Алексей Кудрин станет учителем в своей школе

Здесь и сейчас
6 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Комитет гражданских инициатив, возглавляемый экс-министром финансов Алексеем Кудриным, запустил в минувшие выходные один из своих проектов — «Школу новой власти». Кто же пойдет в школу?

«Школа» задумана, прежде всего, для тех, у кого интерес к политике появился после московских акций протеста в декабре марте на Болотной площади и кто точно решил «идти во власть». По словам участников мероприятия, уроки напомнили занятия, которые прежде устраивал фонд «Открытая Россия», учрежденный Михаилом Ходорковским.

Какие перспективы ждут этот проект мы спросили у наших гостей ‑ Натальи Шевшуковой, руководителя проекта «Школа новой власти» и Виктора Сиднева, члена бюро экспертного совета Центра стратегических разработок.

Монгайт: Итак, для чего же создавалась Школа?

Сиднев: Во-первых, я должен поправить, я член бюро экспертного совета Агентства стратегических инициатив, но, действительно, Центр стратегических разработок Дмитриевой имеет отношение к тому, что делает Комитет гражданских инициатив, потому что в докладе, в котором были опубликованы результаты исследования Центра, говорится, что сегодня существует тотальное недоверие между обществом и властью. И задача сегодня – преодолеть это недоверие, делать это надо начинать на муниципальном уровне, и делать как раз с теми людьми, которые идут во власть именно на волне вот этих гражданских протестов. Собственно, вот это и есть задача, которую ставит перед собой Комитет гражданских инициатив, чтобы в рамках конкретных дел, конкретных проектов вовлечь как можно больше новых сил для диалога с властью и для изменения ситуации.

Монгайт: Как будут выглядеть уроки, сколько будут стоить эти уроки?

Шевшукова: У нас семинар рассчитан на 2 дня; в первый день мы даем знания о том, как избраться, а во второй день даем знания о том, что делать, если вдруг человека изберут.

Монгайт: То есть 2 дня достаточно?

Шевшукова: 2 дня, как оказалось, недостаточно, вопросы остались, участники семинара сказали, что их настолько загрузили информацией, что им еще нужно все это переварить. В принципе, чувствовался очень большой интерес, и в первый день мы очень сильно вышли за график, потому что участники не хотели отпускать экспертов. Второй день уже приходилось быть жестче, потому что время поджимало, надо было уезжать. В целом, в общем, все прошло очень хорошо, я считаю, и участники остались довольны.

Монгайт: Сколько стоит?

Шевшукова: У нас регистрационный взнос 3 тысячи рублей, при этом это покрывает примерно одну четверть от расходов организаторов.

Монгайт: А кто хочет избираться?

Шевшукова: Это были и действующие депутаты, это были и люди, которые хотят только избраться. Среднестатистический портрет участника: это человек, который пришел впервые в декабре в политику на Болотную или на аналог Болотной в своем регионе, дальше в марте он наблюдал на выборах, дальше он решил, что нужно самому идти во власть что-то менять.

Монгайт: А много таких людей?

Шевшукова: Таких людей много, мы получили неожиданно много заявок, буквально с одного пресс-релиза мы получили в первый час 13 заявок. При этом у нас достаточно структурированная анкета, мы отбираем не просто людей, которые говорят: нам интересна политика, мы отбираем людей, которые говорят, что я хочу пойти избираться в такое-то сельское поселение в 15-м году, в 13-м году или уже в 12-м году, я считаю, что у нас такие-то проблемы, я считаю, что их решать нужно так-то и так-то, для этого мне не хватает таких-то знаний.

Сиднев: Мне очень понравилось, мы говорим, что людей толкнули протесты на Болотной и последующие. Меня поразила география, у нас были люди от Камчатки и до Калининграда. Иногда кажется, что когда мы в Москве живем, то на окраинах другая жизнь, там нет, может быть, такого протеста, как здесь. Это новое поколение муниципальных депутатов, оно пришло по всей стране. И вот это мне очень понравилось.

