Александр Лебедев: ЦБ проверяет, не финансирую ли я оппозицию на деньги Госдепа

Здесь и сейчас
17 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Около 16:00 в центральном офисе Национального резервного банка, а также в филиалах, принадлежащего предпринимателю Александру Лебедеву, начался обыск. О возможных причинах поговорили с самим бизнесменом.

Лобков: Вы можете подтвердить информацию о массовых обысках и в центральном офисе, и в филиалах банка?

Лебедев: Вы смешали две вещи. Я как раз в Брянске, я тут по поводу проверки Центрального банка, которая у нас уже 10 дней. Она проверяет исключительно, как я финансирую газеты и не финансирую ли я оппозицию за деньги Госдепа. Примерно такая проверка.

Лобков: Они даже не скрывают, так вам прямо и говорят?

Лебедев: Они приходят с предписанием проверить все вообще, что можно до Адама и Евы. Но в процессе в том же Брянске они искали, не занимаюсь ли я отмыванием, не финансирую ли оппозицию и не прячу ли деньги за границей.

Лобков: Мне кажется, Брянск – не Каймановы острова.

Лебедев: Смеетесь, но на самом деле нам не очень смешно. Проверка уровня 130 человек вообще никогда в истории ЦБ не проводилась нигде, даже в банке типа Пугачева, где все украли, или в «Банке Москвы», или в ВТБ. А что касается обысков, то сотрудники ФСБ проводят обыск в головном офисе. Меня там нет. Все, что мы знаем – что это некое уголовное дело, по нему есть судебное решение. Они СОБР не вызывали, они просто оставили его снаружи.

Лобков: А с чем это дело связано? С «Аэрофлотом», с газетой, с чем?

Лебедев: Они же никогда не говорят. Но мне, конечно, логично там как всегда видеть худшее. Они говорят: нет-нет, что вы, мы тут кое-что изымем, это связано с каким-то другим делом, которое к вам имеет отношение только косвенно. Но типа надо обыскать у вас там несколько кабинетов.

Лобков: А что они выносят? Они выносят жесткие диски, они вскрывают депозитарные чеки?

Лебедев: Они проверяют компьютеры, что-то там считывают, смотрят какие-то документы, если есть, печатные. Они ведут себя достаточно культурно. Мы, конечно, ничего не знаем. У меня руководство банка в Нижнем Новгороде, мы выехали еще в филиалы, потому что проверка здесь нам понятна. Все, что я плачу со своих счетов за 10 лет, включая "Новую газету", радио, газеты в Англии и т.д., все очень просто – я получаю дивиденды из банка, плачу с них налоги и с одного счета все делаю. Я в любом случае его вывешу.

Если я платил куда-нибудь в фонд Элтона Джона или фонд журнала Vogue, или Водяновой, или Чулпан Хаматовой, а мне не предоставили отчет, я сейчас попрошу, чтобы эти отчеты предоставили. Если это платежи за границу, чтобы это было понятно, что это я не деньги в Госдеп перевожу, а Госдеп потом обратно мне в Брянск, а я – оппозиции. Как-то это я попытаюсь объяснить.

Лобков: Вы связываете эту активность вокруг вас именно с тем, что вы финансируете оппозиционные независимые СМИ?

Лебедев: Конечно, связываю, ну как иначе? Я же не первый год живу в городе, у меня здесь полно знакомых и друзей. Я давно все знаю, что у меня надо найти отмывание или доказать, что я финансирую оппозицию на деньги Государственного департамента. Ну хорошо, пусть ищут. Это не первые акции, мы не первый год замужем. Это все продолжается давно.

Не вижу никакой логики сточки зрения властей. Я думаю, что власти наверху не знают. Они ни про «Дождь» не знают, ни про «Эхо Москвы», ни про Навального, ни про нас. Поживем-увидим, чем это кончится.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.