Адвокат Слуцкера: "Ольга Романова - заложница своего мужа"

Здесь и сейчас
1 декабря 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть
Генпрокуратура приняла к рассмотрению заявление бывшего сенатора Владимира Слуцкера о возбуждении уголовного дела против Ольги Романовой, которую он обвиняет в клевете. Подробности - у адвоката Слуцкера Евгения Знаменского.

Несколько недель назад на блоге сайта "Эха Москвы" Романова сообщила, что бывший сенатор готовил покушение на ее мужа Алексей Козлова, который на тот момент отбывал срок в Пермской колонии. Называлась даже конкретная сумма за услугу – $300 тыс. Со схожим заявление в эфире ДОЖДЯ выступал и сам Козлов.

Романова: Узнала о том, что в отношении моего мужа есть заказ на его физическое устранение. Я знала это и тогда, в связи с чем приложила некоторые усилия, чтобы он попал в другую зону, тоже в Пермский край, но он приехал в зону, где его не ждали. Он даже приехал без документов, и там долго удивлялись, до сих пор удивляются, каким образом он был доставлен в другую зону. Исполнители этого заказа не так давно пришли к одному из главных редакторов очень уважаемого известного московского издания, и сообщили ему об этом.

Алексей Козлов и Ольга Романова заявляют, что они готовы предоставить документы, подтверждающие причастность Слуцкера к подготовке заказного убийства.

Алексей Козлов был приговорен к восьми годам лишения свободы в 2009 году. Следственный департамент МВД подозревал его в хищении крупного пакета акций "Искож", где Козлов был бизнес-партнером Слуцкера. По версии потерпевшей стороны, речь идет об откровенном рейдерстве. После несольких конфликтов, случившихся между предпринимателями, Слуцкер пообещал посадить Козлова и забрать его долю себе. Этой осенью решением Верховного суда Козлов был освобожден из под стражи, и намерен добиться осуждения тех, кто сфабриковал его дело.

Подробности - у адвоката Владимира Слуцкера Евгения Знаменского.

Писпанен: Скажите, пожалуйста, бывший сенатор обратился в Генпрокуратуру, чтобы возбудить дело только против Ольги Романовой или против Алексея Козлова тоже, который у нас в эфире подтверждал, собственно, все это?

Фишман: И вообще, какой план ваших действий, что вы предпринимаете?

Знаменский: Да. Если вы позволите, если вы позволите, я бы начал бы все-таки с продолжения цитаты, с которой вы начали передачу. Она была очень кстати, потому что я сам собирался это процитировать.

Фишман: Романовой?

Знаменский: Да. Но я хотел бы еще вернуться к ее словам, которые были совсем недавно. Цитата: «Как следует из решения лондонского суда, которое есть у нас на руках, в пункте 52 этого решения есть номер документа – свидетельство о смерти Алексея Козлова в Перми в январе 2011 года апостелированное, то есть, заверенное нотариусом». Эта цитата принципиально важна для нашего сегодняшнего разговора, потому что в этой цитате человек изобличает моего клиента в совершении подлога, либо в совершении преступления, либо в каких-то иных событиях, которые в любом случае, несут уголовную ответственность. Именно по этому поводу мы были вынуждены обратиться в Генеральную прокуратуру с соответствующим заявлением, которое на сегодняшний день принято…

Фишман: Вот в связи с этой конкретной цитатой?

Знаменский: В том числе, с этой конкретной цитаты. В качестве документов, которые мы хотели бы сегодня представить как опровержение всех этих, я не побоюсь этого слова, оголтелых лживых слов, я бы хотел представить решение суда, на которое ссылается…

Фишман: Давайте мы только сначала напомним в двух словах в чем ситуация состоит. В Лондоне арбитраж принял некоторое решение, к которому имеет отношение Козлов.

Знаменский: Вот его текст полностью.

Фишман: В этом решении фигурирует сообщение о том, что Козлов был убит.

Знаменский: Да. Пункт 52 конкретно.

Писпанен: Причем, еще прошлой зимой.

Знаменский: Да, пункт 52. В январе 2011 года в Пермском крае, прошу заметить.