Это люди, которые изначально пришли с идеей честных выборов. Они пришли наблюдателями, они на выборы до этого не ходили, но на последних выборах они пришли убедиться в том, что они могут обеспечить честные выборы. И следующим шагом для них было самим участвовать в этих выборах, то есть они пришли в борьбе за честные выборы, но выборами-то ничего не кончается. И смысл нашей Школы, тот вопрос, на который мы отвечали вместе: хорошо, ты победил на выборах, что делать дальше? И если ты пришел с одним протестом, то ты не знаешь - что делать дальше. Идея же не в протесте, а в тех изменениях, которые могут быть сделаны.

Казнин: Да их же никто не пустит ни в какую политику.

Сиднев: Что значит – не пустят? Дело в том, что тот запрос на изменение, который есть, он же осознается не только этими людьми, он же осознается властью сегодня. Например, когда мы говорили о ситуации с местным самоуправлением в Москве, первый шаг уже сделан мэром Собяниным, принят так называемый 39-й закон, когда часть государственных полномочий сегодня передается муниципальным советам, муниципальным депутатам, хотя они не всегда знают – что с этим делать.

Монгайт: Какие конкретно дисциплины преподаются в вашей Школе имени Кудрина?

Шевшукова: Первое: как избираться, сам процесс избирательной кампании, как это происходит, как регистрироваться, почему снимают. Второе: как проводить избирательную кампанию, кампанию от двери к двери. Есть технологии, которые доступны только внутри партии, этому даже в институтах не учат, и нет таких специальных институтов по обучению политической элиты, где вам расскажут – сколько листовок вам нужно на округ. Это только для своих. Мы этому учим более широкую публику, мы рассказываем более широкому кругу людей, это не междусобойчик. И вторая часть – что делать? Допустим, Виктор у нас один из экспертов, он рассказывал о взаимодействии исполнительной власти и законодательной власти на муниципальном уровне, это тоже не расскажут в институте, потому что это информация из первых рук от действующего мэра, человека, который 2 раза проходил через выборы и 8 лет руководил городом. Про муниципальные финансы у нас тоже рассказывал человек не из академической среды, а Борис Оболенец, который несколько раз избирался депутатом в Ставрополье и занимался финансами.

Мы проанализировали – что еще интересовало наших будущих слушателей по анкетам, их интересовало ЖКХ и градостроительство. Здесь уже Сергей Сиваев из Института экономики города им, собственно говоря, рассказывал. То есть мы стремимся приглашать топ-экспертов по проблемам.

Казнин: Но ведь есть Высшая школа экономики, есть академия госслужбы, есть Сколково в конце концов, есть партийные лифты, есть в конце концов юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, это тоже никто не отменял. То есть вы в этой цепи – одно из небольших звеньев? У вас какие-то ускоренные курсы, как на войну новобранцу: вот так вот, значит, стреляй, вперед, ты готов, ты боец. Вот так у вас получается.

Шевшукова: Примерно курс молодого бойца…

Казнин: Он же не боец, он же мясо, которое бросают…

Шевшукова: Мясо – это если он идет неподготовленный, его снимают с выборов, а он потом обижается, вот это мясо. А если его подготовили и он избирается, это другая история. И касательно тех учебных заведений, о которых вы сказали, мы ведем переговоры, я надеюсь, они будут успешными. Кроме того, мы участникам сообщали о программах более углубленных.

Монгайт: Сколько этих людей? Сейчас у вас было 13, да? Сейчас у вас было сколько человек?

Шевшукова: 70.

Сиднев: Я хотел бы не согласиться с идеей Даши, что это курс молодого бойца. Как раз свою задачу я видел ровно в обратном: чтобы люди, которые, действительно, пришли с настроением биться, чтоб они понимали, что они идут во власть, и завтра они станут властью, пусть не самый верхний уровень, муниципальный уровень власти, а власть – это те, кто должен решать проблемы людей. Не биться с той властью, которая плохая, они завтра будут частью этой власти. И вот это преодоление этого недоверия, которое сегодня, я думаю, что это главная проблема власти.

