Этим Лукашенко не ограничился. И заверил, что готов на коленях умолять Грузию вернуться в СНГ. И даже отдать ей Абхазию с Южной Осетией: дескать, России они все равно не нужны.

И этого Лукашенко показалось мало. Ко всему прочему, он заявил, что не рассматривает своих сыновей в качестве преемников на президентском посту и не планирует дожить до 90 лет. «Я хочу, чтобы мои дети спокойно воспитывали своих детей и, самое главное, чтобы в них, как в меня, палками не бросали. Поверьте, это главное». Дело в том, что в Белоруссии в последнее время все активнее пророчат в преемники Лукашенко его младшего сына Колю – ему сейчас восемь лет.

У нас в гостях был Анатолий Лебедько, глава Объединенной гражданской партии Белоруссии.

Писпанен: Насколько мне известна ваша печальная политическая биография – на вас нападали, похищали, избивали – в каком статусе вы сейчас? Следят ли за вами? Вас преследуют?

Лебедько: Я действующий белорусский политик со всеми вытекающими последствиями. Они у нас экстремальные. Это правда.

Писпанен: А вы в Белоруссию возвращаетесь спокойно?

Лебедько: Это было бы большое счастье для Александра Лукашенко, если бы все лидеры оппозиции погрузились бы в товарный состав и уехали куда-то на восток или запад.

Зыгарь: Тогда расскажите, в каком статусе находится Александр Лукашенко? Что у него на уме? Еще недавно примерно похожее он говорил в негативном ключе о российском руководстве.

Лебедько: Режим Лукашенко держится на трех столпах. Первое – страх. Это самый главный союзник Александра Лукашенко. Ни какие-то силовые структуры, ни персоналии. Второе – финансово-экономическая зависимость большинства людей. 80% граждан получают зарплату, пенсии, пособия у Александра Лукашенко. Третье – интеграционные гранты и адвокатские услуги Кремля. Уберите один из этих трех столпов, и Алесандр Лукашенко из настоящего станет персоналией прошлого. Что касается заявлений, куда, кому и что вбить, конечно, Александру Лукашенко лучше сейчас обсуждать акт Магнитского, чем ситуацию  с приватизацией. Он набрал массу обязательств перед Путиным, Медведевым. Кредит фонда ЕврАзЭС, но приватизацию не провел. Это значит, есть политика «большого кидалова».  Обсуждая акт Магнитского, он становится «через запятую» с Путиным.

Зыгарь: Такими заявлениями он отсрачивает деньги кредита или рассчитывает, что ему спишут какие-то проценты?

Лебедько: И то, и другое. В текущем году Беларусь должна была выставить на продажу 17 предприятий. Россия была главным потенциальным инвестором. Многие, наверное, уже примеряли себя к кабинетам. Но Лукашенко поступил как всегда: появился на белорусском телевидении и сказал, что его забросали письмами трудящиеся этих 17 предприятий с просьбой не продавать их. Он решил не продавать. Деньги при этом получил. И самый последний транш – буквально несколько дней назад – 440 млн. из России на поддержку силовых структур, СИЗО КГБ, где я был недавно.

Зыгарь: Еще из последних заявлений Лукашенко прозвучало, что он не рассматривает своих сыновей в качестве преемников на президентском посту и не планирует дожить до 90 лет, чтобы передать «трон» своему сыну Коле. Можно ли тут ему верить?

Лебедько: Александр Лукашенко рассматривает в качестве белорусского правителя только одного человека. Александра Лукашенко.

Писпанен: Даже детям не верит?

Лебедько: Думаю, что не верит ни своему ближайшему окружению, ни родственникам. Одно время действительно очень активно обсуждалась версия передачи власти старшему сыну, но, думаю, Лукашенко понимает, что только он один может удерживать ситуацию под контролем. Вся система заточена под его персоналию. Передать кому-то власть, даже ближайшему родственнику – означает остаться без власти.

Писпанен: Как вы видите дальнейшее развитие ситуации? Оппозиция почти загублена, Лукашенко сам уходить не собирается, три столпа стоят. Что дальше?

Лебедько: Лукашенко и его система – это тупик. Выход из тупика – это честные свободные выборы. Лукашенко сегодня не в состоянии выиграть выборы ни президентские, ни парламентские.

Писпанен: Но он в состоянии не допустить эти свободные выборы?

Лебедько: Да, но это уже другая ситуация. Рушились режимы гораздо более мощные, как СССР, таблица Менделеева. Время Лукашенко – если не вчерашнее, то уже уходящее время. Все это может произойти в любой момент. Уже сегодня мы идем на такие меры, как фактическое введение крепостного права. В деревообрабатывающей промышленности Лукашенко издал декрет, который запрещает людям увольняться. Почему? Потому что примерно 1 млн. людей выезжает сегодня в Россию, чтобы зарабатывать. Власть не дает людям возможность комфортно себя чувствовать сегодня и стабильно завтра. Даже если честные выборы будут маленькими, то это конец для Александра Лукашенко. Кто знает, может, завтра те рабочие с деревообрабатывающей промышленности выйдут на улицу и скажут свое решительное и категоричное «нет»?

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.