Писпанен: В колонии, где он…

Знаменский: В колонии, где он отбывал, ну, там не говорится в ее сообщении, в том числе и вашему каналу, в интервью вашему каналу не говорится о том, что в колонии, просто «в Пермском крае» сказано. И если мы читаем дословно, я могу прочитать по-английский, но не буду занимать время. Поэтому я просто хочу вам представить эти все документы, хочу представить ссылки, выдержки приложений к этой статье, на которую ссылается Романова. Пожалуйста. Если там хоть слово об убийстве Козлова…

Фишман: Так что, там его нет? Там упоминается Козлов?

Знаменский: Да.

Фишман: Как?

Знаменский: Не этот Козлов.

Писпанен: Какой?

Знаменский: Там упоминается Козлов Андрей - первый заместитель председателя Центрального банка, который был убил в Москве в 2006 году. И ссылка идет как раз на документ, подтверждающий это. Это называется «Документ R11». Вот выдержка.

Писпанен: А каким образом он в вашем деле фигурирует?

Знаменский: Это надо, во-первых, спросить у господина Козлова с Романовой. А во-вторых, как я понимаю, это связано с неким банком, у которого была отозвана лицензия, который связан именно с арбитражем в Лондоне и, видимо, в этой связи фигурирует Козлов, который был связан с…

Фишман: Вы утверждаете, что Романова перепутала?

Знаменский: Все-таки, я у вас в гостях, наверное, давайте так это утверждать, хотя конечно всем понятно, что это не просто перепутала.

Фишман: А что именно?

Знаменский: Мне кажется, что на сегодняшний день идет речь о том, что Романова является заложницей своего мужа, может быть, любви к своему мужу, что тоже достойно уважения, с одной стороны.

Писпанен: Я не хочу говорить об отношениях Романовой и Козлова. Я хочу понять, на самом деле, что там-то все-таки написано?

Знаменский: Вы мне позволите ответить на этот вопрос или нет? И ровно поэтому она вынуждена, защищая своего мужа и идя на поводу у него, преподносить всю эту информацию. Потому что по своей сути сегодня мы говорим о простом уголовном преступлении, которое пытаются прикрыть вот этой всей пиар-компанией, очернением моего клиента. У них другого варианта нет. А как им бороться в этой ситуации, если они натворили, он конкретно натворил эти все свои дела?

Писпанен: А почему его выпустили тогда?

Знаменский: Вы знаете, на сегодняшний день его хоть и выпустили, но суд-то продолжается.

Фишман: Суд продолжается, это правда.

Писпанен: Но у нас просто так же тоже не выпускают.

Фишман: Суд продолжается, а с другой стороны, действительно, это был беспрецедентный случай, что он вышел на свободу и дело пересматривается. Это беспрецедентная вещь. Но у меня вопрос такой. Почему вы в таком случае, если вы так действительно блюдете интересы, клиент ваш блюдет собственные интересы, почему ни разу он не обратился с таким же заявлением, не опротестовал, не судится по поводу того, что Романова и Козлов говорят, а именно, что Слуцкер, я прошу прощения, их «заказал» и они сидят из-за рейдерского захвата, что не устают повторять? По этому поводу всегда было молчание. То есть, оно было прервано сейчас в связи с вот этим с новым заявлением Романовой.

Знаменский: Суть нашего заявления, которое подано в рамках осуществления моих полномочий в качестве представителя господина Слуцкера заключается в том, что мы обратились с заявлением о привлечении к ответственности по факту клеветы, связанной с обвинением в тяжком преступлении, в том числе по тем фактам, о которых вы говорите. Там достаточно широкий список, там достаточно много обращений в средствах массовой информации.

Фишман: То есть, получается, что терпение, что ли лопнуло? Я просто хочу понять логику, которой вы действовали.

Знаменский: Вы знаете, я хочу сказать, что мы…На сегодняшний день, это связано с тем, что раньше не было вот таких огульных обвинений, такой огульной лжи.

