Алексей Волин об ошибках пресс-службы Кремля: «Не Наташа придумала бадминтон, это просто было не вовремя»

Здесь и сейчас
19 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Дмитрий Песков пошел на повышение. Специально под него сегодня создали отдельное управление в администрации президента - Управлением по общественным связям и коммуникациям.

Оно почти не отличается от старого управления пресс-службы, но, как рассказали нам источники в администрации президента, таким образом Кремль разделит Дмитрия Пескова и первого замглавы администрации Алексея Громова, чтобы избежать трений между двумя чиновниками.

Вверх по карьерной лестнице Песков пошел сразу после инаугурации Владимира Путина, он был повышен до уровня замглавы администрации. И Громов и Песков, естественно,  продолжат  определять информационную повестку, плюс Песков будет полностью  курировать  общение президента со СМИ. Руководить управлением пресс-службы останется Андрей Цыбулин, курировавший этот отдел при президенте Медведеве и продолжит при Путине. В связи с тем, что пресс-секретарь президента Песков вместе со своим шефом сейчас в Мексике, и там ночь, комментарии получить не удалось.

Новую конфигурацию президентской администрации обсудили с Алексеем Волиным, политтехнологом, в прошлом замглавы аппарата правительства.

Фишман: У нас специальный гость - Алексей Волин, бывший руководитель, если я правильно понимаю, такого ровно департамента в администрации Кремля.

Волин: Если быть точным, то первый заместитель начальника управления по связям с общественностью администрации президента.

Фишман: Только скажите, напомните, когда это было?

Волин: 96-97-й год. После выборов Бориса Николаевича Ельцина, как раз в администрации был сформирован наряду с пресс-службой управление по связям с общественностью. Первым его руководителем был Михаил Лесин, но через несколько месяцев Михаил Лесин на тот момент на какое-то время покинул государственную службу. Соответственно, управлением руководили Михаил Маргелов и я, в качестве первого зама начальника управления.

Фишман: А зачем тогда разделяли пресс-службу на два управления, и зачем это происходит сейчас? Это похожие истории, или они разные?

Волин: Это абсолютно похожие истории, связанные с тем, что пресс-службу не разделяли на два управления. У пресс-службы есть свои задачи по управлению, у связей с общественностью есть свои задачи. Пресс-служба занимается официальным общением первых лиц страны с журналистами. Она организовывает брифинги, встречи, пресс-конференции, поездки, выпускает пресс-релизы. А управление по связям с общественностью занимается несколькими вещами. Вещь первая, которая называется «медиапланирование», оно придумывает и инициирует интересные с пиаровской точки зрения мероприятия…

Кремер: То есть, это такой креативный департамент?

Волин: Да. Параллельно с этим оно смотрит на то, что происходит, какая информационная повестка дня, что требует реагирования. Третья вещь – пресс-управление по связям с общественностью, оно работает, в том числе, и вне официальном режиме. Потому что мы знаем, что любое общение со средством массовой информации, Михаил, как человек много писавший про политику, знает, что он получал как информацию из официальных источников, так и из неофициальных источников.

Фишман: Бывало такое.

Волин: И получал ее как официальными каналами, так и неофициальными каналами.

Кремер: То есть это такое управление по неофициальным источникам тоже?

Волин: Вот все, что касается пресс-релиза, президент нам сообщил и прочее - это, соответственно, в пресс-службу. Осведомленный источник в Кремле - это управление.

Кремер: Это с черного хода такая информация?

Фишман: Я так понял, честно говоря, из сообщений агентств, которые были на эту тему, что, в том числе, в задачу этого управления входит вопрос имиджа, причем имиджа страны в целом.

Волин: Они неразрывно связаны. Потому что имидж страны в целом - это имидж власти в том числе, а имидж власти - это имидж страны. Я еще не знаю ни одной страны, где имидж у власти был плохой, а имидж у страны был хорошим.

Фишман: А это в практическом смысле означает работу с бюджетами, которые направлены на улучшение имиджа страны, чтобы бы там ни было?

Волин: Не обязательно. Я хотел бы напомнить, что сама по себе администрация президента, она не занимается бюджетами. Администрация президента - это политический штаб. Бюджет находится в министерствах.

Кремер: Подождите, но этому же управлению выделены какие-то бюджеты?

