Срочно
Истребитель Су-33 разбился при посадке на крейсер «Адмирал Кузнецов»
5 декабря
7 522

Шеф-редактор «Центрального ТВ» Александр Уржанов: Почему не реализовали новую концепцию «Коммерсантъ ТВ»

Здесь и сейчас
26 июня 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
«Коммерсантъ ТВ» прекратит вещание с 1 июля. Об этом на сегодняшней встрече с редакцией канала сообщил гендиректор холдинга Дмитрий Сергеев. Официальная причина закрытия еще одного СМИ Алишера Усманова, а двумя неделями раньше был закрыт журнал «Citizen К», - экономическая.
Владельцы холдинга посчитали, что «Коммерсантъ ТВ» - убыточный проект. Что еще могло послужить поводом для закрытия, разбирался Антон Желнов.

Антон Желнов: Для издательского дома и холдинга «Коммерсантъ» - в холдинг входит радио и телевидение - это событие оказалось знаменательным. В начале месяца был уволен гендиректор холдинга Демьян Кудрявцев. Отставку связали с радиостанцией, которая подробно информировала о протестных митингах. Две недели назад закрыли журнал «Citizen K». И вот теперь «Коммерсантъ ТВ». В обоих случаях официальные причины - экономические. Новое руководство и издательского дома, и холдинга пытается оптимизировать бюджет.

Гендиректор холдинга Дмитрий Сергеев на сегодняшней встрече с телевизионщиками заметил, что один день работы канала несет убыток на сумму, на которую можно купить хороший автомобиль немецкой сборки. Как удалось выяснить ДОЖДЮ, день работы «Коммерсантъ ТВ» стоил 900 тысяч рублей. Ежемесячный бюджет, соответственно, 27 миллионов.

Еще несколько месяцев назад о закрытии убыточного предприятия никто не думал. Прежнее руководство работало над новой концепцией, которая должна была преобразовать канал. Участники рынка сравнивали стратегию с западными информационными форматами. Разработчиками новой концепции были телепродюсер Вера Кричевская и шеф-редактор программы НТВ «Центральное телевидение» Александр Уржанов. Однако бизнес-план реорганизации, который был предложен еще в апреле владельцу холдинга Усманову, так и не был утвержден.

Александр Уржанов: Поскольку «Коммерсантъ» - это в первую очередь деловой канал, речь шла о том, чтобы в течение дня появлялись там таймслоты с живыми ведущими, связанные с биржами, в перспективе - с главными новостями, и вечером 2-3 часовой таймслот, который включал бы в себя много разной информации и который закрывал бы всю повестку дня. То есть и в том, что касается того, что в этот день происходило в новостях general interest, и в том, что происходило на рынках внутри компаний, в том числе и самого «Коммерсанта». Почему она не была реализована? Ответ очень простой - это была инициатива Демьяна Кудрявцева. Как только он из «Коммерсанта» ушел, этот вопрос был автоматически снят с повестки дня - я имею в виду реализацию того, что мы готовили в течение последнего времени.

Как удалось выяснить, в начале июня в редакцию «Коммерсантъ ТВ» на Красном Октябре приезжал владелец холдинга Алишер Усманов. По данным наших источников, решение о закрытии канала принималось именно после этого визита.

Главный вопрос сейчас - будущее радиостанции «Коммерсантъ ФМ». Последние полгода радио регулярно предоставляет эфир представителям оппозиции, а также освещает протестные митинги. По данным сотрудника «Коммерсанта», в случае закрытия радиостанции холдин понесет несравнимые с закрытием телевидения имиджевые потери. Поэтому радиостанцию пока трогать не будут.

Уже известно, что часть сотрудников «Коммерсантъ ТВ» - штат чуть более 100 человек - останется в холдинге. Им предложено работать на радио. Однако большинству все-таки придется искать новую работу.

Перемены на медиарынке обсудим с главным редактором Openspace.ru Максимом Ковальским.

Дмитрий Казнин: Здравствуйте.

Максим Ковальский: Здравствуйте.

Казнин: Есть две точки зрения: одни видят в этом, и, наверное, не без оснований, давление на прессу практически по всем фронтам - это и телевидение, и газеты.

Ольга Писпанен: Которое, собственно, началось с вашего увольнения.

Казнин: Другие считают, что да, экономика, что делать. Надо зарабатывать. Не зарабатываешь - закрывайся, открывай прибыльный проект.

Писпанен: Всего-то через 9 месяцев после запуска должны были начать зарабатывать.

Ковальский: Разные версии имеют право на существование.

Казнин: А вы что думаете по этому поводу?