Писпанен: Ну, как, Ольга Романова постоянно с Козловым говорили, кто именно их заказал, кто посадил…

Знаменский: Я не могу здесь с вами согласиться, раньше, а сейчас это приобрело уже такой…Более того, раньше как-то это все, последние 2-3 года у нас налицо такая ситуация, что люди имеют какие-то колоссальные возможности для того, чтобы в средствах массовой информации, где-то еще…

Писпанен: А это плохо?

Знаменский: Извините меня, пожалуйста, если вы не ведущая радио- или телевизионного канала, то мне кажется, что вы так просто не можете попасть в прайм-тайм в программу «Время».

Писпанен: У нас очень просто приходят. А в программу «Время», конечно, нет..

Знаменский: А вот для этого нужен очень серьезный ресурс финансовый или административный. И, по-моему, это не похоже на чету Козловых, в том числе, и других оппонентов, которые обливают грязью моего клиента.

Писпанен: А чета Козлова ходит на программу «Время»?

Знаменский: Возникает, знаете какой вопрос, вот вам не интересно, откуда у них такие возможности? Вам не интересно?

Писпанен: Попасть в программу «Время»?

Знаменский: Попасть в программу «Время», попасть во все средства, центральные средства массовой…

Писпанен: Ольга Романова - известная журналистка, вы знаете об этом?

Знаменский: Вот возникает вопрос, откуда у них такие возможности? У них нет таких возможностей.

Фишман: Мы очень внимательно следим за этим делом. Понятен, например, механизм, как все это дело стало таким громким - потому что Романова билась, билась и добилась результата. Для нас это было совершенно очевидно.

Писпанен: А почему сам Слуцкер не хочет говорить? Почему он не отвечает?

Знаменский: Наверное, этот вопрос надо задать Слуцкеру.

Писпанен: Но это ваш клиент. Вы не знаете, вы не общались по этому поводу?

Знаменский: Я, к сожалению, на этот вопрос… К сожалению, наверное, это надо ему задавать. Я не могу ответить на этот вопрос.

Писпанен: А вот еще в нашем же эфире, не так давно здесь сидел Алексей Козлов и сделал еще одно заявление о том, что бывший сенатор Слуцкер причастен к убийству генерала Игоря Трофимова, который когда-то курировал службу безопасности этого сенатора.

Знаменский: Вы знаете, удивительно, что у нас, по словам господина Козлова, Слуцкер не причастен к убийству Ленина. Это очень удивительно.

Фишман: У вас это есть в том, что вы опротестовываете? Этот эпизод имеется или нет?

Знаменский: Я точно сейчас не могу сказать, я сейчас не помню просто. По-моему, нет. Но, мы же не можем реагировать на каждый этот выпад, который связан исключительно с тем, что человек защищается, чтобы его не наказывали по закону.

Писпанен: Тем не менее, реагируете

Знаменский: Мы реагируем. Но мы не можем на каждый реагировать или не хотим.

Фишман: Я хотел бы прояснить, что речь идет об уголовном преступлении. Суть предмета заявления в прокуратуру, что прокуратура возбудила уголовное дело по факту клеветы. Я только хочу напомнить, что эту часть УПК Дмитрий Медведев предложил отменить, это, кажется, было весной, потому что очень странно сажать человека в тюрьму за слова, за клевету, и это обращение стало предметом большой дискуссии. Сейчас депутаты, видимо, уже следующего созыва, должны этот пункт в Уголовном кодексе отменить.

Знаменский: У нас сама по себе просто клевета, которая является первым пунктом этой статьи, это да, хорошо. Но клевета, совмещенная с обвинением лица в совершении тяжкого преступления, мне кажется, это…

Фишман: Должна в Кодексе остаться, вы считаете?

Знаменский: На мой взгляд, я не стал бы сейчас делать свои правовые заключения по этому вопросу, но я говорю о том, что на сегодняшний день эта статья есть, на сегодняшний день мы обратились в Генпрокуратуру, на сегодняшний день в 34-м управлении Генпрокуратуры наше заявление рассматривается. Мы будем надеяться, что адекватная оценка всем действиям и словам, которые были даны, что она будет дана.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.