Адвокат семьи Ивана Агафонова о том, кто давит на суд и боятся ли власти гнева националистов

Здесь и сейчас
14 февраля 2012
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Татьяна Арно

Комментарии

Скрыть
Спортсмена Расула Мирзаева не отпустили под залог. Сегодня Мосгорсуд отменил решение Замоскворецкого суда и оставил спортсмена под стражей. С Оксаной Михалкиной, адвокатом семьи Ивана Агафонова, мы поговорили о том, что послужило причиной такой быстрой реакции на вчерашнее решение.

Арно: Скажите, можно ли считать, что решение Мосгорсуда по данному вопросу обусловлено не только юридическими предпосылками, я имею в виду кассацию прокуратуры, но и другими причинами как то страх беспорядков, ну и так далее?

Лобков: Тем более, что митинги впереди.

Михалкина: Разрешите, я немножечко выскажусь по поводу мнения адвоката Расула Мирзаева. Опять происходит некое лукавство. Дело в том, что до настоящего времени, извинения семья Агафоновых в надлежащем виде от Расула Мирзаева не получила. И наша позиция как раз и заключается в том, что раскаяния нет. И в случае, если он окажется сейчас на свободе, нет никакой гарантии в том, что, оказавшись в аналогичной ситуации, он не повторит свои действия и это не повлечет новых трупов. То есть, он очень несдержанный человек в этом плане. И никакой материальной компенсации семья Агафоновых также со стороны Расула Мирзаева не получала. А что касается…

Лобков: А у вас была дискуссия по этому поводу в зале суда? Потому что вот, видите, по телефону адвокат другой стороны одно, вы говорите совершенно противоположное. Это же документально подтверждается?

Михалкина: Вопрос этот уже выяснялся. Дело в том, что было предложение со стороны Мирзаева частично возместить имущественный ущерб, была даже сумма названа определенная, но дело в том, что данная сумма передавалась под условием. То есть, это не было возмещением причиненного потерпевшим ущерба, а деньги передавались под условием согласия семьи Агафоновых на особый порядок судопроизводства, которое и предполагает рассмотрение данного дела в отсутствии самих потерпевших, в отсутствии исследования доказательств, без вызова свидетелей, экспертов и так далее.

Лобков: Вот, что касается экспертов. Статья была переквалифицирована именно на основании судебно-медицинской экспертизы…

Михалкина: Третьей судебно-медицинской экспертизы.

Лобков: Вначале была статья 105-я, как я понимаю?

Михалкина: Нет. Вначале была статья, как бы 15 августа, то есть когда Иван был жив, было возбуждено дело по первой части 111-й - это тяжкие телесные повреждения…

Лобков: Это очень большой может быть срок, вплоть до…

Михалкина: Там до 10 лет.

Лобков: До 10 лет лишения свободы. Сейчас это «по неосторожности»?

Михалкина: После смерти Ивана Агафонова была переквалификация на 4 часть статьи 111-й - до 15 лет лишения свободы. Шесть месяцев почти Расул Мирзаев находился под следствием именно по части 4 статьи 111-й. И только получив заключение судебно-медицинской экспертизы, которая проводилась в военно-медицинской академии города Санкт-Петербурга, была переквалификации действий Расула Мирзаева со статьи «особо тяжкой» на «малозначительное преступление» часть 1 статьи 109-й, санкции которой - до 2-х лет лишения свободы. Это произошло в последний день предварительного расследования.

Лобков: Вообще поражает своей оперативностью реакция Мосгорсуда. Вот буквально вчера на пороге был освобожден Мирзаев и немедленная совершенно реакция прокурора, немедленная реакция Мосгорсуда. Если бы все наше правосудие работало так оперативно, это была бы самая оперативная судебная процессуальная машина в мире.

Михалкина: Да. Потому что мне уже в начале одиннадцатого поступила информация из суда Замоскворецкого районного суда о том, что поступило представление прокурора, уже как бы в половину одиннадцатого я имела полный текст этого кассационного представления прокурора. В одиннадцать часов я уже направила отзыв со стороны потерпевших о том, что мы с теми доводами, которые изложил прокурор, согласны в полном объеме, но в связи с тем, что потерпевшие все работают и у меня есть определенная занятость, мы не имеем возможности лично принять участия в судебном заседании и просим рассмотреть дело в наше отсутствие. То есть нас не было на этом процессе и о его результате я узнала только через средства массовой информации.

Лобков: Вот как раз эта оперативность может говорить о том, что причины-то, может быть, даже не в чисто юридических вещах, а в том, что, действительно, кто-то очень сильно давит со стороны Руслана Мирзаева, чтобы его отпустили под подписку о невыезде. С другой стороны, власти не хотят этого делать, опасаясь какого-то резонанса в обществе.

Михалкина: Я уже говорила о том, что, когда мы посмотрели материалы дела, нас очень смущало, почему третья экспертиза и почему Питер. Когда посмотрели материалы дела в полном объеме, мы увидели, что расследование по этому делу было окончено фактически еще в начале октября и дело было отправлено в прокуратуру города Москвы для соответствующей проверки. То есть, как правило, это делается, перед предъявлением обвинения в окончательной редакции. После этого дело возвращается обратно в Следственный комитет с письменными указаниями провести дополнительные следственные действия. Какие - не расшифровываются. Но по факту, единственным следственным действием, которое было проведено после возвращения дела обратно следователю, - это было назначение судебно-медицинской экспертизы. И поручение получить заключение данной экспертизы было направлено в город Санкт-Петербург.

Лобков: Очень загадочное дело.

Михалкина: Чрезвычайно. Я спрашивала следователя: «А почему вы не отправили дело для производства экспертизы в город Махачкалу?». Тогда у нас получилась бы ситуация с точностью наоборот, что как бы Расул Мирзаев, он бы был у нас потерпевший по настоящему делу. Ответа не получила.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.