Казнин: Они станут частью, по вашей задумке, действующей власти. А власть-то об этом знает действующая?

Шевшукова: А кто ее будет спрашивать?

Казнин: Как же, кто будет спрашивать? Став частью этой власти, надо играть по правилам.

Шевшукова: Эти люди будут спрашивать не власть, а жителей, с которыми они взаимодействуют. Это люди, которые пришли из гражданского общества, те самые активисты, которые реально, что называется, на земле уже решают проблемы, хотят избраться.

Сиднев: С 1-го августа вступил в силу московский закон, принятый Думой города Москвы, о расширении полномочий…

Казнин: Это, значит, московская больше история?

Сиднев: Нет. Там история такая: ситуация, действительно, в Москве и Петербурге, она сильно разная, потому что права местного самоуправления в Москве и Санкт-Петербурге, так скажем, существенно меньше, чем права во всей остальной стране. И если задача муниципалитета, муниципальных депутатов во всей стране – это повысить эффективность этого уровня, полномочий достаточно, там надо работать с этими полномочиями, то в Москве задача – расширить полномочия местного самоуправления, процесс начался, и начало его правительство Москвы, но все равно сегодняшние полномочия в Москве и в Петербурге во многом меньше полномочий муниципалитетов во всей стране.

Монгайт: А сам Кудрин будет преподавать? Что?

Сиднев: Безусловно. Когда мы говорим о преподавании, Школа новой власти – это один из проектов, тот проект, который лично Алексей Леонидович развивает и курирует в рамках Комитета, это создание специального портала или программного обеспечения, которое сделает прозрачным бюджеты всех уровней в стране. Он, как бывший министр финансов, лучше всех понимает эту проблему. Но сегодня даже я, будучи мэром, я вам скажу, что читать бюджет в том формате, в котором он как бы существует, невозможно. И это при том, что я-то считаю себя специалистом в этой сфере. А простому человеку вообще невозможно разобраться в кодах бюджетной классификации, в разбивке бюджета. И вот это тот проект, который делает лично Алексей Леонидович, который лично под его руководством, и это понятно, потому что уж это точно его область компетенции.

Казнин: Вы бы, если б прошли эти курсы, что-то изменилось бы в вашей судьбе главы города Троицк?   

Сиднев: Главы, наверное, нет, но до того я был депутатом, я был 2 срока главой города Троицка и один срок был муниципальным депутатом. И как раз об этом я и пытался сказать, я с этого начал свою лекцию или нашу дискуссию, что мои представления о депутатстве очень сильно расходятся с представлением о борьбе с проклятой властью. С теми идеями, с которыми муниципальные депутаты часто приходят. Мы пытались вот это переломить, понимаете? Потому что до тех пор, пока власть и общество не поймут, что надо работать вместе над решением проблем, ничего хорошего не будет, власть ничего не может сделать.

Казнин: Все равно непонятно, как это поможет депутатам муниципальным в регионах, если там в основном, я знаю лично этих людей, муниципальные депутаты и городские депутаты – это или «Единая Россия» или КПРФ, которые, в общем, там, на местах ничем не отличаются. Ну, придут они, как пришли бы и без вашей Школы на эти места, просто имея поддержку партии власти или Коммунистической партии.

Сиднев: Если мы говорим, что вот эта волна депутатов, мы ее связываем, приход их во власть, в основном с протестами, которые начались на Болотной, то Болотная ведь дистанцировалась от всех партий, вообще от политической системы, и коммунисты отвергнуты ровно так же, как и «Единая Россия», «Справедливая Россия». Это было видно во время митингов. И вот в этом идея Комитета гражданских инициатив, что сегодня, к сожалению, вся политическая система дискредитирована. Начинать надо не с партий, а, может быть, без них, опираясь на этих новых людей, которые не привязаны к конкретным партиям и готовы решать проблемы самостоятельно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.