Волин: Нет у управления в администрации бюджетов. Бюджеты выделяется министерством и ведомством.

Кремер: А, то есть управление придумывает, подо что бы нужно выделить бюджет?

Волин: Они придумывают, они определяют информационную политику, соответственно, ставят задачу и контролируют ее выполнение.

Кремер: Мне вот очень интересно про креативную часть работы. Вот вам в годы работы в подобном управлении, что приходилось придумывать?

Волин: Все.

Кремер: Ну, например? Хочется какой-то живой яркий пример.

Волин: Послушайте, я, в общем, не нахожусь на пенсии, и те люди, с которыми я работал, они, ну не все, но многие еще живы. И знаете, вот мы всегда исходили из того, мы рассматривали эту работу как общение заказчика и клиента. Мы пришли из бизнеса, мы туда вернулись. Поэтому вот для меня всегда определяющим является скудеющее: ты не можешь ничего рассказывать про своего заказчика, пускай заказчик рассказывает сам. Это первое. И второе. Вот вы знаете, в середине 90-х годов бегало много людей, экспертов, политологов, приближенных к власти, не очень приближенных к власти, которые после каждого выступления президента или послания Федеральному собранию прибегал и говорил: «А вот это вот предложение, это я вписал. А вот это вот тоже я писал». На самом деле так: если президент что-то говорит, то единственным автором является президент. Потому что, да, конечно, из многих источников идут предложения…

Кремер: Хорошо. Я приведу пример. Совсем недавно Наталья Тимакова призналась, что одной из самых ее больших ошибок за время президентства Дмитрия Медведева был бадминтон. То есть, это был один из таких проектов, который сейчас будет, может быть, с большим успехом придумывать это управление. Правильно я понимаю?

Волин: Понимаете, что касается бадминтона - это же была не ошибка Натальи Тимаковой. Во-первых, это ее исключительно моральное осуждение самой себя, что, кстати, делает ей большую честь, как профессионалу и человеку, который просто переживает за порученное дело. Не Наташа придумала бадминтон. Это первое. Наталья Александровна. И второе - особой беды в том же самом бадминтоне не было.

Фишман: Она говорила, что это просто получилось не очень вовремя.

Волин: Да. Оно пришлось не вовремя.

Кремер: Я сейчас хочу не о бадминтоне, а о роде занятий вот этого управления. Вот это такого рода проекты, например?

Волин: Нет, это не такого рода проекты. Кстати, есть очень серьезная, очень важная вещь, которая касается координации информационной работы. Сейчас с этим уже обстоит дело лучше, но периодически все равно бывает, когда разные ведомства или разные представители власти начинают говорить прямо противоположные вещи просто в силу того, что у них нет единого понимания, они между собой не успели обсудить. Это крайне всегда дезориентирующее действует на публику и приводит к огромной радости журналистов, которые находят противоречия, подводят под это дело конспирологические сценарии и делают далеко идущие выводы.

Фишман: Вот у меня в этой связи вопрос. Вот нам источники в администрации говорят...

Волин: Управления еще нет, а источники уже есть.

Фишман: Совершенно верно. Что они видят аппаратную логику в разделении сферы полномочий. Я так понимаю, что вы с этим не вполне…

Волин: Я с этим абсолютно не согласен, хотя бы в силу того, что Алексей Алексеевич Громов является первым замглавы администрации и как первый замглава администрации, непосредственно курирует весь этот блок.

Фишман: Раз уж вы пришли, хочется чуть-чуть шире еще вопрос задать. Нынешняя структура администрации с ее рекордным количеством помощников, разделением на департаменты и управления, появление новых управлений, насколько она вам кажется эффективной бюрократической структурой?

Волин: Во-первых, здесь нет рекордного количества помощников, потому что были времена, когда помощников было больше, равно как и управлений департаментов. Второе. Говорить об эффективности структуры, рассматривая ее штатную численность или нарисованные на бумажке квадратики, это достаточно бессмысленно. Потому что эффективность работы администрации президента будет ясна тогда, когда мы будем видеть, каким же образом будут принимать решения, реализовываться, приводиться в жизнь, и будут работать, соответственно, обеспечиваться работой президента. А, глядя на квадратики и людей, ну это не та основа, базируясь на чем можно говорить об эффективности или неэффективности структуры.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.