Активная жизненная позиция Pussy Riot – «расстройство личности»

Здесь и сейчас
2 августа 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
В Хамовническом суде сторона обвинения по делу Pussy Riot заканчивает представлять свои доказательства. Допрошены уже все свидетели обвинения, причем одна из вызванных в суд свидетельниц сегодня отказалась от дачи показаний.

Теперь в суде зачитываются письменные доказательства, в частности, психиатрические экспертизы, которые обнаружили у подсудимых «смешанное расстройство личности в виде активной жизненной позиции, стремления к самореализации». С подробностями четвертого дня суда над Pussy Riot Елена Шмараева.

Шмараева: Сегодняшнее заседание по делу Pussy Riot началось с эвакуации из здания суда: кто-то позвонил в приемную председателя Виктора Данилкина и сообщил, что суд заминирован. Бомбу искали час, не нашли, и участники процесса продолжили допрос свидетелей.

В частности, в суде выступил Станислав Самуцевич – отец Екатерины Самуцевич. Он сказал, что сам удивился, что его вызвали в суд в качестве свидетеля обвинения. Говорить что-либо о своей дочери он отказался, сославшись на 51 статью Конституции. Тогда прокурор Александр Никифоров зачитал его показания, из которых следовало, что Станислав Самуцевич замечал дурное влияние на свою дочь со стороны Надежды Толоконниковой и «так называемых современных художников». После допроса Станислав Самуцевич рассказал, что не хотел давать показания против дочери или других подсудимых, следователь разговаривал с ним в состоянии стресса и 73-летний отец надеялся облегчить участь своей дочери, сказав, что она попала под дурное влияние.

Самуцевич рассказал журналистам, что он никогда не одобрял акций, в которых участвовала дочь, да и не знал о многих, но согласен с ней, что это политический жест, а не разжигание религиозной ненависти.

Самуцевич: Я считаю, что это была форма, которая позволила привлечь внимание на их политический посыл. Как я потом выяснил, они протестовали и в других местах, но на них не обращали внимание. После случая в аэропорту я говорил, что это неправильно: во-первых, форма, во-вторых, лично мне непонятен и посыл – феминистический какой-то. Они ушли в подполье, перестали собираться у меня на квартире, поэтому я их дальнейших планов не знал.

После Самуцевича в суде должна была выступить Матильда Иващенко, которая училась в Институте журналистики и литературного творчества с Марией Алехиной. Но неожиданно для всех, в том числе для прокурора, Иващенко отказалась давать показания, сославшись на плохое самочувствие, и просто ушла из суда. Уходя, она рассказала журналистам, почему пришла свидетельствовать против Алехиной.

Иващенко: То, что произошло в храме Христа Спасителя - издевательство над национальной культурой. И люди, которые делают подобное, прежде всего, не уважают своих родителей. А кто не уважает своих родителей, не уважает никого. Я считаю, что  может, в деле и есть политическая составляющая, но Мария Алехина была далека от политики. В ВУЗе она ничего не говорила о политике, бывало, смеялась над православием, говорила, что ей ближе буддизм. Но про политику, про феминизм не было ни слова. По крайней мере, этого не слышала.

Эта свидетельница была последней, кого вызвала прокуратура, и государственный обвинитель перешел к представлению письменных доказательств. Судья Марина Сырова начала оглашать имеющиеся в деле документы. Пока она читала, сквозь закрытые окна в зале суда были слышны лозунги в поддержку подсудимых. Кричал активист, простоявший целый день в одиночном пикете у здания суда.

Тем временем адвокаты требовали начать допрашивать свидетелей защиты, на что судья Сырова парировала, что время предоставления доказательств стороной защиты еще не пришло. Адвокаты спорили, но судья их ходатайства рассматривать не стала.

Полозов: По УПК в том случае , если свидетель явился сам, суд обязан его допросить. Сегодня в суд уже пришли Гейдар Джемаль, Людмила Улицкая. Ожидается, что придет Алексей Навальный. Я напомню, что на митинге 10 декабря Надежда Толоконникова выступала практически после него. Все они дадут показания, которые позволят суду установить объективную истину.

Людмила Улицкая, впрочем, согласилась, что если время допроса свидетелей еще не пришло, то она готова прийти и завтра или в любой другой день и выступить в защиту Pussy Riot.

Улицкая: Мой статус - свидетель защиты. Это не отвечать на вопросы, а не говорить что-то суду. То, что я об этом считаю, я уже не однажды высказала в прессе. Возможно, что еще буду по этому поводу высказываться. Вообще, это довольно позорные процессы, хорошо, чтобы его вообще не было. Но если он уже есть, хорошо бы , чтоб он закончился освобождением Pussy Riot. 

Когда заседание продолжалось уже одиннадцатый час, судья огласила описание видеоролика и происходившего в Храме, перечислила список изъятых вещей, в том числе балаклавы и яркие платья, в которых выступали активистки, зачитала три психолого-лингвистических экспертизы по делу. В двух первых эксперты пришли к выводу, что в действиях обвиняемых не было мотива религиозной вражды, третья – к прямо противоположному – именно таким мотивом они и руководствовались.

Психиатрические экспертизы признали всех трех подсудимых вменяемыми, но обнаружили у них «смешанное расстройство личности». У Толоконниковой оно характеризуется «активной жизненной позицией и стремлением к реализации», у Алехиной – «подверженностью протестным реакциям и суицидальному шантажу», а у Самуцевич «склонностью к оппозиционным формам мышления».

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.