Активистка FEMEN Александра Шевченко: Путина и Гундяева легче достать в Ганновере, так что я не против переехать

Здесь и сейчас
25 июля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

В Киеве крест Андрея первозванного установят на Владимирской горке, для чего все последние месяцы спешно перестраивали набережную Днепра – чтобы Янукович, Путин, Лукашенко и восемь глав православных церквей – не столкнулись с угрозой, которая уже приближается из Парижа.

Активистки движения FEMEN, известные своим нападением голой грудью на патриарха Кирилла, уже пообещали устроить похожие акции. А противники феминисток обещают с ними, наконец, расправиться. И, похоже, начали это делать – сегодня в Киеве жестоко избили идеолога движения FEMEN, Виктора Святского.

С нами на прямой связи была Александра Шевченко, активистка организации FEMEN.

Кремер: Скажите, что произошло, и  с чем связано избиение Святского?

Шевченко: В течение нескольких последних дней мы наблюдали постоянную слежку за активистами движения Femen, за мной, за Анной Гуцул, за Яной Ждановой, нападавшей на патриарха Кирилла год назад. И за Виктором Святским, в том числе. Сегодня мы после инцидента, практически покушения на убийство, мы узнали о том, что случи слежки велись не только по отношению к активистам движения, но, в первую очередь, по отношению к мужчинам, работникам, помощникам, друзьям движениям, которые, естественно, неизвестны широкой публике. К таким как Виктор Святский и другим нашим мужчинам-помощникам, было самое пристальное внимание, потому что сейчас уже ясно, что это была не просто слежка для запугивания, как это делалось раньше во время Евро-2012 или после спиливания Поклонного креста на Майдане независимости. Эта слежка велась конкретно для установления той личности, которая станет мишенью для спецслужб. Каких спецслужб, мы сейчас сказать не можем. Я с полной уверенностью заявляю, что это действительно спецслужбы, и никто другой. И мои слова неофициально может подтвердить украинская милиция, которая при осмотре Виктора, как только мы их вызвали, сразу заявили нам о том, что это не были какие-то хулиганы, спортсмены, так называемые гопники, потому что стиль избиения был совершенно иным.

Кремер: А каким образом идеологом движения феминисток может быть мужчина?  Я так понимаю, Виктор Святский как раз идеолог движения Femen.

Шевченко: Я так понимаю, эти слова вы взяли из пресс-релиза, распространенного нами сегодня ночью. Там четко написано,  что это один из идеологов движения. Мы как международное женское движение сейчас работает по нескольким фронтам. Один из них – это исламистское направление, другой – общеевропейское, общедемократическое.

Кремер: Откуда у вас идеолог мужчина?

Шевченко: Третье направление – это постсоветская диктатура. И для того, чтобы работать в этих направлениях, нам иногда требуется интеллектуальная помощь специалистов в этих областях. Виктор Святский как раз является тем специалистом, который помогает нам с акциями, которые мы совершаем по отношению к диктаторам постсоветского пространства.

Лобков: Связываете ли вы это покушение с приближающимися торжествами в Киеве? Хотелось бы узнать больше подробностей. В каком состоянии Святский? Угрожает ли что-то его жизни или жизни других активисток?

Шевченко: Покушение на его жизнь однозначно связано с тем, что мы является давними врагами диктаторов, которые съезжаются на шабаш послезавтра в Киеве. Конечно, ни Путин, на которого я лично нападала в Ганновере, ни Лукашенко, акцию против которого наши активистки совершили в Минске, ни Гундяев, на которого нападала в аэропорту «Борисполь» наша активистка Яна Жданова, не простили и не простят нам этих нападений и того, что мы так откровенно и бесстрашно унижались перед всем миром. Однозначно это  связано с 1025-летием крещения Руси и с празднованием, которые будут в Киеве.

Кремер: Вы, тем не менее, какую-то акцию готовите в эту субботу?

Шевченко: Мы как экстремистское движение готовимся постоянно к подобного рода атакам. И готовим их и в Украине, и в других странах. Я не могу точно назвать даты и место, когда и кого мы будем атаковать, но мы постоянно находимся в режиме подготовки той или иной секс-атаки.

Кремер: Я правильно понимаю, что ваша сестра, которая спилила крест в Киеве, была вынуждена после этого переехать во Францию. Вы тоже готовы к такому переезду?

Шевченко: Мне важно быть эффективной, и неважно, в какой стране работать. Потому что женские права нарушаются повсеместно, и патриархат – это не только украинские или российские реалии. Путина иногда легче достать в Ганновере, чем в Киеве или Москве. Такой тактический ход – переезд куда-либо в европейскую страну, где можно будет легче достать Путина, Гундяева, Лукашенко или кого-либо из них, конечно, ничуть не помешает.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.