Анастасия Удальцова: Митинг нельзя переносить на Болотную площадь

Здесь и сейчас
8 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Михаил Зыгарь

Комментарии

Скрыть
Жена Сергея Удальцова и один из организаторов санкционированного митинга 10 декабря Анастасия Удальцова уверена, что «люди все равно пойдут на площадь Революции».

Зыгарь: Расскажите, о чем вам удалось и удалось ли договориться с московскими властями по поводу места проведения митинга?

Удальцова: Окончательных договоренностей достичь пока не удалось. Переговоры закончились тем, что мы написали письмо на имя Собянина с просьбой расширить площадь Революции за счет парковок, с тем, чтобы туда могло вместиться то количество людей, которое хочет придти на мероприятие.

Зыгарь: О каком количестве людей вы говорите? Я правильно понимаю, что мэрия говорит только про 300 человек и не больше?

Удальцова: У нас заявка, которую мы подавали, она, действительно, на 300 человек. Но после той волны, которая пошла после выборов, протестная волна, мы ее, в общем-то, не очень могли предусмотреть, но раз так вышло, мы боимся того, что даже если бы мы согласились на Болотную площадь, все вот эти люди, которые уже подписались на митинг в социальных сетях, и вообще подписались, что они все равно пойдут на площадь Революции и там пострадают. Вот во избежание вот этого мы пытались сегодня достичь договоренностей о том, чтобы оставить это место, но расширить его и дать возможность людям спокойно собраться. Мы будем помогать сотрудникам полиции следить за порядком и обещали, что не будет никаких провокаций.

Зыгарь: Скажите, а Болотная площадь - это предложение именно мэрии?

Удальцова: Это как вариант они нам предлагали.

Зыгарь: Как вариант. Просто вот «Коммерсантъ FM», со ссылкой на пресс-секретаря мэра сообщает, что…

Удальцова: Это предложение было неофициальное. Официальных бумаг нам никто не давал.

Зыгарь: Скажите, а вы правда думаете, что вот те люди, которые в социальных сетях говорят, что пойдут на митинг, они не успеют переориентироваться за оставшееся время, если сегодня будет объявлено, что на Болотной площади? Вы думаете, они просто не узнают об этом, да?

Удальцова: Конечно. Слишком много людей и далеко не все целыми днями сидят в социальных сетях и отслеживают, кто что поменял, скажем, за сутки до мероприятия. Кроме того, очень многие, вплоть до того, что депутатов уже избранных, сказали, что это плохой вариант, потому что людей невозможно будет переориентировать, даже если они будут выходить, и мы будем пытаться их переориентировать в другое место - это будет слишком большое выступление и могут люди пострадать.

Зыгарь: Анастасия, это звучит как-то странно. В XXI веке, в век интернета, когда люди записываются через социальные сети, через интернет за двое суток не предупредить людей, вряд ли кто-то у нас голубиной почтой общается друг с другом. Мне кажется это странно.

Удальцова: Я вам еще раз говорю, у меня, конечно, нет опыта, я еще не сталкивалась с такими мероприятиями крупными, как вот это вот, как планируется, но позиция людей, которые также организовывают этот митинг, осталась вот такой. Очень многие против того, чтобы идти на Болотную площадь. То есть, это большая часть людей, которая все равно пойдет на площадь Революции.

Зыгарь: Даже в том случае, если власти санкционируют митинг на Болотной площади, правильно я вас пониманию?

Удальцова: Даже в том случае, да. Я сейчас была в мэрии, мне телефон буквально оборвали все эти люди.

Зыгарь: Скажите, а кто был вашим собеседником в мэрии? С кем конкретно вы вели переговоры?

Удальцова: Это был чиновник по фамилии Ермолаев.

Зыгарь: Ермолаев. Он в каком ведомстве, в каком Департаменте работает?

Удальцова: Ой, я не могу сказать. Это отдел по согласованию митингов, насколько я знаю.

Зыгарь: А вы еще будете продолжать какие-то переговоры? Вы договорились о продолжении диалога?

Удальцова: Мы написали это письмо и завтра ожидаем ответа. Надеемся на положительный результат.

Зыгарь: Положительный для вас – это только согласие на площадь Революции, никакие компромиссы невозможны?

Удальцова: На площади Революции, где не будут создаваться искусственные препятствия для сбора большего количества людей, где не будут разгонять людей за то, что они вышли на митинг и желают реализовать свое право принять в нем участие.

Зыгарь: То есть, а если вам предложат Болотную и 25 тысяч, или, я не знаю, Манежную…

Удальцова: Я не могу вам сейчас ответить на этот вопрос, потому что не было еще никакого решения, не было еще совещания по этому вопросу.

Зыгарь: А вот с вашей стороны, со стороны организаторов, вы с кем координируете свою позицию? Вот не только вы лично принимаете решение, еще какой-то круг лиц, вот обрисуйте нам его примерно.

Удальцова: Да, конечно, это достаточно широкий круг лиц.

Зыгарь: А кто в него входит?

Удальцова: Это те организации, которые входят в комитет по вот этой оппозиционной деятельности по Москве.

Зыгарь: То есть кто? Евгения Чирикова, Борис Немцов?..

Удальцова: Борис Немцов, Сергей Удальцов один из заявителей, и депутаты, которые планировали принять участие выступить на митинге. Там достаточно широкий круг людей. Мы стараемся прислушиваться к большинству и стараемся найти вариант, который устроит всех.

Зыгарь: А вы не думали, кстати, может быть задать вопрос людям в социальных сетях, которые собираются пойти на митинг, готовы они как-то передумать и пойти на Болотную? Может быть, с ними посоветоваться было бы не лишним?

Удальцова: Да мы сделаем это обязательно, когда доберемся, сделаем обязательно. Как вариант вообще, мы были бы готовы рассматривать еще Манежную площадь, где, как известно, несколько дней назад 10-20 тысяч прокремлевской молодежи прекрасно помещались и проводили свои мероприятия. Но мэрия ответила, что это не их компетенция, что компетенция президента.

Зыгарь: Просто вот я хотел понять, вы принимаете в расчет тот факт, что с того момента, как вы подвали заявку на 300 человек, это уже перестало как бы вашим личным маленьким митингом? Это митинг, который, поскольку он согласованный, но на него собираются придти уже десятки тысяч людей. Поэтому в первую очередь, вы должны думать, наверное, если не о своих принципах личных, а об интересах этих людей, и об их безопасности.

Удальцова: Об этом я думаю в первую очередь.

Зыгарь: Но, тем не менее…

Удальцова: Конечно, мы будем. Вы видите, как мало времени нам выделили? Если бы это все всплыло еще в понедельник, было бы больше времени и на совещания и на то, чтобы посоветоваться со всеми этими людьми. Но нам позвонили только сегодня в обед.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.