Аэрофобия в России переросла в инстинкт

Здесь и сейчас
23 августа 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Аэрофобия в России - это инстинкт самосохранения, так можно решить, послушав сегодняшнее выступление вице-премьера Сергея Иванова. За год количество происшествий удвоилось, а число погибших выросло в четыре раза. Какие выводы предложил сделать вице-премьер?

Ждакаев: В авиакатастрофах в 2011 году погиб 81 человек, это данные только на начало августа. Их сегодня огласил вице-премьер Сергей Иванов, выступавший во вторник на заседании правительственной комиссии по транспорту и связи. Вице-премьер возмутился бесконечными катастрофами на транспорте. Разбирая их причины, премьер обратил внимание на два момента. Во-первых, все крушения произошли с устаревшими самолетами. Во-вторых, к происшествиям, в основном, причастны малые авиакомпании, то есть с парком менее 10-ти однотипных воздушных судов. И какой же вывод? Надо бороться с малыми авиакомпаниями, а не запрещать устаревшие суда. Иванов потребовал от Росавиации как можно быстрее оформить требования к авиакомпаниям. Предполагается допускать уже с 1 января следующего года только перевозчиков с флотом не менее 10 однотипных воздушных судов. В Росавиации от комментариев отказались. А гендиректор агентства Infomost, транспортный эксперт Борис Рыбак убежден: размер авиакомпании не имеет отношения к безопасности полетов, а количество смертей на авиатранспорте – это не закономерность.

Рыбак: Это не закономерность. Вообще по статистике техногенных катастроф, в частности, безопасности полетов гражданской авиации никаких закономерностей выявить не удается за исключением тех случаев, когда систематически нарушаются требования подготовки экипажей, как это происходит в некоторых африканских странах. России это не касается. У нас бывали и получше годы, и похуже годы. Это же происходит и в развитых странах – и в США, и в Европе. У Air France за десятилетие с 2001 года погибло почти 500 человек. Размер авиакомпании никаким образом не связан ни с безопасностью полетов, ни с пунктуальностью полетов.

Ждакаев: Я хотел сказать о том, что действительно никакой взаимосвязи между безопасностью полета и между размером авиакомпании эксперты пока что выявить не смогли. Эта инициатива – запрещать компании с размером парка менее 10 воздушных судов – больше похожа на лоббизм крупных авиакомпаний, которые у нас выполняют порядка 90% всех пассажирских перевозок.

Погребижская: Насколько я знаю, даже сам премьер Иванов приводил в качестве примера авиакомпанию Virgin Atlantic, которая начиналась с двух самолетов. В принципе, если бы авиакомпания Virgin Atlantic находилась бы в России, ее бы запретили, как и другие мелкие авиакомпании.

Ждакаев: Похоже на то. Не очень понятно, кого называет Иванов «живопырками» - малые авиакомпании или все-таки авиакомпании с устаревшим флотом. Есть еще один пример. Действительно, в США 5 крупнейших авиакомпаний, из них у 4-х финансовые показатели не блестящие. К экономической деятельности компании размер особого отношения не имеет, не говоря о безопасности.

Погребижская: Я правильно понимаю, Ваня, что ты говоришь, что акценты расставляются не на том? Акценты ставятся на размер, а не на качество самолетов.

Ждакаев: Да. Довольно удивительная история. Пока нет официальных комментариев Росавиации, понять в ней что-то точнее довольно трудно.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.