Александр Плющев хвалит тендер СВР по контролю за соцсетями

Здесь и сейчас
27 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Как пишет сегодня «Коммерсант», в январе этого года Служба внешней разведки объявила три закрытых тендера на сумму свыше 30 млн руб., цель которых — выработать новые методики мониторинга блогосферы.

Главная задача — «массовое распространение информационных сообщений в заданных социальных сетях с целью формирования общественного мнения».
Cначала мониторить блогосферу будет система «Диспут». Ее цель «исследование процессов формирования сообществ распространяющих информацию в социальных сетях» и «определение факторов, влияющих на популярность сведений». Полученную с помощью «Диспута» информацию будет анализировать система «Монитор 3». В ее задачи входит «разработка методов организации и управления в интернете виртуальным сообществом привлеченных экспертов, предусматривающих постановку заданий, контроль работы в социальных медиа и регулярное получение от экспертов информации в заданных областях».
Третья система — «Шторм 12» — будет вбрасывать нужную информацию в соцсети.  Источники газеты считают, что в будущем эти разработки могут быть применены как для воздействия на внешнюю аудиторию, так и для работы в российском сегменте интернета. Мы пригласили журналиста Александра Плющева к нам в студию и поговорили о планах контроля СВР над общественным мнением в сети.

Кремер: Это похоже на подготовку к «информационной войне»?

Плющев: Может быть, в некоторой степени, мне кажется, что это хорошая и полезная вещь, потому что она ставит социальные сети перед необходимостью разработки защиты от всего этого, а это очень совершенствует технологии, и такая гонка вооружений… Социальные сети стоят перед выбором: либо от них уйдут пользователи, которые будут заспамлены – неважно, это будет коммерческий спам или политический, без разницы…

Фишман: Что будет происходить на практике, как это может выглядеть?

Плющев: Это хорошо бы спросить у заказчиков системы, но то, что мы можем понять из публикации газеты «Коммерсантъ», если мы ей доверяем, то речь идет о неких дискуссиях, сейчас это хорошо известно по рунету, там есть полчище разнообразных ботов, которые… и не только ботов, но и живых людей, которые…

Фишман: Это же уже все есть?

Кремер: Так это в январе был тендер объявлен, он уже действует.

Плющев: Просто в основном это происходит либо добровольно, либо осваиваются какие-то левые деньги, а теперь это официальный заказ совершенно другим людям.

Фишман: Там, кстати, серьезные деньги, на последнюю систему 22 с лишним миллиона рублей - почти миллион долларов, приличные деньги.

Плющев: А что, собственно говоря, мелочиться, особенно если разрабатывают свои люди? Нужно делать как следует, так сказать.

Кремер: Мне интересно понять, чем эти люди, «свои», занимались до сих пор, если сейчас они будут заниматься разработкой вот этих программ, они же до сих пор делали нечто подобное? Можно это предположить?

Плющев: Можно предположить, что они, наверное, занимались программированием каким-нибудь. Я думаю, что этого же реально никто не знает, кто эти люди, чем они занимались, поэтому хорошо бы, если бы они понимали в программировании, потому что мы бы видели тогда хоть какой-нибудь продукт.

Фишман: Речь идет о..? Я все-таки пытаюсь понять, о чем идет речь.

Кремер: Это такой Russia Today только в Интернете?

Плющев: Это очень интересная история. Формировать это мнение на Западе, мне кажется, в социальных сетях, в общем, бессмысленно. Если в телевидении это имеет смысл какой-то, Russia Today весьма эффективно этим занимается.

Кремер: Почему бессмысленно?

Плющев: Потому что социальные сети выполняют там совсем другую историю. Это у нас в Фейсбуке показывает телеканал «Дождь», а в Фейсбуке американском маленькие группы, маленькие сегменты, которые общаются между собой. Я сегодня посмотрел Фейсбук, в общем, новости узнал. Такого нет, он не такую роль, как у нас, выполняет. Поэтому если эта система и будет когда-то эффективно работать, то, скорее, для внутреннего потребления, а не для внешнего, конечно же.

Фишман: Это будет создано какое-то, например, комьюнити, в котором пропагандируется власть в широком смысле? Или будут взламываться аккаунты оппозиционеров?

Плющев: Здесь то, о чем написал «Коммерсантъ», речь не идет о взломах, а речь идет о… само название за себя говорит – "диспут", это значит сотни ботов налетают и формируют в каком-то посте…

Фишман: Они и так это делают, без всяких ботов.

Плющев: Вот! В том-то и дело, просто пришла конкурирующая группировка, которая за большие деньги обещала сделать еще лучше. Вот и все. Это тоже неплохо, знаете ли. Но, конечно, если говорить серьезно, то, наверное, осваиваются какие-то деньги, которые могли бы пойти на более умные вещи, более полезные для общества, наверное, но мы же все понимаем, что они все равно будут как-то распилены и освоены.

Фишман: Здесь речь идет о государственных деньгах, то есть налогоплательщики формируют эту работу.

Плющев: Ну, Russia Today мы оплачиваем, ничего – не надломились до сих пор. Но это дороже, гораздо дороже.

Фишман: Гораздо дороже, но там все-таки речь не идет о ботах, которые устраивают спам в Живом Журнале, например, а здесь она, возможно, идет об этом. Можно ли на это как-то повлиять? Почему мои деньги должны идти на такую деятельность?

Плющев: Газета «Коммерсантъ» - ни одни запрос, который они отправляли, в общем, не остался отвеченным, то есть все остались не отвеченными. Поэтому можно, наверное, запросы отправить.

Кремер: Хорошо, если это невозможно, то, может быть, есть способ мне, простому пользователю, каким-то образом защититься от результатов труда этих прекрасных людей?

Плющев: В общем, не коим. Мне кажется, что в реальности вам они никакого вреда не нанесут, я думаю, что вы и так не читаете особенно-то комментарии, если у вас их 150, допустим.

Фишман: Я бы тут возразил, потому что та система контратаки, которая существовала до сих пор, как я ее наблюдал в ЖЖ или где-то в других соцсетях, она мне показалась, в принципе, достаточно эффективной. Не то что они навязали свою точку зрения, но дискуссии уничтожали довольно часто. То есть люди спорят о чем-то осмысленном, вдруг врывается толпа просто роботов или каких-то придуманных людей с какими-то идиотскими комментариями, которые рушат пространство дискуссии, там становится невозможно разговаривать, вести диалог. В этом цель, мне кажется, они ее часто добивались.

Плющев: Возможно. Я не знаю, как насчет дискуссии и ее полезности, мне кажется, полезность состоит в том, чтобы обмениваться мнениями путем не комментариев, а путем обмена сообщениями-постами, эта система против этого бессмысленна. Если присмотреться к сайту «Эхо Москвы», например, и к комментариям, которые идут там к каждой записи, то можно понять, что там творится ад. Но тем не менее это не снижает интереса к сайту «Эхо Москвы», не снижает интереса к тому, что там публикуется. Там самые популярные посты.

Кремер: Но это снижает интерес к чтению комментариев?

Плющев: Безусловно. Читайте посты, и все. Какой смысл в дискуссии, которую мало кто видит? Я не вижу в этом большой проблемы, честное слово.

Более того, это даст толчок к способам защиты от таких вещей. Как только вы увидите, что у вас система загибается от того, что там загибается дискуссия, как только что было сказано, то вы заказываете себе защиту от этого, и фирма разрабатывает защиту от ботов. Это двигает вперед технический прогресс. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.