Алексей Навальный: «Я не привлекаю к себе внимание, а просто хочу снять браслет, который не должен быть на мне по закону»

Здесь и сейчас
5 января 2015
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Оппозиционер Алексей Навальный объявил об отказе соблюдать режим домашнего ареста. «Я отказываюсь выполнять требования моего незаконного содержания под домашним арестом», — написал политик в своем блоге. 

Навальный также сообщил, что он до сих пор не получил на руки копию приговора, которую ему должны были предоставить, согласно 312 статье Уголовного кодекса России. По той причине, что у оппозиционера нет копии приговора на руках, он не может подать апелляцию.

Алексей Навальный прокомментировал эту новость в прямом эфире Дождя. 

Батанова: Мы сейчас выходим со срочной новостью. Оппозиционер Алексей Навальный назвал свой домашний арест незаконным и заявил, что больше не намерен соблюдать его условия. Как он написал в своем блоге: он – «единственный в истории российских судов человек, сидящий под домашним арестом после вынесения приговора, - как пишет Навальный, - положенное по закону время на предоставление ему текста приговора истекло, ему так ничего и не выдали, поэтому он считает свой домашний арест незаконным и не собирается выполнять его условия». В своем блоге политик опубликовал фотографии контрольного браслета, который он разрезал кухонным ножом. Между тем, во ФСИНе уже направили к Навальному инспектора. В ведомстве заявляют, что обратятся в суд, если информация, опубликованная политиком, подтвердится. Подробности узнаем у самого Алексея Навального, он на прямой связи с нашей студией. Алексей, добрый день. К вам сейчас направляется сотрудник ФСИН, он уже доехал, и что вы ждете от его визита. Как вы думаете, что будет происходить, когда он приедет?

Навальный: Не знаю, что будет происходить, когда он приедет. Мне позвонил он где-то 10 минут назад с вопросом «Что мне передать начальству?». Я сказал, что передайте начальству, что я не собираюсь соблюдать незаконный домашний арест. Вот вы только что сказали, что оппозиционер Алексей Навальный считает свой домашний арест незаконным. Это не оппозиционер Алексей Навальный считает арест незаконным, а уголовно-процессуальный кодекс прямо указывает, что невозможно держать под домашним арестом человека после вынесения приговора. Домашний арест - он либо для подозреваемых, либо для обвиняемых. А у меня уже приговор был.

Батанова: Ну да, вы в своем блоге дали даже ссылку на эти нормы, которые говорят, что в течение пяти дней должен быть приговор, а вы его до сих пор не получили. Можно все-таки подробнее объяснить, почему вы решили так поступить, почему вы решили снять браслет, не дожидаясь какого-то официального решения суда или ФСИН о том, что вы освобождены из-под домашнего ареста.

Навальный: Так я его ждал. Я ждал приговор, чтобы получить его и подать апелляционную жалобу. Меня все спрашивают: «Когда ты пойдешь с апелляционной жалобой?», а я с ней пойти не могу, потому что мне не дают приговор на руки. Это абсурдная, дикая система. Может быть, не юристам не очень понятно, почему я возмущаюсь, но это же абсолютный нонсенс. Человек фактически лишен свободы, уж не говоря про моего брата, который в СИЗО сидит без приговора. А вообще в СИЗО без приговора не принимают, поэтому я ждал 5 суток, когда мне должны выдать приговор, после чего я полностью следую уголовно-процессуальному кодексу.

Батанова: В вашем подъезде продолжают дежурить сотрудники полиции, потому что мы видели все фотографии, которые вы выкладывали после того, как вы первый раз нарушили условия содержания домашнего ареста и приехали на Манежную площадь, или сейчас там никого нет?

Навальный: Вот эта комичная ситуация, когда на моей личной площадке стояли 4 здоровых милиционера и сами не понимали, для чего они стоят, ее, конечно, уже сейчас нет. Может быть, кто-то около подъезда дежурит, я понятия не имею.

Батанова: Вы сейчас сознательно идете на обострение ситуации, на привлечение к себе внимания как к политику и как к общественному деятелю. С какой целью вы это делаете?

