Адвокат Ставицкая: Развозжаев точно въезжал по своему паспорту, я видела штамп

Здесь и сейчас
4 декабря 2012
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

На Леонида Развозжаева вдобавок к двум уже существующим уголовным  делам о краже меховых шапок и организации массовых беспорядков завели третье.

Следственный комитет утверждает, что Развозжаев незаконно пересек границу России и Украины, и уехал из страны по билету, купленному на имя брата.

По версии следствия, билет он купил 15 октября, а на Украине был с 16 по 19. Жена Леонида Развозжаева узнала о новом уголовном деле против мужа из интернета и не смогла сказать, кто же из существующих пяти братьев Развозжаевых больше других похож на Леонида.

Юлия Смирнова, супруга Леонида Развозжаева: Вообще не в курсе, если честно, я сегодня сама только узнала, что такая ситуация. Один в Ангарске, другой здесь, еще один в Казани. Они все похожи, кроме старшего брата, потому что у него другой отец. По-родственному похожи, не один в один.

Тем не менее за незаконное пересечение границы Развозжаеву грозит до двух лет тюрьмы. А новое обвинение в адрес активиста совпало с обращением его адвокатов в Европейский суд по правам человека.

Адвокат Леонида Развозжаева – Анна Ставицкая – с нами в студии.

Макеева: Эта история совпала еще например с тем, что сегодня истекает срок давности по делу, обвинение по которому было предъявлено Леониду уже вслед за первым. С чем вы связываете появление?

Ставицкая: Я слежу за заявлениями Следственного комитета с замиранием сердца, потому что никогда не знаешь, что Следственный комитет выкинет в очередной раз. Такое впечатление, как будто я слушают не заявление представителей власти, а читаю желтую прессу. То про шапки, теперь про пересечение границы. Мне даже не как адвокату Развозжаева, а как стороннему наблюдателю хотелось бы, чтобы речь шла о деле, о приготовлении к организации массовых беспорядков. Есть там доказательства того, что у нас, оказывается, все выступления на Болотной финансировалось грузинской властью, нет этих доказательств, какие есть доказательства причастности моего подзащитного к этому преступлению, - об этом мы с вами ничего не слышим. Зато каждый день у нас новая сенсация. То шапки, то видео, где Леонид Развозжаев занимается с кем-то там любовью, то теперь новое обвинение, несмотря на то, что я сама лично видела в штампе Леонида Развозжаева - кусок паспорта есть в материалах уголовного дела, где есть штамп пересения украинской границы.

Казнин: Когда он ехал из России на Украину?

Макеева: То есть он ехал по своему паспорту.

Ставицкая: Более того, когда он обратился на территории Украины в управление верховного комиссара по делам беженцев, они проверяли, каким образом он попал на территорию Украины, потому что для них было важно, что он именно законным способом попал на территорию Украины, это тщательно проверялось.

Казнин: Но Развозжаев и сам подбрасывает дров в этот костер абсурда. Сегодня было опубликовано его открытое письмо, где он взывает к некому неизвестному представителю власти, который в подвале беседовал с ним и которому он якобы рассказал неправду и теперь он хочет исправить свою «фатальную ошибку».

Ставицкая: Конечно, это никому не пожелаешь, например, я не могу вам сказать, как бы я начала себя вести, оказавшись в Лефортово. Нам со стороны кажется, а что тут такого. Конечно, страшно, но можно подсобрать волю в кулак и не делать глупостей. Все люди разные. Мне сложно комментировать это письмо, возможно, это какой-то крик души. Люди по-разному этот крик выражают в массы. Леонид Развозжаев решил таким образом сформулировать его. Зачем он это сделал, мне сложно сказать, видимо, хочет привлечь внимание к истории похищения, потому что скандал вокруг дела Развозжаева уводит от того, что на самом деле случилось с ним, что он незаконным способом был привезен в Российскую Федерацию. Это Следственный комитет не хочет обсуждать, что спецслужбы похищают людей и привозят их с территории иностранного государства. Зато у нас обсуждается масса других вопросов, которые на мой взгляд юриста просто недостойны, чтобы их вообще обсуждали.

Макеева: Давайте все-таки упомянем для зрителей. «Новая газета» сегодня опубликовала письмо, датированное 25 ноября, за авторством Леонида Развозжаева. Насколько я понимаю, у вас есть уверенность, что это он писал.

Ставицкая: Я точно так же как и вы прочитала это в «Новой газете». Коль скоро там имеется ссылка на адвоката Дмитрия Аграновского, видимо, он предоставил его «Новой газете».

Макеева: Оно адресуется неизвестному сотруднику силовых структур, который приходил к нему в подвал, там, где держали его неизвестные люди, вероятно, сотрудники спецслужб, с просьбой повлиять на его судьбу и походатайствовать за него перед руководством Российской Федерации, и заканчивает следующими словами: «Надеюсь, вы еще раз попытаетесь разобраться в моем деле и поймете, что мое заточение в тюрьме – досадная ошибка, а возможно, и тщательно спланированная провокация сил, заинтересованных в дестабилизации политических процессов, происходящих в России». Удивительно, учитывая автора послания и то, в чем его обвиняют. Я хочу спросить, эта апелляция к руководству России через некого посредника, неизвестному самому автору письма, эффективна в нынешних условиях?

Ставицкая: Если честно, я считаю, что это совершенно бесполезно, но, видимо, Развозжаев имел в виду, что он, когда разговаривал с этим человеком, рассказывал ту теорию, которую ему предоставили лица, которые к нему длительный промежуток времени применяли недозволенные методы. Этот человек, как считает Развозжаев, неправильно его поэтому понял. Если бы он сейчас пришел к нему в более или менее нормальной обстановке и он бы донес до него свою позицию, то, возможно, этот человек понял бы, что все не совсем так, как пытается преподнести Следственный комитет, и что искать нужно в каком-то другом месте. Мне сложно это комментировать. Видимо, человек, доведенный до отчаяния, уже хочет таким образом привлечь внимание к тем незаконным методам, которые в его деле применялись.

Макеева: В Европейский суд по правам человека вы обратились?

Ставицкая: Мы обратились 28 ноября, 30 ноября Европейский суд нам уже ответил и применил правило 40 регламента Европейского суда. Это правило означает срочное уведомление о жалобе. Европейский суд уведомил о нашей жалобе правительства двух государств – Украины  и России с просьбой предоставить информацию по жалобе. Это очень редкая мера, я очень рада, что Европейский суд эту меру принял, потому что экстренное вмешательство Европейского суда в дело означает, что он действительно заинтересовался теми обстоятельствами, которые я излагала в жалобе.

Макеева: Когда ждать ответа из Страсбурга?

Ставицкая: Мне сложно сказать, потому что никаких сроков для правительства в том письме, которое мне прислали, не указано, был указан только срок для нас как для заявителей, что мы должны до 24 января предоставить полную жалобу, потому что сейчас мы направили только обращение на применение экстренного реагирования.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.