Адвокат Трунов: российские власти не знают, кто командовал операцией по освобождению заложников «Норд-Оста»

Здесь и сейчас
3 апреля 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Теракт в «Норд-Осте» в России расследовать больше не будут. Сегодня Мосгорсуд признал законным отказ возбудить уголовное дело против руководителей операции по освобождению заложников в театральном центре на Дубровке в 2002 году.

Следователи отказывались возбуждать дела, причем, без объяснения причин. Адвокат семей погибших в «Норд-Осте», Игорь Трунов, уже прошёл через все суды в России. Но ничего не поменялось. И он был у нас в студии.

Макеева: Можно считать, что дело Норд-Оста закрыто? Что говорится в постановлении Мосгорсуда?

Трунов: Так сказать нельзя, потому что есть решение Евопейского суда, он не исполнено, и мы сейчас будем направлять меморандум в кабинет министров Совета Европы с требованием, чтобы обязали Российскую Федерацию выполнять решение Европейского суда. Это болезненный вопрос для России. Россия только платит деньги и больше ничего не делает, а решение Европейского суда, как правило, состоят из двух частей. Первая часть – привести в соответствие нормы права или правоприменения и выплатить деньги тому, кто пострадал. Первая часть с деньгами все хорошо, все жертвы Норд-Оста получили деньги за несколькими исключениями, где перепутали фамилию в Европейском суде, а исполнение решения в части возбуждения и ответственности должностных лиц – здесь огромная сложность.

Макеева: Деньги – это 1,3 млн евро?

Трунов: Да, эти деньги выплачены.

Зыгарь: Есть ли в решении Европейского суда по правам человека требование рассекретить формулу газа, который применялся на Дубровке? Многие пострадавшие требовали и этого тоже, потому что от этого зависит эффективность лечения.

Трунов: Конечно, это основной вопрос, причина смерти 130 человек. Вопрос поднимался в Европейском суде, но Российская Федерация сказала, что это относится к военной тайне, поэтому мы не можем свою военную тайну выдавать судебным органам. Они сказали, конечно, это аргументированный ответ, но вы должны тогда провести расследование у себя в государстве и там раскрыть эту тайну для своих граждан, должна быть ясна причинно-следственная связь, отчего люди умерли. Был ли это газ, была ли это халатность, были ли это действия террористов, что послужило гибели такого большого количества людей.

Макеева: И никаких дальнейших действий со российской стороны не предпринималось?

Трунов: Чем мы отличаемся от всего цивилизованного мира, такие прецеденты есть – некачественного следствия, того, что страны выгораживают своих сотрудников спецслужб, армии при проведении контртеррористических операций. Часто бывает, когда убивают не тех, перепутали террористов с мирными жителями. Это было в Ирландии, Турции, но везде есть легальное расследование. Оно, как правило, склоняется к тому, что спецслужбы не виноваты, и тогда вступает в силу Европейский суд. Мы отличаемся тем, что не было никакого расследования. Мы пытаемся добиться начала производства, в рамках которого возможно взять подписку с нас о неразглашении и там продемонстрировать этот газ и причинно-следственную связь и доказать, что этот газ безвреден, но в рамках расследования официальная экспертиза, официальные должностные лица. Этого у нас нет.

Макеева: И конкретные должностные лица тоже не называются, то есть «руководители спецоперации по освобождению заложников» так до сих пор и остались?

Трунов: Российская Федерация в Европейском суде сказала, что мы эти документы уничтожили, и сейчас не удается нам восстановить те документы, кто за что отвечал и кто что возглавлял. Нет этих документов.

Зыгарь: Вы когда требовали возбуждения уголовного дела против руководителя операции, вы имели в виду конкретных людей?

Трунов: Когда я требовал возбуждения уголовного дела, я требовал исполнение решения Европейского суда. Оно обязательно для Российской Федерации, я писал, есть решение суда, вы, может быть, не догадываетесь о его существовании, но я к своему заявлению прикладываю это решение, там написано, что Россия обязана возбудить и проверить действия должностных лиц, и приводит целый ряд аргументов тех квалифицирующих признаков составов преступлений, которые нужно проверить, потому что все материалы дела поступили в Европейский суд, в том числе проверка по Немцову и еще целый ряд проверок, они признали, что это неэффективно и вывели целый ряд того, что обязаны в рамках следствия проверить. Поэтому мое заявление фактически было просьбой исполнения решения Европейского суда.

Зыгарь: Получается, сегодня Мосгорсуд признал, что Россия не будет выполнять решение Европейского суда.

Трунов: Да, вот в чем суть этого решения.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.