Ковальский: Действительно, так много событий одного порядка, что странно не связать их и не сказать, что это звенья одной цепи или, как сказал Филипп Дзядко, гребаной цепи. Это довольно логично, хотя в каждом случае, если мы подробно будем рассматривать, причины все-таки свои, и они могут быть независимые. Если условно разделить все эти эпизоды - увольнение, допустим, мое и Герасимова (не забудем, с «Сити ФМ»), и отставка Кудрявцева - мне кажется, это политическая, скорее история. История с журналами «Большой город» и «Citizen K» как-то на грани между политикой и экономикой.

Казнин: А Openspace?

Ковальский: Openspace это, скорее, экономическая история - там политики не было, на мой взгляд.

Казнин: Вы имеете в виду, что ее не было в содержательной части?

Ковальский: Нет, решение владельца о смене концепции не было вызвано политическими причинами.

Казнин: Но это вы предполагаете?

Ковальский: Конечно. Вот я дал свою классификацию того, что произошло.

Писпанен: Если уж вы заговорили об Openspace - владелец портала Вадим Беляев говорит, что хочет сделать его более социально-политически значимым. Не опасно ли на данный момент превращать более-менее социокультурный портал в общественно-политический, и звать, простите, именно вас?

Ковальский: Возможно. Тем не менее, это предложение было сделано.

Писпанен: Мы же примерно понимаем, как вы будете работать.

Ковальский: Нет, может быть я стал умнее.

Писпанен: Может быть вы больше не будете ругаться?

Ковальский: Конечно. Я, кстати, никогда и не ругался. Меня это просто поражает.

Казнин: А не было пока разговоров о политической составляющей?

Ковальский: При первом разговоре эта тема, естественно, возникла. Первое, что я спросил - можно ли ожидать какого-то давления от Кремля и так далее. Понятно, что мы не знаем, станет ли Кремль звонит владельцу и чего-то там требовать. По крайней мере, при первом разговоре он меня заверил, что раньше такой практики не было, несмотря на то, что на Openspace были вполне, по нынешним временам это называется «смелые» статьи. Такие, раскованные, я бы сказал, со свободной критикой Путина того же, кого угодно. То есть он не может мне обещать, что никто ему не позвонит. По крайней мере, он меня заверил, что с его стороны никакого давления на меня не будет.

Писпанен: Во-первых, понятно, что все напуганы на рынке. Каждый день, открывая утром компьютер, ждешь какого-то очередного увольнения, закрытия и так далее. Ходят слухи об определенных радиостанциях, журналах и изданиях, что их тоже постигнет та же участь в скором времени. Если это действительно, не дай Бог, случится, то у меня складывается такое ощущение, что большой бизнес начал сбрасывать некогда приятные медиа активы, то есть пошла обратная тенденция? Если говорить про того же Алишера Бурхановича Усманова.

Ковальский: Нет, я бы не согласился с такой концепцией. У меня такого впечатления нет. Все-таки модно это было в 90-е годы, когда телеканалы или газеты служили средством для ведения информационных войн. Тогда те олигархи, которые располагали медиа ресурсами, получали большое конкурентное преимущество. Сейчас нет. Я привык считать - может быть, я, конечно, ошибаюсь, - что Алишер Усманов в свое время приобрел «Коммерсантъ» не потому, что он мечтал завладеть какими-то медиа активами. Скорее, Кремлю нужно было, чтобы кто-то лояльный приобрел издательский дом у «плохих».

Писпанен: Сейчас мы видим, что это просто превратилось в какую-то головную боль для некоторых людей.

Ковальский: Да, конечно. На мой взгляд, «Коммерсантъ» всегда и был головной болью для Усманова.

Казнин: Вы разделяете апокалипсические настроения коллег или считаете, что еще поборемся, что барахтаться надо и дальше?

Ковальский: Знаете как я узнал новость о том, что «Коммерсантъ ТВ» закрывается? Просто мне начали звонить люди с «Коммерсантъ ТВ». Вчера была новость о том, что я перехожу на Openspace. И я мучился - у меня нет своей готовой команды, где я буду брать людей? И я ворочался, под утро заснул. И утром сегодня проснулся, а мне звонят совершенно незнакомые ребята и спрашивают, нет ли свободных мест. То есть то, что время нестабильное - это понятно. 

Писпанен: Зато сколько хороших и свободных журналистов на рынке.

Ковальский: Да. Знаете, есть и другое мнение - это шутка, пусть журналисты не обижаются. Один мой сотрудник в журнале «Власть» всегда говорил, что журналистика - это скрытая безработица.

Казнин: Спасибо.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.