Навальный: Во-первых, я с вами не согласен, это совсем не так. Я не иду не на какое обострение. Что значит иду на обострение? Я просто соблюдаю то, что написано в уголовно-процессуальном кодексе. Это они идут на обострение, потому что то, что происходит со мной сейчас – это незаконное лишение свободы, даже если предположить, что приговор, который был вынесен, вообще имеет какое-то отношение к правосудию. Это в чистом виде незаконное лишение свободы. И когда меня задерживают, не оформляя протокол задержания, отвозят домой, а потом непонятно зачем здесь стоит полиция и так далее, а сам Замоскворецкий суд отвечает ФСИНу, что они не могут ничего рассмотреть, потому что положение Навального уже не регулируется уголовно-процессуальным кодексом – это нарушение закона.

Поэтому я не привлекаю к себе никакого внимания, я просто хочу снять с себя браслет, который не должен быть на мне по закону, и пользоваться нормальными правами человека и гражданина. Просто выходить из дома и идти на работу, просто выходить из дома и гулять во дворе с детьми – это привлекать к себе внимание? Ну, тогда я привлекаю к себе ровно столько же внимания, сколько и все 145 млн. граждан России.

Батанова: А что вы сегодня собираетесь делать в ближайшее время? Выходить из дома, гулять с детьми и ездить в офис, как вы написали в своем блоге? Или выступать с какими-то обращениями, призывами к новым каким-то акциям?

Навальный: Во-первых, выступать с обращениями мне и раньше, в общем-то…я мог это делать через свой блог и так далее. Я не собираюсь просто выходить во двор и своим соседям, гуляющим, делать какие-то обращения. Я буду делать ровно то, что делал раньше: я собираюсь ездить на работу, заниматься своим Фондом борьбы с коррупцией, заниматься строительством Партии прогресса и выступать с политическими заявлениями в те моменты, когда я считаю, что нужно выступать с политическими заявлениями, конечно.

Батанова: Насколько мы знаем, у вас целая коллекция уголовных дел, по которым вы проходите в разных статусах: где-то свидетель, где-то обвиняемый. Как вы думаете, какая реакция будет властей на ваше сегодняшнее решение выйти из-под домашнего ареста. Не будет ли ускорено, например, следствие по делу того же СПС или, допустим, переквалифицируют ваш статус по делу с кражей картины?

Навальный: Я не исключаю, конечно, что это случится, поскольку для них очень важно держать меня в изоляции для того, чтобы затруднить мою деятельность, поэтому я не исключаю, что сейчас придет следователь, скажет: «Здравствуйте, вам предъявлено новое обвинение, и вот вам новое решение суда по другому делу вы тоже под домашним арестом» или еще где-то. Я этого, конечно, не исключаю, но прогнозировать то, что они делают, не имеет ни малейшего смысла, потому что мы пытаемся прогнозировать какие-то их юридические шаги, а нужно смотреть в целом на политическую ситуацию.

Эти люди узурпировали власть. И важная вещь, которая нужна для того, чтобы они могли без проблем и комфортно для себя сохранять в руках всю эту власть, заключается в том, что они своих оппонентов должны либо запугать – те должны молчать, а тех, кто не боится, нужно запихнуть под арест, под стражу, заблокировать средства общения: интернет и так далее. Поэтому, в целом, конечно, я не ожидаю ничего другого, кроме каких-то попыток так или иначе меня изолировать.

Батанова: А вы собираетесь сейчас активно общаться с журналистами?

Навальный: А что я делаю сейчас?

Батанова: Не только с нами.

Навальный: Я собираюсь, естественно. Опять же, я не собираюсь делать ничего экстраординарного, я собираюсь делать то, что положено по закону, возможно делать по закону любому нормальному человеку. В том числе, общаться с журналистами, с родственниками, с кем угодно.

Батанова: Вы собираетесь попасть как-то к вашему брату, Олегу Навальному, который находится сейчас в СИЗО, с ним связаться, попытаться увидеться?

Навальный: Я вполне не исключаю, что где-то в СИЗО я вполне и могу попасть. Что касается Олега, который сейчас находится в «Бутырке», насколько я правильно помню, ему положено 2 свидания в месяц. И, конечно, эти оба свидания будут его жены, естественно. Поэтому я не собираюсь убирать эту квоту. С 12-го числа вернется возможность, сейчас просто в «Бутырке» типа Новый Год, поэтому ему даже писем нельзя писать. С 12 января можно будет снова письма ему писать – я таким образом буду с ним общаться. На свидания, конечно, к нему жена будет ходить. 

Фото: РИА Новости

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.